Гость из будущего

Костин Василий Николаевич

Жанр: Научная фантастика  Фантастика    1969 год   Автор: Костин Василий Николаевич   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Василий Костин

Гость из будущего

К вечеру неожиданно заныло сердце. Болезнь опять напомнила о себе в самое неподходящее время. Ведь именно сегодня он решил провести этот последний эксперимент. Профессор засунул руку под рубашку и слегка помассировал грудь, ощущая под ладонью легкие, но частые удары невидимых молоточков. Он долго сидел в кресле, пока, наконец, сердце не унялось. Подумал: «Не горячись, спокойнее… Надо сейчас встать и пройтись…»

В лаборатории было тихо. Краснослободский слышал, как шарканье подошв по бетонному полу слабым шелестом отзывалось из дальнего угла огромного зала. Он скользнул взглядом по тускло блестевшей в полумраке громоздкой установке, протянувшейся через всю лабораторию, и тяжело вздохнул. На изучение, волновавшей его проблемы ушли многие годы, а результат? Скоро ему шестьдесят, сдает здоровье, силы уходят. Пора, наверное, прекратить опыты и обобщить то, что уже успел сделать, хотя совершенно ясно, что экспериментирование надо продолжать в еще больших масштабах. Годы, годы…

Профессор сжал пальцами виски. Опять перебрал весь ход своих рассуждений. Казалось, в его гипотезе все было логично, закономерно, но…. Ему представилось, что он похож на человека, который в одиночку, с помощью лопаты, пытается воздвигнуть плотину, но могучая река ни на секунду не прекращает своего неудержимого бега. Пожалуй, на этом надо поставить точку. Но в следующую секунду он вновь подумал о годах труда, об огромных средствах, о том, что откажись он от экспериментов — и на многие годы эта дорога будет закрыта для других, может быть, более удачливых исследователей. Вспомнил академика Абрамова и его выступление на ученом совете. «Ни один физик, — говорил тот, — не имел возможности обнаружить волновое строение времени. Вы априорно, искусственно навязываете нам свое представление об этом…»

Чего уж там навязывать, если порой он не мог убедить в правильности своих посылок даже студентов. Как горячились те двое, что подошли в перерыве между лекциями: «Как же можно сжать и удлинить время, ведь это же не кусок резины!» Он терпеливо объяснял, что время имеет волновую структуру и что по расчетам эти колебания можно сократить или сжать. Так что в будущем представится возможность путешествовать во времени. Мы и сейчас совершаем путешествие во времени — путешествие в свое будущее, непрерывно, со скоростью двадцать четыре часа в сутки. Но ведь скорость можно увеличить или, наоборот, сбросить и даже сделать отрицательной.

«Жаль, что я не сумел убедить этих парней, — подумал профессор. — Кажется, они всерьез верят слухам о том, что я собираюсь построить машину времени. На нынешней стадии развития науки ни один серьезный ученый не станет заниматься такой задачей. Моя цель — получить более глубокие сведения о природе времени, вывести некоторые закономерности управления им… Нет, жизнь не кончена. А значит надо работать. Только работой можно продвинуть хоть немного свое дело. Пусть ворчат и возражают скептики, пусть они считают меня старым глупцом, выживающим из ума, пусть. Все-таки моя гипотеза логична… Этот эксперимент сегодня я буду вести на уровнях энергий, считавшихся до сих пор предельными. Эксперимент рискованный, но за тем барьером, который мы боялись переходить раньше, может быть, есть что-то обнадеживающее. Конечно, этот опыт может быть и последним, но его нужно провести…»

Профессор подошел к окну. Совсем близко сумрачно темнел лес. Края облаков, плывущих вдали над городом, были уже чуть озарены городскими огнями. Пора!

Краснослободский подошел к панели и нажал кнопку. Мощные лампы вспыхнули под потолком и залили ярким светом зал. Автоматически включились механизмы, и на большие окна набежали сверху темные шторы.

— Hу вот и все! — сказал он вслух. Запахнул полы белого халата и медленно пошел к пульту управления.

