Цветок папортника

Дрейк Селина

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Цветок папортника (Дрейк Селина)

1

Золотистые волосы Линды разметались по плечам, она задыхалась от стремительного бега, но Ралф все-таки настиг ее и теперь держал в железных объятиях, глядя с ненавистью. Этот взгляд страшил ее, а главное, причинял такую нестерпимую боль, что Линда отвернулась.

— Ты же знаешь, я никогда не позволю тебе уйти. Скорее убью тебя, чем допущу, чтобы другой мужчина дотронулся до этой нежной кожи.

— Ралф… — Линда умоляюще смотрела на мужа.

— Запомни, дорогая, ты всегда будешь моей, хочешь ты этого или нет.

— Не сходи с ума! — Линда попыталась высвободиться из его безжалостных рук.

— Похоже, я действительно сошел с ума из-за тебя. — В черных глазах сверкнула беспощадность. — Но тебе должно быть известно: пустые угрозы не в моих правилах. Тебе придется заплатить за все, что ты сделала. Поверь, я сумею заставить тебя пожалеть о том, что родилась. А когда ты будешь уже достаточно наказана… — Красивое лицо с твердым подбородком казалось высеченным из камня. — Ты по-прежнему останешься моей женой, Линда.

— Нет!

Линда рывком села в узкой кровати. Это был сон, всего лишь сон. Она обхватила колени руками, вслушиваясь, как постепенно замедляется, становится нормальным сердцебиение. Ралфа здесь нет, муж не нашел ее — пока.

Сон был настолько ярким, что всколыхнул страхи, которые Линде с трудом удавалось подавлять. Ралф наверняка отыщет меня. Невольно застонав, Линда тряхнула головой, и шелковистые волосы упали на мокрое от слез лицо. Нужно быть сумасшедшей, чтобы сбежать так, как я. Следовало сначала все продумать в деталях, составить план. Никому еще не удавалось безнаказанно насолить Ралфу Бьюмонту, и где уж мне, молодой жене, которая и женой-то была всего полгода. Его власть и влияние огромны — что же может предпринять одинокая беглянка?

Ничего. Линда с трудом поднялась, побродила по маленькой квадратной комнате, затем машинально включила кофеварку, глядя в узкое окно на старую каменную ограду запущенного сада и дальше, на простирающиеся на мили вокруг поля. В комнате, наполненной утренней прохладой, было сумрачно, но за окном синело сулившее прекрасный день небо.

Ралф… Она обхватила голову руками, впервые за несколько недель позволяя себе подумать о муже. Ралф Бьюмонт, американский финансовый магнат, волевой, энергичный, с репутацией человека безжалостного — иногда до крайности… Она закрыла глаза, но мысли бежали все быстрее и быстрее. С ней Ралф был нежным, мягким, любящим, всепонимающим — трудно ожидать подобного от столь высокомерного и самоуверенного человека. Как мы были счастливы, как любили друг друга…

Линда непроизвольно раскачивалась из стороны в сторону, казалось, воспоминания причиняют ей физическую боль.

— Хватит, Линда.

Ее собственный голос прозвучал неожиданно громко в пустой комнате, красивое, с тонами чертами лицо побелело от напряжения. После драки кулаками не машут, все кончено, назад пути нет. Я слишком люблю его, и поэтому выход один — уйти, и ничего с этим не поделаешь.

Позже, когда пришло время отправляться на работу, скучное утро, как часто случается в капризной на погоду Англии, перешло в яркий солнечный день, и свежий осенний воздух наполнил маленькую комнату запахом вересковых низин и полевых цветов. Линда вспомнила дом Ралфа в Лондоне. Дом, в который она больше никогда не войдет.

Она вошла в маленький ресторанчик, все еще думая об этом, но минутой-другой позже лихорадочная суета тесной кухни отогнала грызущую тупую боль, сменившуюся привычной тяжестью в пояснице.

Линда считала, что ей повезло с работой. Она быстро оглядела светлый крохотный зал, который казался набитым битком, если человек семь-восемь имели несчастье проголодаться в одно и то же время. Когда она появилась в провинциальном городке три месяца назад, потрясенная, едва не раздавленная поступком, на который решилась, то не думала о будущем, лишь надеялась через пару недель скрыться от мужа где-нибудь за границей.

