Девушка с ароматом ночи

Эштон Броди

Серия: Нижний мир [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Девушка с ароматом ночи (Эштон Броди)

В книгах это называется Преисподней. Или даже Адом. Но я знаю, что это ни то, ни другое. На самом деле это называется Нижний мир, и это не место для мертвых. Это место для бессмертных — тех, кто открыл секрет вечной жизни. Это место для Потерянных — людей, готовых отказаться от всего ради вечной жизни. Это мир, зажатый между этим и потусторонним, между Поверхностью и Адом. Я это знаю, потому что сама была Потерянной. И отдала бы что угодно, чтобы этого избежать.

ПРОЛОГ

Две недели назад

Я представляла себе его лицо — лицо мальчика с растрепанными темными волосами и карими глазами, когда Подпитка внезапно закончилась.

Сначала я не поняла, что произошло. Я не знала, где я и почему вокруг так темно. Знала только, что боль внутри и чувство полного внутреннего истощения утихли, все онемело. Может быть, я больше не существовала.

— Конец, — прошептал Коул мне на ухо.

Я хотела ответить, но язык не слушался.

— Никки, попробуй открыть глаза.

Вот почему было так темно. Глаза закрыты. Не знаю, как долго я держала их закрытыми. Я никак не могла расслабить мышцы вокруг глаз, и мне не сразу удалось приоткрыть их.

Когда получилось, глаза пронзила боль, будто холодный ветер дунул в открытую рану. За сотню лет они забыли, как вырабатывать слезы.

Вокруг все еще было темно, но пока я пыталась открыть глаза, то темное, что связывало нас с Коулом, начало сходить, будто масляная пленка отставала от кожи.

Я могла видеть.

Я осмотрела свою руку, от плеча до локтя и немного ниже, где ее было не видно за спиной Коула. Кожа была такой бледной. Почти голубой. На мне была черная майка без рукавов. Я попыталась вспомнить, когда надела ее, но ничего не вышло.

— Никки. Попытайся встать.

Я покачала головой, удивляясь, что вообще могу шевелиться. Тени, темные и текучие, так долго и крепко сжимали нас. Голова Коула лежала рядом с моей, подбородок был прижат к моему плечу, светлые волосы касались моей щеки.

— Не торопись.

— М-м-м, — сказала я. На большее я была не способна.

Начав с простых движений, я сгибала пальцы на руках и ногах, с трудом разрабатывая онемевшие мышцы. Коул делал то же самое. Я чувствовала на спине прикосновения его пальцев, восстанавливающих кровообращение.

Я разрабатывала колени, ноги, локти, пытаясь потихоньку отделиться от Коула. Но когда я попробовала оторвать от него свою ногу, кожу резко обожгло. Мы будто были пришиты друг к другу, а я пыталась разорвать швы.

Я вскрикнула от боли и снова притянула его к себе.

Он не сопротивлялся.

— Я знаю, что будет трудно, Ник. Мы просто не будем спешить, хорошо?

Я кивнула, и он держал меня несколько долгих минут, пока я снова не попыталась отделиться. На этот раз он потер то место, где кожу саднило, и я вдруг вспомнила женщину, которая, оторвав пластырь от моей коленки, потерла ее, чтобы облегчить боль.

Но когда я попыталась сосредоточиться на этом воспоминании, оно ускользнуло, и я снова осталась в темноте.

Я содрогнулась и потянулась к Коулу, но на этот раз он схватил меня за запястья, нежно и крепко.

— Ник, мне жаль. Тени говорят, что Подпитка окончена. Я знаю, это звучит ужасно, но нам придется с этим смириться.

Я не сразу поверила ему. Без его объятий мое тело казалось пустым и слабым, как будто мы были одним существом, разделенным надвое. Хотя это и не было разделением. Он забрал все, что делало меня мной. И я могла снова стать собой лишь рядом с ним. Мне казалось, что мое тело больше не сможет существовать само по себе. Я перестала быть цельной.

Несмотря на охватившую меня дрожь, я села. Свесив ноги с края каменной ниши, я осмотрелась кругом. Мы были в огромной пещере, в стенах которой виднелось множество ниш, подобных нашей. Все они были пусты.

