Травести

Исаев Глеб Егорович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Исаев Глеб Егорович: "Травести"

Аннотация: Жила актриса. Все у нее было: Молодость, красота, работа, муж... Все изменилось в одно мгновение. Рухнула и развалилась на тысячи осколков прежняя, спокойная жизнь. Судьба любит устраивать подобные, не всегда приятные сюрпризы... И вот уже перед ней новая сцена, где идет совсем другая пьеса. Куда более жестокая и непредсказуемая... ( благодаря любезной помощи уважаемого Александра, первая половина текста очишена от ошибок.)

Глава 1

Оля взглянула на темное, без малейших проблесков звезд, небо. Зябко поежилась. Ее шубка из норки смотрелась шикарно, но не грела вовсе. Однако пониманием денег было не вернуть, и теперь ей придется бежать из театра домой по ночному зимнему городу, провожая грустным взглядом редкие такси, ползущие мимо. Выдохнула, собираясь с духом, и повернула с освещенного проспекта в глубину сонного квартала. Маленький парк, милый и уютный днем, сейчас казался дремучим лесом. Ветви кленов тянули свои крючковатые пальцы, а их костлявые тени на синеватом от лунного света снегу будили неясное чувство тревоги. Но окончательно добил гололед. Высокие каблуки безбожно скользили, норовя обломиться. "Зря, конечно, я так вырядилась, - забыв на миг о своих страхах, с запоздалым сожалением подумала Оля, - однако, куда деться, положение обязывает. Как же... артистка". Попасть в театр сразу после окончания училища оказалось дикой удачей.
- Повезло, - щуря глаза, улыбались институтские подружки и лицемерно вздыхали в ответ на ее заверения о случайном стечении обстоятельств. А вышло все действительно случайно. Актриса, игравшая до нее, угодила в "ситуацию". Режиссер тянул до последнего, но когда Малыш стал походить на раскормленного Карлсона, вынужден был решать. На глаза попалось Олино резюме. Ее отыскали и предложили выйти на замену. Причем сразу на пять ролей. Почти в весь репертуар. Подходящая для амплуа травести внешность в свое время стоила девчонке немалых слез. Метр пятьдесят два с каблуками, сорок второй размер и курносый мальчишеский нос огорчали до невозможности. Что говорить, если даже сейчас покупать любимый "Winston" Оле приходилось с паспортом. Права пословица: "Маленькая собака - до старости щенок". И в семнадцать, и в двадцать пять. Не помогло и замужество. Муж Петька, подающий надежды репортер, внезапно перестал быть перспективным, увлекся пивом и прожектами отыскать свою тему, вырваться на орбиту большой журналистики. Однако увлечение переросло в профессиональную зависимость, а темы так и не нашлось. "Может, стоило ему позвонить?
- вспомнив о муже, запоздало подумала Оля и тут же решительно прогнала глупую идею: - Ну, уж нет. Чтобы завтра весь театр обсуждал его пьяный бред? Тетя Маша, стерва та еще, и углядит, и унюхает. Вахтерша, что твой прокурор..." Сосредоточив внимание на скользких надолбах ледяного крошева, не заметила, как пробежала половину пути. Подняла голову, с облегчением увидев в просвет между деревьями угол "своего" дома.
- Эй, крошка, пивка не желаешь?
- невинное, вроде бы, предложение засидевшихся в парковой беседке выпивох испугало, как пушечный выстрел. Ойкнула, чувствуя расползающийся в животе холод, и на ватных ногах рванулась прочь. Уже вовсе не думая о целости каблуков. Однако страх сыграл недобрую шутку. Каблук угодил на ледяное зеркало, и она рухнула на колени. Сумочка распахнулась. Мелочь из косметички высыпалась, рыбкой скользнул в сугроб телефон. Но Оле было не до того. Суматошно задыхаясь, попыталась вскочить. Голос прозвучал возле самого уха: - Помочь, подружка? Пахнуло табачно-пивным перегаром, и вот уже сильные руки подхватили ее и подняли с асфальта. Дернулась, зажатая одетыми в одинаковые куртки, пятнистые штаны и высокие грубые ботинки крепышами.
- Смотри, Череп, девка с перепугу, поди, ус...сь. Во, какой ты зверюга.
- Страшно, соска?
- тот, кого назвали Черепом, пьяный в дым, глянул на нее мутными, дурными глазами. Вряд ли амбал понимал, что сказал ему приятель. Наркоман уставился на симпатичную мордашку.
- Серый, тащи б... Щас мы ее, - он дернул рукав жертвы, затрещал дорогой мех. Уже ничего не соображая от страха, попыталась завизжать, но жесткая ладонь ударила по лицу, вбивая крик. А еще раз, уже по затылку. Умелый, поставленный удар, взорвал в голове миллион искр. Глаза закатились, и девчонка обвисла на руках держащих ее.
- Ты чего, Миха?
- пьяно уставился на подкравшегося сзади собутыльника Серега.
- Фигня. Вырубилась на полчасика. Давай ее "на район". Смотри, какие ножки. Чур, я первый, - похабно ухмыльнулся Миха, хватая Олю за ноги. Обкуренный Череп отстрелялся быстро, но, в азарте наркотной вседозволенности, вдруг выхватил "бабочку" и, в диком кайфе, располосовал острым, как бритва, ножом лицо беспомощной жертвы. Первым пришел в себя Серый: - Блин, малолетка, - оторопело уставился он на лежащую.
- Сваливать надо.
- А с этой?
- Миха размахнулся и, словно мяч, пнул ее в голову.
- Череп, смотри, как разделал, заложит.
- Хрен с ней, - отмахнулся Серый.
- Она и не вспомнит ничего. Валим. "Скины" добили остатки пива и исчезли в темноте зарослей. В себя пришла от боли. Жгло все, особенно низ живота. Попыталась шевельнуться, не удалось. Холодно не было. Собрала силы и попыталась встать. Рывок увенчался успехом. Оставив на мерзлых досках прядь волос, смогла приподнять голову. И тут лицо взорвалось болью, словно плеснули кислотой. Рефлекторно потянула руку и бесчувственными, словно от неудобного сна, пальцами коснулась губ.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.