Он открыл крышку, оглядел черные пластмассовые рукоятки, кнопки, тумблеры… Короткий щелчок.

Огромная силовая установка, размещенная в глубоком, как шахта, колодце, привычно загудела, пол под ногами слегка завибрировал. Через минуту приборы показали, что установка вышла на рабочий режим. Краснослободский сел и включил записывающее устройство. Мозг работал четко, нервное напряжение первых минут как-то само собой исчезло.

Пальцы уверенно пробежали по клавишам настройки, подбирая нужную программу. Секундомер на панели отсчитывал время.

Первый режим… Бегло просмотрел записи. Ничего нового.

Второй режим…

Третий…

И опять ничего обнадеживающего.

Максимум! Он до упора повернул рукоятку подачи энергии. Стрелка указателя плавно приблизилась к красной черте. Медленно перешла ее… И вдруг стрелки многочисленных приборов на пульте управления разом задергались, будто от порыва сильного ветра. Что-то всколыхнуло воздух. Этот поток упруго толкнул Краснослободского, и он, еще не отпустив рукоятку подачи энергии, инстинктивно перевел ее назад. Показания приборов снова вошли в норму.

«Тут что-то есть!» — взволнованно подумал он и ощутил, как радость толкнулась в сердце. Но разум подсказал, что обольщаться рано. Он не верил в случайности, но приборы отметили хоть и ничтожно малое, но все-таки реальное ускорение бега времени. Вот и запись подтверждает это. Но по приборам выходило, что где-то близко существовал источник небывало сильных помех. Профессор знал, что его лаборатория проблем времени была единственной в стране. «Что бы это могло быть?» — подумал он. Появилось неодолимое желание испытать недавнее чувство упругости еще раз. «Мальчишество! — попытался он убедить себя. — Зачем рисковать?» Но пальцы его уже лежали на рукоятке. Одно движение — и стрелка вновь поползла к красной черте. Медленно перешла ее, и тут повторилось то, что произошло не сколько секунд назад. Стрелки приборов так же стремительно качнулись, снова всколыхнулся воздух. Профессор сжался, ожидая удара, но рукоятку не возвратил назад. Наоборот — перевел ее до упора. И в этот миг лаборатория осветилась странным фосфоресцирующим светом. Потом из установки брызнули стопы искр, будто что-то лопнуло в ней. На секунду профессор почувствовал какое-то необыкновенное ощущение, похожее, как он потом рассказывал, на состояние невесомости. В следующее мгновение здание дрогнуло и погрузилось в темноту…

Когда он открыл глаза, то словно в тумане увидел склонившегося над ним человека с суровым лицом. На голове незнакомца был глухой кожаный шлем. В помещении стоял рассеянный свет. И тут профессор заметил, что рубашка у него расстегнута, а незнакомец прижимает к его груди какую-то плоскую коробочку. Пальцы другой руки человека лежали на запястье Краснослободского, видимо прощупывая пульс.

— Как вы себя чувствуете? — спросил незнакомец, увидев, что профессор открыл глаза.

В голосе его Краснослободскому почудилась тревога и почему-то досада. Говорил он по-русски очень правильно и металлически четко.

— Спасибо, кажется, у меня все в порядке, — ответил профессор и с трудом поднялся с пола.

Незнакомец участливо помог ему встать и сесть в кресло. И снова спросил.

— У вас и раньше болело сердце?

— К сожалению, — кивнул физик и всмотрелся в незнакомца. Он был высок ростом, широкоплеч. Взгляд умный, проницательный. На нем был плотно облегающий тело металлизированный костюм с проводами, торчащими из нагрудных карманов.

— Почему вы очутились на моем пути именно в эту минуту? — спросил пришелец. — Поистине нелепый случай! Вероятность моего столкновения с вами была не больше, чем единица из миллиона.

«Либо это сон, либо этот человек шарлатан, — недоуменно подумал профессор, — и как он проник сюда?..»

Незнакомец будто прочитал мысли Краснослободского. Улыбнувшись, сказал:

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.