Такси

Pritekel Kim

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Такси ( Pritekel Kim)

Дождь лил как из ведра, превратив улицы Нью-Йорка в непроглядный и сырой мрак. Ненавижу подобные ночи. Они всегда двуличны. Либо время бежит безоглядно, либо чертовски медленно. И вряд ли есть безумцы, мечтающие оказаться в подобный ливень на улице. Сегодня как раз была такая ночь, когда время никуда не спешит. Я вожу такси вот уже пять лет, и научилась использовать плохую погоду для своей выгоды. Ведь днем я писатель, и самое лучшее написала благодаря поездкам по ночному городу в поисках клиентов. Но сегодня ночью, боюсь, муза была не со мной. Я находилась в состоянии какого-то ступора. Ненавижу подобные состояния.

Медленно свернув на Пятую, где грязная вода, текущая вдоль тротуара, хлестнула из-под колес по окнам машины, я сбавила скорость, чтобы разглядеть улицу. Это был богатый район, но здесь обитали жители, вряд ли желающие выбраться наружу в такую погоду. От разочарования я чуть не пропустила, когда кто-то появился на краю тротуара. Я сбросила скорость, чтобы не обдать человека водой. Все-таки это был бы не лучший способ приобрести клиента.

Задняя дверь открылась, зажегся свет, тускло освещая машину, и мой пассажир залез внутрь, скользя мокрой одеждой по виниловой обивке заднего сиденья, принеся с собой жуткий холод и свист ветра. Да, такси у меня было одно из тех больших старых автомобилей с широким кузовом и яркой желтой расцветкой. Заднее сиденье очень широкое и пахнет так же, как сиденья в школьном автобусе.

Повернувшись назад, я спросила у пассажира:

— Куда?

— Просто вперед, — ответили мне низким бархатистым голосом. Я не смогла разглядеть ее лица. Она смотрела в окно, на струи дождя, стекающие по нему, ее лицо было скрыто длинными темными волосами, которые свисали вокруг него мокрыми прядями.

— Хорошо, счетчик тикает, – ответила я ей.

— Не вопрос, – согласилась она.

Я посмотрела на нее в зеркало заднего вида. Она оглянулась на здание, из которого вышла. Ритц-Карлтон. Ничего себе! Я явно получу хорошие чаевые.

— Может, все таки хотите поехать в какое-то определенное место? – спросила я, медленно ведя по улице машину и готовая повернуть в любой момент. Наконец, она посмотрела на меня. Дыхание перехватило, когда я встретилась с ней взглядом через зеркало. Она была красива, с утонченными линиями лица и самыми невероятными синими глазами, какие я когда-либо видела. Даже в темноте машины был виден их яркий цвет. Но, что поразило меня больше всего – это неимоверная грусть в ее взгляде. Она выглядела такой потерянной.

— Куда-нибудь, где тихо. Где мало машин.

Я повернула руль налево, делая поворот на углу Тори, и поехала по самому короткому пути, который вел в довольно отдаленный и пустынный район.

Мы ехали в тишине. Эта женщина полностью завладела моими мыслями. Мне было любопытно узнать, кто она, почему такая печальная. Но дружелюбное отношение к пассажирам не давало мне права выходить за рамки приличия, поэтому я никогда не задавала им лишних вопросов и, тем более, не лезла в душу. Вдруг ее голос прервал мои размышления.

— Как тебя зовут? – прозвучал вопрос.

Мы опять встретились взглядами. Именно в этот момент машина проехала под уличными фонарями, ярко осветившими салон и ее лицо. Хотя она все еще была печальна, в ее глазах появился интерес. Она недоуменно приподняла бровь, когда не услышала ответа.

— Это вопрос, который не следовало задавать? – и тень улыбки появилась на ее лице. Я улыбнулась в ответ:

— Ник.

— Наверное, сокращенно от Николь?

— Ну да.

Мы проехали под очередными фонарями, осветившими салон машины, и снова ее глаза изучали меня.

— У тебя самые красивые глаза, какие я когда-либо видела, – сказала я и тут же замолчала. Не могу поверить в то, что только что сделала. Услышав ее довольный смешок, я стала упорно смотреть на дорогу, слишком смущенная, чтобы встретиться с ней взглядом.

— Могу сказать то же самое о тебе, Ник. Это редкость - увидеть такой невероятный оттенок зеленого. – Я почувствовала, как заливаюсь румянцем. Но, так или иначе, мне все-таки удалось выдавить из себя смущенную улыбку.

