Старая дама, или Чехарда с ожерельем

Александров Сергей

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Старая дама, или Чехарда с ожерельем (Александров Сергей)

ГЛАВА 1

Распаковав последнюю коробку с вещами, Юлия Александровна села на диван и со вздохом огляделась по сторонам. Ветхий буфет начала прошлого века, книжный шкаф примерно того же времени, пузатый комод, какие теперь увидишь только в музеях и старых фильмах. Запах нафталина и старых книг. И даже половицы в доме поскрипывали, выдавая его почтенный возраст. Все вещи имели отпечаток дряхлости и напоминали о прежней хозяйке квартиры — сестре ее покойного мужа, Ольге Михайловне. Баратову поселил здесь сын, уговорив пожить в этом доме хотя бы пару недель, пока закончатся основные ремонтные работы в их собственной квартире.

— Ничего не поделаешь, придется немного потерпеть, — вздохнула Юлия Александровна, закончив осмотр своего нового жилища, и вышла на балкон.

Вид отсюда был довольно красивый. Тихий уютный дворик, высокие акации и тополя, высаженные по его периметру, и даже небольшой розарий как раз под самыми окнами Баратовой. Уже опускался теплый сентябрьский вечер. Солнце спряталось за кроны высоких деревьев, и наполнившаяся сумерками комната сразу приобрела таинственный вид.

Тень скользнула по буфету и задержалась на книжном шкафу. Юлия Александровна последний раз взглянула на расстилавшийся под нею разноцветный ковер из роз и зашла в комнату. Но не успела она сделать и пары шагов, как вдруг со скрипом открылась дверца книжного шкафа. Баратова даже вздрогнула от неожиданности, затем с опаской подошла и осторожно заглянула внутрь. Ничего необычного она не увидела. Неровные ряды книг в пестрых потрепанных переплетах да пара репродукций картин русских художников. Некоторое время Баратова с интересом читала вытисненные на корешках книг названия. Их разнообразие хоть как-то примирило ее с необходимостью провести в этой квартире долгие две недели.

Отметив несколько достойных прочтения книг, Юлия Александровна закрыла дверцу и хотела пройти в спальню. Но едва она отошла от шкафа на три шага, как дверца опять открылась, издав при этом еще более ужасающий скрип, чем прежде! Баратова с досадой оглянулась, и вдруг ей показалось, что в дальнем углу комнаты промелькнула маленькая и довольно странная тень! Испуганная Юлия Александровна быстро зажгла свет и осмотрелась вокруг. Никого, кроме нее, в комнате не было, и только открытый шкаф словно приглашал еще раз заглянуть внутрь. Баратова хотела закрыть его дверцу, но тут ее внимание привлек внушительный фолиант в красивом малахитового цвета переплете. На корешке было выгравировано: «Энциклопедия суеверий и волшебства». Юлия Александровна взяла увесистый том и машинально перелистала несколько страниц. Из книги на пол выпал небольшой рисунок. На нем был изображен странного вида старичок с седой бородой и маленькими мохнатыми ручонками. Статья, которая была заложена этим листком, называлась: «Домовой и другие домашние божества».

С интересом Баратова прочитала несколько строк: «Домовой — один из нижних богов русского пантеона. Хранитель домашнего очага. Обычно представлялся в образе человечка небольшого роста, покрытого белыми волосами. Чем зажиточнее был хозяин дома, тем длиннее были волосы у домового…»

— Только такого хранителя домашнего очага мне и не хватало, — со вздохом сказала Юлия Александровна и поставила книгу на место.

Невольно она еще раз посмотрела на рисунок. Старичок, изображенный на нем, ей почему-то очень понравился, и Баратовой даже показалось, что он ей дружески улыбнулся. «Что-то ты не очень зарос, — отметила она про себя. — Хотя, если честно, Ольга Михайловна никогда не отличалась большим достатком и бережливостью. Но так ты даже симпатичнее и больше похож на маленького доброго человечка», — решила Юлия Александровна и протерла рисунок от пыли, после чего не положила его обратно в книгу, а поставила на буфет.

— Вот тут теперь и будет твой пост, — сказала она домовому, и ей показалось, что тот в ответ подмигнул ей, хотя, скорее всего, это была лишь игра света и тени.

