Формула Бога

Душ Сантуш Жозе Родригеш

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Формула Бога (Душ Сантуш) Предуведомление

Все приведенные в этой книге научные данные достоверны.Все упомянутые научные теории пользуются поддержкой физиков и математиков.

Пролог

Мужчина чиркнул спичкой о коробок и поднес язычок голубовато-пурпурного пламени к сигарете. Прикурив, глубоко затянулся и выпустил облачко сизого дыма, которое, медленно поднимаясь, причудливо меняло форму. Окинув улицу взглядом голубых глаз, скрытых за стеклами темных очков, незнакомец отметил про себя умиротворяющее спокойствие, царившее в этом чарующем своей красотой уголке.

Светило ласковое солнце. Из глубины подернутых свежей зеленью ухоженных садов на улицу выглядывали аккуратные деревянные особнячки. Листва нежно трепетала под едва уловимым дыханием утреннего ветра; теплый воздух, пронизанный душистыми ароматами цветущей глицинии, полнился мелодией, сотканной из деловитого стрекота прячущихся в газонной траве цикад и убаюкивающего жужжания одинокой колибри. Время от времени в гармонию звуков природы врывался задорный смех и веселые выкрики белокурого мальчугана, который вприпрыжку носился по соседнему проулку, запуская ярко раскрашенного воздушного змея.

Весна в Принстоне.

Откуда-то издалека вдруг донесся неясный шум, привлекший внимание мужчины в темных очках. Вытянув шею, он устремил глаза в дальний конец улицы. Из-за поворота на нее влетели на большой скорости три полицейских мотоцикла, за которыми следовала вереница автомобилей. По мере приближения кортежа тарахтение мотоциклетных двигателей усиливалось, перерастая в оглушительный рев. Мужчина вынул сигарету изо рта и загасил ее в стоявшей на подоконнике пепельнице.

— Они на подъезде, — бросил он, повернув голову в глубь комнаты.

— Включаем запись? — спросил другой, ставя указательный палец на клавишу катушечного магнитофона.

— Да, так будет лучше.

Кавалькада автомобилей со скрипом покрышек остановилась на противоположной стороне улицы у двухэтажного белого дома в стиле неогрек с портиком на фасаде. Полицейские в форме и в штатском оперативно распределились, взяв под контроль прилегающую территорию. Крепко сложенный молодец, очевидно телохранитель, распахнул дверцу черного «кадиллака», замершего точно напротив входа в дом. Из лимузина вышел пожилой мужчина с сединой на висках и затылке и начинавшейся ото лба лысиной и поправил на себе строгий темный костюм.

— Вижу Бен-Гуриона, — прокомментировал от окна в доме напротив мужчина в солнцезащитных очках.

— А что наш друг? Еще не «нарисовался»? — по интересовался возившийся с магнитофоном напарник, сожалея, что не может подойти к окну и собственными глазами лицезреть происходящее.

Мужчина в очках перевел взгляд с «кадиллака» на дом. В дверях как раз появилась хорошо знакомая фигура пожилого сутуловатого человека с зачесанной назад серебристой шевелюрой и пышными пепельными усами. С улыбкой на лице он спускался по лестнице навстречу гостю.

— А вот и он, тут как тут!

Из динамиков магнитофона зазвучали голоса хозяина и его гостя.

— Шалом, господин премьер-министр.

— Шалом, профессор.

— Добро пожаловать в мою скромную обитель. Мне очень приятно принимать у себя знаменитого Давида Бен-Гуриона.

Государственный муж рассмеялся.

— Вы, должно быть, шутите. Это мне чрезвычайно приятно. Не каждый день попадаешь в гости к великому Альберту Эйнштейну.

Мужчина в темных очках посмотрел на напарника.

— Ты записываешь?

Второй глянул на колеблющиеся стрелки индикаторов аппаратуры.

— Да. Не беспокойся.

