Ошибка предсказателя

Миронов Георгий Ефимович

Серия: Загадки Нострадамуса [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Ошибка предсказателя (Миронов Георгий)

Часть первая

Рубины для олигарха

Глава пятьдесят девятая

Подвиги Геракла

В целом компетентностью полковника Иконникова Осина остался доволен.

«Все-таки умеет Генерал подбирать кадры», – подумал он. И тут же мысленно поправился: «Умел…»

Взяли его за жабры крепко. Никто из бывших соратников и пальцем не пошевелит, узнав, что Генерал «подзалетел» не на коррупции. Может быть, скостили бы срок за организацию заказных убийств, учитывая его прошлые заслуги перед властью. Но тот факт, что провинился-то он как раз перед властью, делал жизненные перспективы Генерала весьма зыбкими. Чтоб не позорить Контору, скорее всего, выделят дело Генерала в отдельное производство. И светит ему пожизненное. Hе рукавички шить, как Холковский, выразивший намерение прийти к власти демократическим путем. За участие в антиконституционном заговоре с целью свержения существующей власти и физического устранения второго и третьего президентов России (а именно это шьют ему, Осинскому, в Следственном комитете при Генпрокуратуре) светит им всем пожизненное. Ну, сам Владимир Михалыч в очередной раз выскользнет, а Генералу париться в позе стервятника до конца жизни. Когда приговоренных к пожизненному заключению выводят из камер, руки прихватывают за спиной так, что они напоминают крылья грифа, садящегося на падаль. То еще зрелище. Лучше уж гнить где-нибудь в казематах Шлиссельбургской крепости – там хоть бесконечных шмонов нет, посадят и забудут. Впрочем, это Осине тоже не улыбалось. Вот почему он, с присущей ему предусмотрительностью, везде соломки подстелил. Для себя. Для Генерала соломы не хватило. Сдать он его не сдаст – просто потому, что мало знает. Ни тайны Нострадамуса, ни шифров, ни кодов не знает. А если и сдаст, то только сеть киллеров и чистильщиков – всех, кто последние месяцы криминальными методами собирал для него красные и розовые рубины.

Сегодня у него были дубли – два набора, каждого из которых было достаточно для попытки перемещения во времени.

Всех, кто работал на него в России, он давно вычеркнул из памяти и никаких попыток помочь, материально поддержать, нанять адвокатов, дать крупную взятку не предпринимал. Его кроты в Следственном комитете замрут и закопаются. Если Патрикеев их не найдет, так могут и переждать трудные времена.

На «соратников» здесь, в Англии, он тоже смотрел как на отработанный уже материал. Похоже, Дарья Погребняк и этот отвязанный спецназовец ГРУ по кличке Князь стоят друг друга. Они так ненавидят своих недавних соратников, а ныне противников, что зубами горло готовы друг другу перегрызть. Тут у него расчет верный.

Ну и к полковнику Иконникову Дарья Погребняк с первой встречи, похоже, симпатии не проявила.

У полковника задача простая: устроить жесткую проверку в Лондоне, провести аналогичную в Эдинбурге – и свободен, как птица. Полетит наш «белый журавль» на родину. Душа вообще перемещается в пространстве и во времени быстрее бренного тела. Миг – и душа полковника будет в Москве. Может, так оно для него и лучше, позора меньше. Там бы его засудили… А так… Что он, Осинский Владимир Михалыч, урожденный Сидоров, зверь какой? Хорошему человеку и смерть легкую…

А полковник Иконников тем временем летел на принадлежащем Осине самолете из Лондона в Эдинбург и думал примерно о том же, но, естественно, – иначе. То есть он понимал, что за совершенные им злодеяния Осина должен быть наказан адекватно. Конечно, «око за око, зуб за зуб» – это не по-христиански. Иначе все ходили бы без глаз и зубов. Понимал, но после того, как почитал в кабинете Егора Патрикеева материалы толстого досье олигарха, пришел к мысли, что вину Осины доказать будет не сложно, а вот подобрать адекватное наказание – может фантазии не хватить. Впрочем, не его это дело. Ему бы вообще пора розы на даче постригать. A он… Не по возрасту занятие подобрал. Не по силам.

