И аз воздам

Чернова Ирина Владимировна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
И аз воздам (Чернова Ирина)

Проснулась я от непередаваемых ощущений внизу живота и закрутилась под одеялом, раздираемая по Задорнову двумя желаниями: пойти в туалет сразу или до утра потерпеть? Поскольку вечером я выпила красного французского, то организм настоятельно требовал своего. Пришлось подниматься в полной темноте и наощупь искать выключатель. Да где же он, черт подери? Ладно, обойдусь, свою квартиру я знаю, как облупленную, дойду и без света… Сделав шаг в сторону двери из спальни, я со всей силы врезалась в стену, которая от удара почему-то завибрировала, как будто была картонная, и сверху посыпалась мелкая труха. Ч-черт, откуда здесь взялась стена? Со стороны окна, занавешенного плотными портьерами, раздался стук и кто-то хрипло выругался. Это что еще за фокусы?

Ощупав ладонями то, что должно было находиться на месте дверного проема, я ухватила пальцами странную туго натянутую веревку, прошлась по ней вниз и нащупала розетку. Ничего не понимаю…где же дверь?

Вернувшись к кровати, поискала выключатель над головой, щелкнула им и обомлела от увиденной картины. Желтый от старости потолок был покрыт многочисленными пятнами протечек, около окна кусок штукатурки вообще отвалился и в дыре проглядывал реечный скелет. Старые обои местами потемнели от вековой грязи и были неровно заклеены кусками газет, на которых нетвердая рука делала надписи карандашом. Рассохшийся пол вздыбился около батареи и в дыры между досками запросто могла провалиться средних размеров мышь, а окно было наполовину заколочено фанерой. Посреди потолка болтался оборванный провод без патрона, завязанный хитрым узлом. Это теперь мое жилье…я взвыла в голос от жуткой реальности, навалившейся со всех сторон, а в стенку опять заколотили с удвоенной силой.

— Пошла н…й, с…а! — заорала я в ответ и треснула кулаком в то место, где колотились. Стук прекратился, а за стеной заворчали и раздался скрип и треск рассохшегося дерева. В туалет идти все равно надо, но теперь я не усну до утра, буду ворочаться с боку на бок, хвататься за голову и слушать крысиные бои в подвале через рассохшиеся доски пола. Проклятье, чтоб они все сдохли, из-за кого я теперь здесь нахожусь!

…— Извините, вы не подскажете, как отсюда выйти на Фонтанку?

Голос, окликнувший меня во дворе, не вызвал никакого удивления. Дом, в котором я жила, был типично петербургским — проходные дворы-колодцы, боковые арки, выводящие к соседним домам, глубоко упрятанным между улицами и небольшие проходы между ними, через которые знающий человек мог значительно сократить путь к метро. Несмотря на то, что за время перестройки многие входы-выходы были перегорожены внушительными воротами и калитками, кое-какие лазейки все же оставались и по сию пору. Мой двор обладал такой же лазейкой и раньше через него умудрялись даже объезжать пробки на светофорах, когда нерадивые автовладельцы ленились закрывать за собой ворота. Излечились от этой лени все буквально за неделю, обнаруживая по утрам побитые бампера и крылья своих обожаемых иномарок. Ругани и крику было немеряно, кто-то даже видел виновников безобразия — одна и та же драная шестерка с затонированными стеклами не давала себе труда особо вписываться в узкий проезд по утрам. Владельца шестёрки — гастарбайтера-азиата — задержали общими усилиями, а ворота стали закрываться наглухо. Калитки там почему-то не сделали, но слева от ворот существовал странный проход шириной в метр, через который можно было выскочить в соседний двор, а оттуда через калитку проникнуть на столь желанную сердцу многих Фонтанку. Проход этот был абсолютно незаметен со стороны, освещения там, естественно, не было и для попавшего первый раз человека все выглядело таинственно и непостижимо — шла себе толпа на работу, зашла во двор и пропала, а ты стоишь и растерянно озираешься по сторонам в поисках черной дыры, поглотившей десяток человек одновременно.

— Видите вон ту арку? — я махнула рукой в сторону запертых створок.

— Вижу, — улыбнулся парень, — только она без калитки и на замок заперта.

