Новая жизнь 3. Возвышение

Чтец Алексей Владимирович

Серия: Аннстис [3]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Новая жизнь 3. Возвышение (Чтец Алексей)

Пролог

Говорят, что за секунды до смерти перед глазами проносится вся жизнь… Что ж, могу сказать, отчасти это правда. По крайней мере, лежа на газоне рядом с проезжей частью, мне только и оставалось, что вспоминать… Боли уже практически не осталось, костлявая почему-то не торопилась на приватную встречу со мной, и ничем лучшим, чем воспоминаниями о своей утекающей жизни, я не мог заполнить эту нелепую паузу…

Детство… Первый садик, где мне приоткрылся интереснейший мир знаний, накопленных нашими предками. Это были сказки и истории, которые пробудили любовь к литературе и помогли стать первым, кто научился читать по слогам. Школа… Эту пору вспоминаю с особенной теплотой и благодарностью, здесь я в полной мере осознал весь потенциал современной науки. С превеликим удовольствием окунулся в математику, как самый актуальный и востребованный в повседневной жизни предмет, узнал много нового об окружающем мире из уроков физики, а из биологии – и о себе самом. Было действительно интересно, меня не приходилось постоянно подталкивать или заставлять что-то учить, в отличие от остальных, я просто, как губка, впитывал все, что пытались передать молодому поколению старшие. С пятого класса уже начал ездить на олимпиады и практически всегда брал только призовые места.

Без ложной скромности скажу, в учебе мне постоянно сопутствовал успех, и преподаватели пророчили прекрасное и перспективное будущее. Передо мной распахнулись двери всех вузов, но я выбрал медицинский, он больше других отвечал моим интересам, в центре которых был человеческий организм. В этой области было уже столько исследовано, столько открыто… И вместе с тем еще больше оставалось непознанным. Я понимал, что придется по-настоящему поднапрячь мозги, хотя и тут мне повезло. Редко кому в первый же день сентября выпадает удача встретить настоящего друга – а я познакомился с Пашкой. Мы с ним попали в одну группу и шли, что называется, «ноздря в ноздрю», помогали друг другу, дополняли. Где мне приходилось трудно – положение спасал Павел, где он готов был опустить руки – на помощь приходил я. Этакий симбиоз, взаимовыгодное сотрудничество двух совершенно разных людей, и, как результат, мы оба – лучшие в группе.

В качестве практики знакомые Пашки устроили нас двоих в научно-исследовательский институт, где мы больше лоботрясничали, чем приобщались к науке, впрочем, как и большинство студентов на первой практике. Ни к чему серьезному нас тогда не допускали, а потому мы сами придумывали себе занятия или просто игрались с приборами, имеющимися в лаборатории.

Самым интересным моментом подобного «знакомства с матчастью» стал прибор, который позволял увидеть энергетическое поле человека, так называемую ауру. Как вы могли догадаться, первым объектом исследований стали мы сами. Пашка виделся ярким и разноцветным, как калейдоскоп, я же чуть более темным и равномерным, что ли, без резких перепадов, в отличие от него.

Цвета довольно значительно менялись в зависимости от того, где мы стояли, что говорили, а когда я подколол своего друга и он долго тер нос, чтобы убрать несуществующую грязь, цвет ауры медленно начал смещаться к красному оттенку по мере того, как до Павла доходила бесполезность его усилий. Дальше мы уже разглядывали всех подряд в надежде ухватить тот самый миг изменения цветовой гаммы. Дошли аж до вахтера Петровича, нашего неусыпного охранника и бывшего военнослужащего. Он как раз встречал своего сослуживца Виктора, похоже, отличившегося в какой-то горячей точке, что подтверждали три медали, приколотые к форме.

С этого самого человека и началось наше первое самостоятельное «исследование» энергетического поля человека. Должно быть, это смотрелось забавно. Еще бы, два молодых недоросля таскаются с непонятным прибором и разглядывают всех и вся. Но тогда это не казалось нам чем-то глупым или наивным, нам было просто интересно, а причиной послужила резкая смена цвета ауры ниже голени того самого Виктора – там цвет становился почти черным, каким-то рваным, дымчатым. Как потом выяснилось, Виктору миной оторвало ногу до колена, и теперь передвигаться он мог только с помощью протеза. Поделившись с ним нашим наблюдением, мы терпеливо выслушали несколько военных баек, пару случаев из жизни и несколько жалоб, что отсутствующая нога временами дает о себе знать надоедливой ноющей болью, которую еще называют фантомной.