Как там у Сократа? Юношам подобает учиться, взрослым – упражняться в добрых делах, старикам – отстраняться от всяких дел и жить по своему усмотрению, без определенных обязанностей.

Чего ему не хватило – мудрости или осторожности, чтобы отстраниться от окружающего его бардака и постригать розы?

Конечно, внучка, внученька тому причина: хотел ей на учебу заработать. Только вот заработок выбрал себе не тот.

И сейчас, на закате жизни, занятие себе выбрал не по возрасту…

А с другой стороны, что есть возраст? И когда он начинается, этот закат? Индивидуально все.

У его любимого философа Мишеля Монтеня есть такой мудрый «Опыт» под названием «О том, что философствовать – это значит учиться умирать». Много там дельных мыслей, хотя название вызывает отторжение. Он-то, Геракл, всегда считал иначе: философствовать – это значит учиться жить.

Ну и до чего он, Геракл, дофилософствовался? Научился жить? Нет… Но помирать как-то рановато… И восьмидесятилетие отметим. В кругу друзей.

После этой командировки в Англию друзей у него стало больше.

Хотя, возможно, прибавилось и врагов.

Взять хотя бы эту омерзительно наглую бабенку – Дарью Погребняк.

Мордашка смазливая, фигура – так вообще прекрасная. А баба – дрянь. В противовес ей бывший товарищ Патрикеева и Милованова по спецназу ГРУ подполковник действующего резерва по прозвищу Бич внешне выглядел как чикагский гангстер: маленькие недобрые глаза, тонкие губы, налитое кровью лицо человека, ожидающего апоплексического удара. Геракл знал от Егора, что цвет лица у Бича сформировался во время плавания в доармейские годы на траулере СРТ-3200 по Баренцовому морю и Атлантике в поисках трески. Но если не знаешь его, легко можно поверить, что подполковник – последователь Джека Потрошителя. А между тем, по словам его друзей, нет, и не было человека более надежного в дружбе и нежного в любви к женщине, чем ветеран спецуры по прозвищу Бич.

Здесь, в Эдинбурге, Геракл включился в его группу.

От аэропорта до замка «сэра Осинского» езды около двух часов.

Бич сразу в аэропорту объяснил: вопросов лишних не задавай, не люблю; что надо – сам скажу. Например, люблю «бьюик», езжу на этой марке во всех странах, благо, что автосервис предлагает любую тачку. Про красную рожу не спрашивай – это не контузия, просто лицо такое. Форму отставного офицера полиции Великобритании ношу, потому что удобно, а законом не запрещено. Короче, если любишь пиво – мы с тобой сработаемся…

– Бэйверли-стейшн – название вокзала, который остался справа от нас, назван в честь героя романа Вальтера Скотта. Читал?

– А то…

– Уважаю. Не смотри на мою внешность, у меня степень магистра философии Сорбонны.

– Тогда точно сработаемся, я обожаю сочетание философии и темного пива.

– Главная улица – Принсес-стрит. С трех раз угадаешь, в честь кого?

Два лихих поворота, и центр города остался за спиной.

– Замок Осины построен миллиардером Джоном Макинтошем. Босс купил его, кажется, за 200 миллионов фунтов. И год перестраивал подземелья. Так что точных чертежей замка и его подземелий у нас нет, не взыщи. Начинать тебе придется на пустом месте. Задачка – начать да кончить. А кончим тогда, когда сумеешь подобрать коды, шифры, ключи к подземельям и сейфам. Моя задача попроще – обеспечение твоей безопасности и техпомощь…

Глава шестидесятая

Чижевский

– Моя задача попроще – обеспечение твоей безопасности и техпомощь. Командировку от Генпрокуратуры я тебе, сам понимаешь, дать не могу…

– Да и не надо, Егор Федорович, ты не беспокойся. Ни материальные, ни организационные аспекты поездки в Африку меня не беспокоят. Кризис кризисом, но я никогда не держал все деньги в одной корзине. Так что, пока волна идет мимо. Вот и наведаюсь в Африку, пока лихорадка на бирже не закончится.

– Принято думать, что в кризисной ситуации босс сидит в конторе и дергает за веревочки.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.