Баратова снова закрыла шкаф, но как только она отошла от него, надоевшая дверца опять со скрипом отворилась!

— Ну, что тебе еще от меня нужно? — с досадой посмотрела Юлия Александровна на домового.

И тут она наконец поняла, что шкаф открывается как раз в тот самый момент, когда она наступает на одну из половиц, на которых он стоит. Юлия Александровна еще раз закрыла шкаф и для верности заперла его на ключ, после чего отошла на несколько шагов в сторону. Дверца больше не открывалась.

— Вот и вся мистика, — с облегчением сказала Баратова. — А я-то уж думала, что у этого дома и в самом деле есть свой хранитель, — посмотрела она на домового, после чего прошла в спальню.

Как только Юлия Александровна легла в кровать, раздался громкий бой настенных часов. Один за другим прозвучали двенадцать ударов. «Ну что же, наступает пора происходить разным чудесам и необъяснимым явлениям», — подумала Баратова. Спать ей почему-то совершенно расхотелось. Еще около получаса она читала в постели, прислушиваясь к доносившимся из разных уголков квартиры шорохам.

Старый дом жил своей ночной, таинственной жизнью. Слышались скрип половиц, приглушенные голоса за стеной и даже шаги. Временами Баратовой казалось, что шорохи раздаются уже где-то в соседней комнате. Даже тень от ночника приобрела какой-то зловещий характер. Юлия Александровна с тревогой посмотрела на закрытые двери спальни, словно ожидая, что сейчас в них кто-то войдет. И тут неожиданно совсем рядом с кроватью послышалось какое-то странное постукивание. Баратова вздрогнула и осмотрелась. Остатки сна совершенно улетучились, и Юлия Александровна вышла на балкон. Несколько минут она смотрела, как колышутся ветки стоявшего рядом с ее окнами тополя. Становилось прохладно. Слегка поежившись, Баратова хотела уже вернуться в комнату, когда вдруг как раз под самым своим балконом услышала чей-то громкий шепот.

— Да не сюда, здесь мы уже были, — раздался хриплый девичий голос. — Левее, левее, — командовал он кому-то.

Прямо под своими окнами Баратова увидела чью-то копошившуюся в кустах долговязую фигуру, а через минуту на тропинке около палисадника появилась еще одна крепко сбитая высокая девица.

— Юлька, подай мне лопату, — снова услышала Баратова свистящий шепот.

Она с интересом стала наблюдать за происходящим. Некоторое время внизу происходила какая-то странная работа. Наконец все стихло, и снова раздался голос:

— А теперь вытаскивай!

«Что же там все-таки происходит?» — подумала заинтригованная Баратова и даже перегнулась через перила балкона. То, что она увидела, поразило ее! Сначала из кустов под ее окнами показалась та самая тощая долговязая фигура молодой девушки. В одной руке та держала розовый куст, во второй — лопату. Поставив куст рядом с палисадником, девушка снова зашла в розарий и стала быстро углублять вырытую ею яму. Минут пять прошло в полном молчании. Наконец долговязая девица с досадой сказала:

— Опять ничего!

Пару минут она тупо смотрела в черневшую яму, потом вздохнула и добавила:

— Ладно, будем закапывать! Юлька, подай куст!

— Может, мы не там копаем? — робко предположила вторая девушка, подавая своей напарнице розовый куст.

— А хрен его знает, — ответила ее длинноногая подруга. — Ничего, участок небольшой! Думаю, дня за три управимся, — сказала она и водрузила куст на прежнее место.

Затем быстро забросала его землей и аккуратно утоптала ее ногами. Зарыв куст, девица выпила бутылку пива и пьяным голосом сказала:

— Вот теперь полный порядок!

«Не хватало мне только жить в одном доме с сумасшедшей садовницей», — подумала наблюдавшая за всем этим Баратова.

Через несколько минут две тени вышли из кустов и направились к дому. Долговязая девица несла на плече отбрасывавшую странную тень лопату, и от этого шествие напоминало траурную процессию. Пройдя вдоль стены, полуночницы скрылись в соседнем подъезде.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.