Я вспомнила, что мы последними начали Подпитку, поэтому теперь мы остались одни. Ступени, высеченные в скале, вели к нишам над нами. Внизу вздымалось и колыхалось, будто озеро в бурю, море черной грязи.

Множество теней. Сотни. Может быть, тысячи.

— Они тоже расходятся, — сказал Коул позади меня. Так и должно было быть. Тени окутывали нас целое столетие, неподвижные, передавая мою энергию Коулу.

Коул.

Я повернула голову так, чтобы видеть его краем глаза в глубине ниши. За последние сто лет его голос был единственным, что я слышала. Я знала только одно имя. Он пытался открыть глаза, разжимая пальцами веки.

— Эта часть всегда была сложной, — сказал он.

Я снова отвернулась и посмотрела в темноту внизу. У меня было смутное ощущение, что я забыла что-то важное. Чем больше я старалась понять, что это, тем сильнее билось мое сердце. Надо было вспомнить, иначе оно взорвалось бы.

И тут меня осенило. Открыв глаза, я забыла лицо. Его лицо. Вот что это было.

Я снова закрыла глаза, и он вернулся. Спутанные волосы спадают на лоб. Большие карие глаза, которые найдут меня в любой толпе. Руки, которые могут повести меня куда угодно.

Я не могла вспомнить имя, связанное с этим лицом. Я забыла его много лет назад.

— Ник?

Теперь Коул сидел позади меня. Он наконец сбросил с себя саван глубокого сна.

— Ник, посмотри на меня, — в его голосе слышалась странная настойчивость. Я повернула голову, чтобы посмотреть на него, и была поражена тем, насколько привлекательным он остался. Я сто лет держала его в объятиях, но не видела его лица. Его светлые волосы и темные глаза — глаза, которые теперь смотрели на меня с удивлением. Его взгляд блуждал по моему лицу, моему телу. — Как ты это сделала?

— Что сделала? — Мой голос звучал странно. Я не обратила внимания на его слова, потому что думала о том, как снова соединиться с ним. Снова стать целой. Я начала придвигаться к нему, но он положил руки мне на плечи и внимательно посмотрел на меня.

— Ты… ты все та же Никки. Ты выжила. — Он взял мое лицо в ладони и осторожно поворачивал его влево и вправо, будто не мог поверить своим глазам. — Я нашел тебя.

— О чем ты?

Он покачал головой, странно улыбаясь.

— Я о том, что искал тебя — такую, как ты — тысячи лет. — Он запрокинул голову и уставился в потолок пещеры, будто благодарил его за что-то. Затем сжал мои руки так, что стало больно. — Ты даже не представляешь, что это значит. Этого никогда не случалось. Никогда. Ник, тебе не придется идти в Тоннели. Ты можешь остаться со мной. Жить вечно.

Он спрыгнул с уступа и теперь стоял на земле, тени расступились под его ногами.

Он протянул мне руку.

— Пойдем со мной, Ник.

Я посмотрела на его руку, потом перевела взгляд на лицо.

— Куда?

— Подальше отсюда. — Он широким жестом обвел огромную пещеру. — Ты можешь жить вечно, как я, и тебе не придется идти в Тоннели.

Лицо его на мгновение помрачнело. Похоже, даже бессмертные боятся Тоннелей.

Я хотела протянуть ему руку, но задумалась и вдруг вспомнила то лицо. То, с карими глазами. Юношу, что держал меня за руку. Почему-то я была уверена, что если пойду с Коулом, то никогда больше не увижу этого лица. Тот юноша не был бессмертным.

Он был простым человеком, и он был на Поверхности. Где я его оставила. Я была уверена в этом так же, как в том, что дышу воздухом.

— Нет, — сказала я. Я отшатнулась от него и застыла поодаль. В глубине души я знала, что уже сделала выбор. — Я иду домой.

После этих слов тени под ногами Коула пришли в неистовство.

— Постойте, — сказал Коул, постепенно осознавая смысл моих слов. — Постойте! Она не понимает, что говорит!

Но тени не слушались. Одна из них взвилась вихрем и, приняв форму кинжала, устремилась к моему плечу. Как будто раскаленное железо пронзило мое тело. Я закричала, и меня обступили остальные тени. Они схватили меня, и я понеслась в черном вихре, слыша, как далеко позади голос Коула выкрикивает мое имя.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.