У дома напротив, расположившись на фоне живого ковра из зеленой листвы и лиловых цветов глицинии, вьющейся по внешней стороне веранды, Эйнштейн и Бен-Гурион во всполохах ярких блицев позировали перед объективами фоторепортеров. Весенний день радовал чудесной погодой, и ученый предложил своему гостю провести беседу под открытым небом, указав туда, где на еще влажной от росы траве стояли деревянные садовые кресла. Фотокорреспонденты и операторы кинохроники запечатлели, как Эйнштейн и Бен-Гурион усаживались, и продолжали снимать, чтобы не упустить какой-нибудь важный момент. Через несколько минут один из сотрудников охраны, раздвинув в стороны руки, приблизился к представителям прессы и попросил их удалиться. Оставшись в саду одни, премьер-министр и ученый, наслаждаясь теплом ласкового солнца, приступили к неспешной беседе.

Звукозаписывающая аппаратура в доме напротив работала исправно, фиксируя на пленке каждое слово собеседников.

— Надеюсь, ваш визит протекает успешно, господин премьер-министр?

— Да, мне удалось заручиться поддержкой и получить значительные финансовые пожертвования, слава Богу. Следующий пункт в маршруте этой поездки Филадельфия, где, по моим ожиданиям, мы получим дополнительные средства. Но, вы же понимаете, денег никогда не бывает достаточно. Наше молодое государство окружено врагами и нуждается в любой помощи, какую ему могут предоставить.

— Израиль существует всего три года, господин премьер-министр. И это естественно, что страна испытывает трудности.

— Но чтобы их преодолеть, профессор, нужны деньги. На одном энтузиазме далеко не уедешь.

Трое парней в темных костюмах, ворвавшись в дом напротив, обеими руками держали пистолеты, нацеленные на двух застигнутых врасплох субъектов.

— Freeze! [1] — прорычал один из вооруженных людей. — Мы из ФБР! Не двигаться! Руки вверх и без резких движений!

Человек в солнцезащитных очках и его помощник подняли руки, не выказывая никакого беспокойства. Фэбээровцы, с пистолетами наизготовку, приблизились к ним.

— Лечь на пол!

— А вот это уже лишнее, — спокойно возразил человек в очках.

— Я кому говорю: на пол, лицом вниз! — рявкнул фэбээровец.

— Успокойтесь, ребята, — стоял на своем человек в очках. — Мы из ЦРУ.

Фэбээровец нахмурил брови.

— И можете это доказать?

— Могу. Если мне позволят вынуть из кармана удостоверение.

— Вынимайте. Но без резких движений.

Мужчина в темных очках медленно опустил правую руку и извлек из кармана пиджака «корочку», которую и предъявил агенту ФБР. Документ с круглой эмблемой Центрального разведывательного управления удостоверял, что человека в темных очках звали Фрэнком Беллами и что он являлся оперативным сотрудником первого класса. Фэбээровец жестом приказал своим коллегам опустить оружие и обвел взглядом помещение.

— И чем же здесь занимается УСС [2] ?

— УСС больше нет, придурок. Теперь мы называемся ЦРУ.

— Окей. И чем здесь занимается ЦРУ?

— Вас это не касается.

Фэбээровец вперился глазами в звукозаписывающую аппаратуру.

— Вот как! Поставили на прослушку нашего гениального ученого?

— Вас это не касается.

— Закон запрещает слежку за американскими гражданами. Или вам это неизвестно?

— Премьер-министр Израиля не является гражданином Соединенных Штатов.

Полученный ответ поверг фэбээровца в задумчивость. Обмозговав слова парня из конкурирующей организации, он пришел к выводу, что у того хорошая «отмазка».

— Мы уже несколько лет бьемся, чтобы послушать, о чем говорит наш друг в узком кругу, — сказал он, глядя через окно на Эйнштейна. — По нашим данным, он и Элен Дюкас, эта его, так сказать, секретарша, сливают секретную информацию Советам. Но Гувер не дает нам санкции на установку микрофонов. Боится последствий, если наше светило вдруг обнаружит, что его слушают. А вам, — фэбээровец почесал затылок, — по-видимому, удалось это все обтяпать.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.