В поисках счастья

Смит Дорис

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
В поисках счастья (Смит Дорис)

Глава 1

Автобусный туристический маршрут пролегал по самым интересным местам побережья Норфолка. Жадные до впечатлений путешественники с одинаковым интересом разглядывали старую церковь, восстановленную ветряную мельницу, красно-белый маяк, небольшую закусочную.

Несколько лет назад самым счастливым из них удавалось увидеть феноменальное чудо — Джоанну Дайкс. Пятилетняя малышка катила по дороге кукольную коляску, приводя в умиление всех. Туристы окружали ее плотной толпой и спрашивали, заглядывая в коляску:

— Это твоя куколка?

— Нет, это моя сестренка, — серьезно отвечала девчушка.

Взорам любопытствующих открывалась поразительная картина — на подушечке лежал толстый пятнистый котенок.

— Правда, он очень похож на меня? — спрашивала малышка.

Загипнотизированные двумя парами вопрошающих глаз, двумя маленькими ротиками, туристы послушно кивали.

— Бинки — это которая с хвостиком, — важно объясняла девочка.

С тех пор прошло пятнадцать лет. И вот Джоанна вновь оказалась в родных местах. Заехала к родителям на пару дней из колледжа. Воспоминания детства нахлынули как неизбежная океанская волна. Она все еще видела себя крошечной беззаботной девчонкой в белых носочках, бегущей по зеленому лугу, которому нет ни конца, ни края.

Джоанна готовилась к отъезду и укладывала вещи, когда к ней в комнату заглянула мать. Дороти Дайкс предложила дочери помощь, но это походило на шутку. Мать — личность творческая, ее главное занятие в жизни — живопись. Порядок и чистота в доме ее никогда не интересовали.

Джоанна, продолжая паковать сумку, посмотрела на мать и… обмерла. Та свесилась из открытого окна, что-то увлеченно изучая снаружи:

— Один, два, три, четыре, пять, шесть… семь! — Дороти приняла более безопасную позу и с любопытством взглянула на дочь. — Интересно, это к тебе относится? Знаешь, как в детской считалочке: «Семь, семь — спрячь свою тайну за дверь». У тебя есть тайна, дорогая?

Джоанна почувствовала, как по спине словно холодок пробежал.

— Тайна? — Девушка облизнула пересохшие губы.

Три дня дома оказались для нее пыткой: тяжело скрывать от близких свои чувства и замыслы. Но скоро все останется позади — до отъезда в Шотландию всего несколько часов.

— Дорогая?! — Мать с тревогой смотрела на Джоанну. — Ты позеленела! С тобой все в порядке?

Девушка, с трудом взяв себя в руки, попыталась отделаться шуткой:

— Ты бы видела себя в окне — не так бы позеленела!

Мать засмеялась:

— Хочешь познакомиться с любопытным семейством? Я наблюдаю за ними с марта: взрослая пара, а теперь еще целых пять малышей. Нет, ты только посмотри!

Джоанна послушно выглянула из окна: на телевизионной антенне чинно расположились сороки, семь черно-белых птиц.

«Спрячь свою тайну за дверь» — эти слова болью отозвались в сердце девушки. Да, у нее было что скрывать.

— Джо, прости, что-нибудь случилось?

Дороти, умная, проницательная женщина, целиком преданная своему творчеству, обычно руководствовалась принципом невмешательства в чужие дела. Поэтому ответ «нет» принимала безоговорочно.

— Нет, ма. — Джоанна старательно отводила взгляд. — Честное слово.

— Ладно, — задумчиво протянула Дороти, выходя из комнаты. — Поторопись, а то опоздаешь на поезд.

— Не волнуйся, я почти готова.

Собирая вещи, Джоанна остановилась у туалетного столика. Она посмотрела на себя в зеркало: молода, стройна, хорошо одета, темно-каштановые шелковистые волосы коротко пострижены, огромные глаза цвета горького шоколада блестят, смуглая бархатистая кожа светится румянцем. «Что новенького у нас в Полинезии?» — любил пошутить Майлс, намекая на ее необычную красоту. Он никак не хотел поверить, что Джоанна родилась и выросла на ферме в Норфолке.