За неделю до конца практики, когда уже были написаны отчеты и заполнены дневники, случилось то, что стало вехой в нашей с Пашкой дальнейшей жизни. Это было связано с уже порядком надоевшим нам прибором. С помощью его мы случайно обнаружили, что аура человека взаимодействует с разной аппаратурой, если более подробно, то незначительно влияет на показания приборов. Не бог весть какое открытие, ведь давным-давно всем известно, что одни и те же показания разные люди снимают с небольшими различиями, как говорят: сколько измерений, столько и значений. Мы же дали этому явлению околонаучное объяснение.

Никто из нас и подумать тогда не мог, что через пару лет этот эффект станет темой нашей с Павлом дипломной работы. Сама эта дерзкая своей новизной идея родилась, когда мы в кафе случайно встретились с тем самым ветераном Виктором и рассказали о когда-то сделанном открытии. Я тогда еще пошутил, что вполне можно заставить его ауру двигать протез. Это высказывание перешло в Пашкино доказательство возможности изготовления чувствительного к ауре механизма, который бы выполнял те же функции, что и родная нога. Мысль так захватила нас троих, что Виктор (может быть, в шутку, а может быть, и на полном серьезе) согласился в случае чего стать нашим первым и главным подопытным.

Тем временем мы защитили диплом на тему протезирования утраченных конечностей. И можно сказать, то, как была обыграна сама идея и способ ее реализации, впечатлило не только дипломную комиссию. Через месяц с нами связался некий бизнесмен из Австралии и предложил более чем солидный грант на исследования и лабораторию своей дочерней компании в качестве научной базы. Думаю, всем понятно, что от таких предложений невероятно трудно отказаться, да и зарплата… Скажу так: уже с третьей я смог позволить себе купить новый автомобиль, правда, отечественной марки, но даже это неплохой показатель. Быстро была собрана команда из пятнадцати человек, в которую вошли я, Павел, Виктор, как первый, кто согласился принять участие в тестовой группе, еще двое докторов – хирург и психиатр, несколько инженеров и программистов, которые должны были нам помогать и обеспечивать аппаратную часть.

Могу похвастаться, уже через два года мы смогли показать первые результаты. Виктору была проведена операция, в ходе которой ему срастили ногу со сконструированным нами протезом. Место соединения мышечной массы, кожи и металла выполнили с помощью специального пористого материала, благодаря структуре которого плоть как бы врастала в материал, образуя единое целое. Дальше установили привод и чувствительный элемент, и вот он, наш первый успех, прорыв в области протезирования – Виктор мог по своему желанию сгибать и разгибать коленный сустав, механический коленный сустав!

После демонстрации наших достижений штат работников вырос в пять раз и мы переехали в новую лабораторию, теперь построенную специально для нас. Идеи сыпались как из рога изобилия, мы работали по десять – пятнадцать часов в день, что называется, ели и спали на рабочем месте. И такой энтузиазм дал нешуточный результат: уже через полгода мы анонсировали протез человеческой ноги, полностью повторяющий функциональность своего живого аналога. Вот тогда-то к нам и пришла известность – журналисты просто завалили наше отделение просьбами об интервью и предложениями о публикации статей.

Но, к сожалению, не все было так гладко, как хотелось. Перед нами встала проблема уменьшения веса протеза. Ее решили, оснастив его сверхъемкими аккумуляторами и легким материалом корпуса, но тут же второй проблемой стала надежность. Мы подсчитали, что за день активной жизни на ноги человека приходится до 50 000 микроударов, как следствие, первая поломка у тестового образца случилась уже через три месяца. И только к концу пятого года работы мы добились своей цели, Виктор стал первым человеком с полностью механической ногой. В подготовленном нами ролике он ходил по спортзалу, бежал три километра на беговой дорожке, прыгал на скакалке, приседал. Возможности протеза не уступали здоровой ноге, надежность зашкаливала: шесть месяцев на вибростенде, чем не доказательство?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.