Банановая ловушка

Кузнецова Наталия Александровна

Серия: Ромка и Лешка [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Банановая ловушка (Кузнецова Наталия)

Глава 1

Неожиданное поручение

В тот майский день у Лешки оказалось меньше уроков, чем у Ромки, и из школы домой она вернулась одна, а настроение у нее было ну просто-таки замечательным. Улыбка всю дорогу не сходила с ее лица, и причин тому было великое множество. Несмотря на жутко трудную контрошу по геометрии, Лешка с ней справилась только так и «пятерку» в году себе уже обеспечила, а еще ее похвалили на истории, а потом отменили физику, а в небе светило солнышко, и мир вокруг был прекрасен, как никогда.

Лешка швырнула на диван цветной рюкзачок с учебниками и тетрадками. Совсем скоро, через каких-то две недели, она о них и не вспомнит. Станет свободным человеком, будет делать что захочет и просыпаться когда вздумается. Не жизнь, а сказка. И так будет три месяца, а это целая вечность!

А еще Лешка радовалась тому, что завтра суббота, то есть впереди два выходных, можно сказать, микроканикулы. Еще в среду она наметила, как проведет эти дни. Прямо с утра поедет к Венечке и посмотрит, каким стал его Дожик. Неделя для щенка дога — огромный срок. Венечка через каждые семь дней делает на дверном косяке зарубки и демонстрирует, как он вырос. Потом они отправятся в парк Горького на аттракционы: Лешка собиралась попасть туда еще с осени, да все что-то мешало.

Когда человек счастлив, ему хочется, чтобы все разделяли его радость. Но Ромка был в школе, родители на работе, и в доме оставались только Лешкина кавказская овчарка Дик да Ромкин любимец — волнистый попугайчик по прозвищу Попка. Попка веселился всегда. Он порхал по клетке и щебетал: «Пусик мой, Пусенька, Попочка, Ромочка», грассируя на французский манер.

Посвистев попугаю, отчего тот защебетал еще громче, Лешка присела на корточки, подозвала к себе огромного пса, обняла его за лохматую шею и зашептала в ухо:

— Дик, маленький мой, скоро лето, из Англии вернется Артем, и ты не будешь с утра до ночи сидеть тут взаперти, а сможешь гулять себе сколько влезет. Потому что мы будем жить у Артема на даче, как и в прошлом году. Правда, здоровски? Ты рад, мой хороший?

Пес, ошалев от столь исключительного к себе внимания, не замедлил ответить взаимностью. Он лизнул хозяйку в нос, щеку, разохотился и свалил ее с ног. Что поделать, хорошим воспитанием Дик никогда не отличался. Лешка кое-как отбилась от самой же спровоцированных собачьих нежностей.

— Дик, хватит, хорошего понемножку. Сейчас гулять пойдем, потерпи, пожалуйста.

Поднявшись с пола, она прошла на кухню и достала из холодильника жестяную баночку с газировкой. Ужасно хотелось пить, а банка была ледяной и тут же запотела в руках. Ромка всегда все пил прямо из холодильника, и ничего, а Лешка этого делать не могла: стоило хоть разок глотнуть чего-нибудь холодного, тотчас жди, что заболит горло.

Лешка оставила банку на столе, куда из окна падал лучик теплого майского солнышка. Пока она погуляет с Диком, вода успеет согреться. Или, может, попить прямо сейчас? Ведь, как говорит Ромка, ежели чего нельзя, но очень хочется, то можно.

Ее сложные размышления прервал телефонный звонок, и в трубке раздался приятный голос:

— Оленька, здравствуй. Очень рад тебя слышать.

— Александр Федорович, это вы? — удивилась Лешка. — Я тоже рада. А Рома еще в школе.

Александр Федорович Савицкий был племянником соседки Артема по даче Маргариты Павловны. То была пожилая, но современная и мудрая женщина, и Ромка с Лешкой не просто ее уважали, а, несмотря на возраст, считали своей близкой подругой. Сейчас со своим мужем Жан-Жаком Маргарита Павловна жила во Франции. По-дружески брат с сестрой относились и к Александру Федоровичу и между собой так его и называли: племянник. И вот они зачем-то ему понадобились.

— Скажи, пожалуйста, у вас не найдется немного свободного времени? — озабоченно спросил Александр Федорович.

— Что-то случилось? — встревожилась Лешка. — С Маргаритой Павловной?