Улыбка у него была удивительно обаятельная и добрая, а в голубых глазах так и искрились смешинки. Среднего для мужчины роста, то есть чуть выше меня на каблуках, одет стандартно — кожаная куртка, джинсы и кроссовки, короткий русый ежик — все это я отметила машинально, окинув парня настороженным взглядом. Главное — не сексуально озабоченный, на грабителя тоже не похож и не гастарбайтер, значит, можно не бояться.

— Слева от арки проход, оттуда попадете в соседний двор, а там в воротах нормальная калитка.

— Прохо-од? — удивился парень. — Я ж там только что стоял и никакого прохода не видел…

— Если за день не заложили, то он еще существует, — я не поленилась дойти до арки и посмотреть — куда ж он денется, родимый, да весь дом на уши встанет, если его заложат! — Вот он, ваш проход, никуда не делся!

— Спасибо вам, а то я тут заблудился… — донеслось сзади, но я махнула рукой, мол, не стоит благодарности, и поспешила домой, тут же забыв о парне.

Моя «девятка», которую уже три дня мурыжил в автосервисе сосед, была еще не готова — как выяснилось, надо было менять шаровые, подтекало масло и что-то случилось с левой фарой — она упорно отказывалась светить, а электрик заболел…словом, навалилась рутина и я опять была без колес. Комп при включении мигнул всеми лампочками и жутко загудел, как будто внутри заработал пылесос, перемежая вой щелчками и скрежетом.

— Вот дрянь какая! — я подавила в себе желание пнуть вредный процессор ногой. Такая фишка уже была и вызванный мастер пояснил, что надо менять вентилятор. Мобильный, который он мне оставил, нахально отвечал, что абонент временно недоступен и предлагал оставить сообщение после сигнала. Оставалось только включить телевизор и пить чай у самовара, как будто я уже вышла на пенсию.

— Лерка, слушай, завтра у Фатеевны именины, — с ходу начала грузить меня Ленка, как только я взяла трубку телефона, — прикупи для стола пару бутылок, ладно? У меня по дороге в садик только круглосуточные, а там, кроме палёнки, ничего нормального нет. Ты же на машине, а заготовок у тебя отродясь не водилось.

— Пока без неё, но куплю по дороге к метро. Что смотреть, коньяк, водку, виски?

— Спятила? Кто нас домой потом потащит? Вино смотри.

— Угм, — согласилась я, — какое?

— Бери две бутылки, красного и белого. Фатеевна торт притащит, вот и посидим душевно. Я огурчики принесу, мамаша намариновала, грибочки, Юлька колбаску, Вера Пална — салатик. Да, может Мишка зайдет, но он не пьет, за рулем, а вот тортики уважает, да и Фатеевне будет приятно. Она тетка с пониманием, не прогонит.

— Да мне-то что, пусть приходит, вам только повод дай встретиться!

Ленка потрещала еще о завтрашнем дне, посплетничала о девицах из соседнего отдела, которые только курят на лестнице да строят глазки проходящим мимо мужикам, пожаловалась на дочку, требующую мобильник и отключилась.

Я погладила белую блузку и села подшивать новые брючки, чтобы приодеться на завтрашние именины.

Посиделки на работе начались ровно в 18–00 и продолжались до тех пор, пока не закончилось вино. Мишка, полноватый блондин, который уже месяца три неровно дышал к Ленке, стоически просидел почти до конца, с удовольствием уплетая торт со взбитыми сливками, а под конец облизал и прозрачную крышку, собирая с нее остатки крема. Ленка на людях только пожимала плечами на его пагубное пристрастие и делала вид, что ничего не замечает и я протянула ему еще один кусок.

— Лер, спасибо, никак оторваться не могу, — Мишка с сожалением посмотрел на оставшийся торт и начал подъедать то, что лежало в моей тарелке.

— Миш, ешь на здоровье, для хорошего человека не жалко!

Было приятно смотреть, как он облизывает ложку, а Ленка втихаря показала ему под столом кулак.

— Лера, давай мы тебя до метро подкинем, — предложила приятельница, оглядываясь на своего кавалера. — Засиделись тут, меня уже Машка заждалась у мамаши, все мозги теперь вынесет, что я ребенка бросила, да еще и выпила…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.