— Спасибо.

Какое-то время мы обе молчали, а дождь продолжал размывать пейзаж за окнами. Казалось, что ливень начал потихоньку слабеть. Посмотрев на небо, я заметила, что луна показалась из-за облаков.

— Тебе нравится дождь? – неожиданно для самой себя задала я вопрос.

— Да. Это так красиво. Очень эротично, – затаив дыхание, я посмотрела на ее отражение в зеркале и увидела, что она смотрит на луну.

— Мне нравится луна. В ней столько мистики, – продолжила она загадочным голосом. – Говорят, что в полнолуние люди совершают странные вещи.

Я увидела в ее взгляде жгучее желание, которое отражало мое собственное. Нервно заерзав на сидении, я почувствовала, что между ног стало влажно.

— Ты когда-нибудь делала что-то необычное в полнолуние, Ник? – ее голос стал глухим.

— Нет,— мой ответ был больше похож на хриплый стон. Она улыбнулась.

— Но хотела бы? — она наклонилась вперед. Ее пальцы, все еще холодные из-за дождя, прикоснулись к моей шее, убирая с плеч длинные светлые волосы, я боялась вдохнуть.

— Ну, как? – ее теплое дыхание обожгло мое ухо. Дрожь током пронзила мое тело, низ живота отозвался тупой болью, сладко пульсируя.

— Да, – выдохнула и почувствовала ее дыхание на своей коже. Она перебралась на переднее сиденье и уселась рядом. Я направила машину к обочине, но она остановила меня.

— Нет. Продолжаем ехать, – мурлыкнула она. Я посмотрела на нее, пытаясь понять, что она задумала. Проведя пальцем вниз по моему лицу, она приблизилась так близко, что я почувствовала ее запах. Я задрожала, когда ее язык заскользил по моему подбородку, остановился у уха и начал ласкать мочку. У меня сбилось дыхание, сердце застучало как бешеное.

— Сними это, – прошептала она, тяня за расстегнутую рубашку, которая была на мне поверх майки. Не отвлекаясь от залитой дождем дороги, я сдернула с себя лишнее.

— Очень хорошо, – ее пальцы прошлись по моим твердым соскам. Я не ношу лифчика. – Ты очень красива, Ник, – прошептала она, гладя щеку и спускаясь ниже к шее.

Мы оказались у светофора, который призывно горел красным цветом, я резко ударила по тормозам. Женщина с трудом удержалась в кресле, ее рука уперлась в бардачок.

— Прости, я не заметила.

Она улыбнулась и повернулась ко мне. Взяв меня за подбородок, нежно притянула меня к себе. Легко прикоснулась губами, затем еще раз, но сильнее, ее язык исследовал меня, настойчиво проникая, исследуя. Я с удовольствием подчинилась. Когда ее рука нашла одну из моих грудей, я не удержалась и громко застонала. Мы с трудом оторвались друг от друга.

— Поехали дальше, – с трудом прошептала она. Я нажала на газ и машина тронулась прямо по улице.

Она продолжила целовать и ласкать мою шею, ее рука была уже под майкой, стремительно приближаясь к груди. Застонав, я старалась не закрывать глаза от острых ощущений. Ее пальцы легко ласкали мои соски, сжимали, пощипывали. Каждое прикосновение отзывалось внизу живота. Никогда еще я не была так возбуждена. Она подняла мне футболку и стала целовать грудь.

— О, Боже,— застонав, я чуть не врезалась в столб. Она игриво засмеялась.

— Не убей нас, Ник, — я ничего не ответила, потому что ее рука, которая только что была на моей груди, начала спускаться вниз, пока не достигла молнии на джинсах. Мои бедра инстинктивно приподнялись, чтобы встретиться с ее пальцами, которые слепо пытались нащупать застежку. Не выдержав, я опустила свою руку вниз и резко расстегнула замок. Схватив ее ладонь, я устроила ее у себя между ног.

— Ммм. Так горячо. Так мокро, – мурлыкала она, пока прокладывала влажную дорожку от груди до пупка. Я чувствовала, что ее пальцы обнаружили, насколько я была возбуждена. Нежно лаская, она осторожно приоткрыла меня, чтобы затем войти указательным пальцем, который легко заскользил в мягкой теплоте.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.