Они встретились в Художественном колледже в Лондоне, где оба изучали дизайн тканей. Джоанна сдавала выпускные экзамены, а Майлс только что приехал из Дублина и поступил на специальный курс повышения квалификации.

Высокий, широкоплечий, с потрясающей красоты зелеными глазами и очаровательной ямочкой на подбородке, он всегда улыбался, балагурил, машину водил на предельных скоростях. Жизнь казалась праздником рядом с этим настоящим ирландцем.

Пару выходных молодые люди провели у родителей Джоанны. Проводив Майлса в Лондон, девушка бросилась в дом, не сомневаясь, что разговор о предстоящем браке пройдет легко, без лишних эмоций. Она ошиблась.

— К чему такая спешка? А почему он сам не захотел с нами поговорить? — строго спросил отец.

— Дорогая, как долго вы знакомы? — поинтересовалась мать.

— Четыре недели?! — буквально взорвался отец. — Больше нам ничего не нужно знать, да? — Позже, немного успокоившись, он добавил: — Поговорим об этом в другой раз, когда тебе исполнится двадцать один год.

Мать пыталась успокоить Джоанну. Объясняла, что Майлс им понравился, но молодым людям надо немного подождать, лучше узнать друг друга…

Дороти и Эдвард Дайкс недавно отпраздновали серебряную свадьбу. Многое выпало на их долю за эти годы, но любовь, преданность и взаимопонимание восторжествовали.

Дороти со смехом говорила, что мужу необязательно внешне походить на картофель только потому, что он его выращивает. А тот в свою очередь требовал медаль за многолетнюю жизнь с такой женщиной.

Они познакомились четверть века назад. Казалось, у них так мало общего! Эксцентричная молодая художница не могла отличить рожь от пшеницы, Эдвард же успел проявить себя как успешный фермер. Он сумел создать высокопроизводительное хозяйство и всегда мечтал о сыне, который продолжил бы его дело. Но жизнь подарила ему дочь и Бинки, и он с благодарностью принял бесценный дар. Именно Эдварду принадлежала известная шутка: «Бинки — это та, что с хвостиком».

Голос матери вывел Джоанну из задумчивости:

— Дочка, пора!

Подхватив сумки, девушка выбежала во двор, где отец уже нетерпеливо расхаживал возле машины.

— Хорошенько отдохни, дорогая. Ты это заслужила. Передавай приветы Сью, — щебетала Дороти, целуя дочь на прощание.

— Да, обязательно, — кивнула Джоанна.

Интересно, что бы сказали родители, если бы узнали, что их дочь вовсе не собирается к Сью, а едет в Шотландию к Майлсу.

Стыд жаркой волной обдал девушку, и она поспешно юркнула в машину.

Отец молча сидел за рулем, лишь изредка поглядывая на дочь. За окном автомобиля проносились поля, луга, пастбища, родные сердцу места.

— Ярмут — хороший город, ты могла бы неплохо устроиться. — Голос отца вернул Джоанну на землю.

Девушка вспомнила: мать говорила что-то о вакансии в местной школе.

— Купили бы тебе небольшую машину, и ты могла бы жить дома, — мечтательно вздохнул Эдвард. — Мне всегда нравился Ярмут, и тебе тоже.

Еще одна страничка из прошлого… Шумная толпа на берегу, волны, песок, медузы, цветные шарики мороженого, надежные руки родителей… Воспоминания опять причинили боль: отца, мать и дочь всегда связывали любовь и абсолютное доверие…

— Я не думаю, что их устроила бы моя кандидатура — зачем им учитель на несколько месяцев. — Девушка пыталась напомнить отцу, что весной ей исполнится двадцать один год.

Эдвард насупился — он уловил скрытый намек. Как же претили ему ссоры и конфликты!

— Па, прости, но ты ведь понимаешь, я собираюсь выйти замуж за Майлса.

— Что ж, хорошо, ценю твою честность. У тебя есть право на собственный выбор. Но хочу еще кое-что сказать. — Он взглянул на дочь и усмехнулся. — Не волнуйся, дорогая, все в порядке, я очень доволен тобой. Тебе, наверно, было нелегко понять меня и принять мою позицию. Другая бы на твоем месте наломала дров, а потом бы всю жизнь мучилась…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.