Но потом спокойное, медлительное течение жизни тихого городка очаровало ее истерзанную душу, и когда деньги закончились, Линда узнала о вакансии официантки от миссис Хьюстон, заботливой хозяйки небольшого коттеджа, в котором снимала комнату. Ей не хотелось брать ни пенни с того огромного банковского счета, который Ралф открыл на ее имя. Лучшая часть жизни позади, теперь придется рассчитывать лишь на себя.

Предшественница Линды помогала повару и вообще была мастерицей на все руки, но сбежала с заезжим моряком, бросив на произвол судьбы детей и мужа.

— Вертихвостка, какой я и не видывала, — заключила, поморщившись, миссис Хьюстон и неодобрительно покачала седой головой, точно раскормленная голубица.

Что же до хозяина ресторанчика, Остина Гардни, то он встретил Линду с распростертыми объятиями еще до того, как узнал об оконченных ею трех курсах экономического факультета пищевого колледжа.

Так она и осталась в этом заведении. Наливая по-домашнему густой мясной суп в глубокие керамические тарелки, Линда наблюдала, как жизнь плетет свою замысловатую паутину. Эта работа пришлась ей по душе. Когда-то она начинала в ресторане, благодаря чему и познакомилась с Ралфом, теперь такая же работа помогает ей пережить разлуку с мужем. Едва ли Остин мог догадаться, что изнурительный труд нужен Линде куда больше, чем ему ее помощь.

— Тебе нехорошо, Линда, — вывел ее из задумчивости Остин, грубое лицо хозяина выглядело озабоченным. — Может, погода меняется, а, девочка?

— Да нет, я в порядке. Замечталась немного.

Линда виновато улыбнулась, быстро расставила на подносе тарелки и вышла в обеденный зал. Остин был типичным девонширцем: добрым, честным, имел привычку лезть в чужие дела и думал прежде всего о своем бизнесе. Линде эти качества очень импонировали. И владелица коттеджа, в котором жила теперь Линда, и работодатель наверняка удивились внезапному появлению столь яркой красотки в их захолустье, но ни о чем не спрашивали. Впрочем, иногда лиловые круги под ее глазами говорили сами за себя.

Едва Линда поставила две тарелки дымящегося супа и корзиночку со свежеиспеченными булочками перед клиентами — молодым человеком и девушкой, скорее всего молодоженами, — как старинный колокольчик на входной двери известил о новом посетителе. Она обернулась, не догадываясь, что в следующую секунду с превеликим трудом обретенное шаткое душевное равновесие рухнет.

— Привет, дорогая. — Голос прозвучал чересчур спокойно, глаза же мужчины были угрожающе прищурены.

— Ралф…

Она побледнела, в то же время на какое-то мгновение ее пронзила неистовая радость оттого, что муж здесь, но затем, осознав ужас случившегося, Линда чуть не упала в обморок.

Ралф, похоже, был настроен решительно. Не давая ей опомниться, он властно усадил ее на стул и резко сказал:

— Нечего удивляться. Ты же знала, что я найду тебя, это был вопрос времени.

— Ралф… — Линда обнаружила, что ничего, кроме его имени, произнести не может. В голове был вакуум, ни одной связной мысли.

— Ты повторяешься.

Его сверкающие гневом глаза притягивали взгляд Линды, не давая возможности ни потупиться, ни отвернуться. Лицо мужа было надменным и красивым, точно высеченным из камня, совсем как во сне. Сон… Она ухватилась за эту мысль. Ну конечно, это было предупреждением, значит, она предчувствовала встречу с Ралфом. Следует быть начеку.

— Поднимайся!

— Что? — Линда ошеломленно смотрела на мужа.

— Я сказал — поднимайся.

Линду охватил панический страх, но тут она услышала позади себя за столиком, где сидела молодая парочка, какое-то движение, и почти сразу же к ним подошел юноша.

— Послушайте, вы тут не очень-то… — На вид ему никто не дал бы больше двадцати, и напуган он был просто до смерти. — Все в порядке, мисс? — обратился он к Линде, избегая смотреть на свирепого Ралфа. — Может, позвонить в полицию?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.