Око настоящего возрождения. Как научиться влиять на людей. Древняя практика тибетских лам

Левин Петр

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Око настоящего возрождения. Как научиться влиять на людей. Древняя практика тибетских лам (Левин Петр)

Вступление

Мой тибетский опыт дает практические плоды

Многим, если не всем в жизни я обязан моим тибетским учителям. Мне еще не было и тридцати, когда в начале девяностых я оказался в Китае, а затем и в Тибете, в затерянном в горах монастыре, куда вела «дорога мертвых». Там произошло мое второе рождение. Там началась моя новая жизнь, наполненная энергией, силой, здоровьем и вечной молодостью. Об этом я рассказал в своей первой книге «Око настоящего возрождения».

Я вернулся с новыми знаниями и навыками, оказавшимися очень полезными для достижения успеха и при нашем обычном образе жизни, так непохожем на образ жизни тибетских лам.

Законы мироздания, которые я постигал в Тибете, универсальны: они действуют везде и всегда. Невозможно проиграть, если следуешь высшим истинам — и неважно, где ты при этом живешь, в Китае, в Америке или в России.

Но снова и снова какая-то сила вела меня в Тибет. Видимо, согласно Высшим замыслам, я должен был стать тем проводником, кто время от времени припадает к сокровенному источнику древних знаний, чтобы, вернувшись к своей обычной жизни, нести их соотечественникам — всем, кто искренне хочет познать тайны истинной Силы, нескончаемой энергии, вечной молодости и разумного управления своей жизнью.

Ближе к концу девяностых я оказался в Тибете второй раз — теперь чтобы узнать тайны благосостояния и богатства. Тому путешествию посвящена моя вторая книга. Тогда мне пришлось серьезно переосмыслить свои жизненные ценности и те способы, какими я пытался создать достаток для себя и своей семьи. Тибетские ламы в очередной раз открыли мне глаза на то, как на самом деле устроен мир, и как важно научиться вписываться в его законы, чтобы всевозможные блага начали входить в нашу жизнь практически сами собой.

Кто живет, тот должен идти — кто остановился, тот упадет

И снова я убедился в действенности полученных знаний на практике. В короткие сроки с нуля я сумел сколотить крепкий бизнес. Дела шли хорошо. Моя фирма процветала и разрасталась. В семье все тоже было благополучно. Подрастал уже второй ребенок.

Но тогда я еще лишь начинал постигать истину: раз встав на путь, нельзя останавливаться. Кто живет, тот должен идти. Кто остановился, тот упал.

Я по-прежнему практиковал все упражнения, освоенные в Тибете. Они давали силы, помогали выходить из трудных ситуаций и всегда поддерживали в тонусе и разум, и тело.

И все же в определенный момент это стало походить на пробуксовывание на месте. Все в моей жизни было ровно и стабильно. Я и не заметил, как стабильность превратилась в застой, не сразу понял, что таким образом жизнь требует от меня дальнейшего движения. Я выполнил задачу и остановился на этом, не замечая, что слишком долго «почиваю на лаврах». Тогда как новые задачи уже назрели. И, как это обычно бывает в таких случаях, заявили они о себе появлением в моей жизни неожиданных проблем.

Первой эти проблемы почувствовала моя жена. Однажды после какой-то мелкой размолвки (у кого их не бывает), она заявила, что я очень изменился. Что я уже не тот, с кем она познакомилась когда-то. Что я стал другим.

Сначала я хотел просто отмахнуться от этих слов. Ведь так сделал бы каждый, кто считается уверенным в себе человеком, не так ли? Мол, у меня все в порядке, и нечего выдумывать всякие глупости.

Но потом я рассудил, что уверенность в себе — это, конечно, хорошо, но даже самому уверенному в себе человеку неплохо бы иногда чуть-чуть засомневаться: а прав ли я? Потому что без этих сомнений ты просто остановишься в своем развитии.

И из живого человека превратишься в забронзовевший на пьедестале монумент.