Но племянник ее успокоил:

— У тети все хорошо. Скоро она сама все расскажет о своей парижской жизни. Они с Жан-Жаком заказали билеты и уже через несколько дней прилетят в Москву. А жить собираются на даче в Медовке. Потянуло тетку к родным пенатам. Вот потому-то я и звоню. Хотел попросить вас с Ромой… — Александр Федорович вдруг замялся и смолк.

— Мы сделаем все, что вы хотите, — не замедлила вставить Лешка. — Скажите, что от нас требуется.

— Я хотел спросить, — снова робко начал племянник, — не могли бы вы помочь мне навести на даче порядок? Я бы тебя не потревожил, но, честно говоря, просто не знаю, к кому обратиться. Жена у меня переводчик, работает и по выходным, я же там с осени не был, представляю, сколько за зиму накопилось пыли да грязи. Впрочем, что это я! Сейчас развелось полно фирм, предоставляющих подобного рода услуги, найму кого-нибудь, вот и все.

Вконец засмущавшись, Александр Федорович стал было прощаться, но Лешка с энтузиазмом воскликнула:

— И не думайте даже! Я с удовольствием вам помогу! Но, знаете, только без Ромки. Ему уроки надо учить, у него куча «хвостов», а впереди еще экзамены. Это у меня скоро каникулы, ведь я младше. А вот Венечке тоже нечего делать, и лучше позвать его. Мы с ним с любой уборкой справимся. Погодите, сейчас я выясню, сможет ли он с нами поехать, и тут же вам перезвоню, хорошо? Честное слово, мне очень хочется вам помочь.

И Лешка рьяно взялась за дело.

Она позвонила Венечке, затем попросила племянника поговорить с ее мамой и с Венечкиными родителями и на всякий случай отпросить их с ночевкой, и когда переговоры закончились полным согласием всех сторон, радостно подпрыгнула. Разве можно сравнить поездку в Медовку — так назывался дачный поселок — с обычным катанием на американских горках? И тут же машинально, в несколько глотков опустошила холодную банку. Ледяная жидкость мигом обожгла горло. «Что я делаю!» — опомнилась Лешка, но сожалеть о содеянном было уже поздно. Да и к чему думать о всяких там неприятностях? Не зима же, в конце концов, не заболеет.

Однако следовало уйти из дома до того, как Ромка вернется из школы, и замести следы сборов. К тому времени, когда брат поймет, что она исчезла надолго, уже вернутся с работы родители, и тогда, как бы он ни просил, его уже никто никуда не отпустит. Сам виноват. Учился бы хорошо, и тоже мог бы радоваться жизни.

Лешка достала большую спортивную сумку и стала торопливо складывать в нее вещи. Кроме теплых свитеров и любимой пижамки с далматинцами, зубной щетки и пасты, она взяла с собой специальные салфетки, отчищающие любую грязь, и разные моющие средства.

Надев куртку потеплее, Лешка вывела во двор пса. А через некоторое время вдали показался знакомый серебристый «Мерседес». Помахав Александру Федоровичу рукой, она отвела собаку домой, схватила вещи, и через минуту они уже катили по направлению к проспекту Мира. Племянник отлично знал, где живет их лучший друг Венечка.

Венечка вышел из подъезда с объемистой, набитой всякой всячиной сумкой. На поясе у него висел новенький мобильник — подарок родителей ко дню рождения. И тут Лешка вспомнила, что ее телефон остался в другой куртке, той, в которой она пришла из школы. «Ну и ладно, — тут же подумала она. — Хватит и двух телефонов — Венечкиного и племянника».

А Венечка уселся рядом с Лешкой на заднее сиденье, привычным жестом поправил очки, сдвинул назад свою неизменную бейсболку и пожаловался:

— Жаль, Дожика нельзя взять. Он еще маленький, пользы от него никакой, только лишняя уборка. А растет как! Не по дням, а по часам. Может, зайдете, полюбуетесь?

— Давай как-нибудь в другой раз, — вежливо отказался Александр Федорович.

Тогда Венечка взахлеб стал рассказывать, какой у него замечательный щенок, самый породистый из всех немецких догов на свете, сын знаменитого Банга, победителя многих европейских выставок. Как Дожик, смешно спотыкаясь, бегает по полу, как ест шесть раз в день, и уже не из маленькой мисочки, а из большой, и, несмотря на это, умудрился сгрызть еще и телефонный справочник, и новые мамины туфли…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.