Монументом мне быть не хотелось — я слишком ценил жизнь, и потому хотел быть живым, пусть ошибающимся и сомневающимся — но развивающимся, текучим, существующим в унисон с живыми энергиями вселенной.

Поэтому я оглянулся по сторонам — и увидел, в общем-то, плачевную картину. Нет, внешне все было прекрасно, многим на зависть. Бизнес, деньги, благополучная семья…

Что же меня смутило?

Я увидел вокруг себя пустыню. У меня было огромное количество знакомых, и переизбыток общения — правда, в основном связанного с работой. Бесконечные телефонные звонки, встречи, переговоры… И при всем этом я вдруг понял, что давно уже не вижу глаз и лиц людей.

Передо мной проходило множество человеческих фигур, с которыми я вступал в то или иное взаимодействие. Но это не было общением в полном смысле слова. Это было именно какое-то формальное взаимодействие. Суррогат общения. Как будто общался я не с людьми, а с куклами, роботами, функциями.

А главное — я сам из живого человека превращался в какую-то бездушную функцию. В глубине души подспудно зрела какая-то неудовлетворенность, на которую я до поры до времени просто не хотел обращать внимания.

Я был слишком поглощен работой. Все мои интересы замыкались только на мое дело — и неудивительно, ведь это мое детище, в которое я вложил слишком много времени, сил и энергии.

Но когда я понял, что предаю что-то важное в себе, стало ясно: надо остановиться. Надо вновь возвращаться к самому себе.

Кризис

Оказалось, у меня давно уже не было настоящих друзей. Старые друзья куда-то исчезли, а новые не появились. Появился «круг общения». Но общение в этом кругу сводилось к череде ритуалов и «штампов». Не было подлинного интереса людей друг к другу. Не было понимания — и даже желания понимать. Душа пряталась за имиджем. И общались между собой будто бы не люди, а имиджи.

Даже взаимоотношения в собственной семье становились все более формальными. Я почти не видел детей. Они еще спали, когда я уходил на работу, и уже спали, когда возвращался. Уже несколько лет у меня не было ни отпусков, ни выходных.

Так что же на самом деле главное в моей жизни?

Пришла пора всерьез задуматься об этом.

Безусловно, работа наложила на меня какую-то печать. Кажется, психологи называют это деформацией личности. Пришлось признаться в этом самому себе: да, я стал похож на робота, который живет только своей работой. Я давно забыл о том, что такое симпатия между людьми, что такое искренние отношения. Даже эмоциональные реакции превратились в набор штампов.

И тут у меня словно открылись глаза. Я увидел, что недовольна не только моя жена — недоволен и коллектив моей фирмы. Люди не хотели быть винтиками, машинами, функциями системы. Они хотели человечного отношения и взаимопонимания. А его не было.

В фирму пришло много молодых сотрудников. Я сам считал себя молодым — но вдруг выяснилось, что подросло уже следующее поколение, которое оказалось для меня абсолютно непонятным. Те, кто постарше, напротив, казались мне слишком понятными, не способными преподнести сюрпризов — но оказалось, я не знал ни тех, ни других. И даже со сверстниками я не находил общего языка — просто потому, что за своей работой не замечал и не хотел интересоваться ими и их жизнью.

Я пригласил в фирму психологов, которые обещали наладить нормальный морально-психологический климат в коллективе. Они усердно взялись за работу: провели серию тестов с каждым сотрудником, затем целую череду семинаров и тренингов. Кончилось это тем, что на моем столе лежало подробное «досье» на сотрудников. Теперь я знал всю «подноготную» каждого. Что нисколько не прояснило для меня ситуацию: я не понимал, для чего мне эти знания и по-прежнему не представлял, как грамотно строить отношения.

Тренинги тоже не улучшили ситуацию — более того, в коллективе начались раздоры, потому что неблагополучие, не осознаваемое раньше, вдруг стало явным и осознанным. Последовала череда увольнений. Оставшиеся работали спустя рукава.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.