Общая теория чистого снеха. Параметры

Ir StEll A

Жанр: Юмористическая проза  Юмор    Автор: Ir StEll A   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Сэкс – это дело хорошее. Подпрыгай (Подпруга)

Так тибе отписаю, Федот, что у нас на деревне всё запросто. Кто хочит ходит в штанах, кто в штаны. Хто среди сельсовету наклал! Или семечки вместе все лузгаем, кто пердит. Да то всё лишь ферверки и баловство. Я ть-те бе за любовь. Как из бабами лучше кряхтеть.

У нас издавна так повелось, чтобы – сэкс. И коровы так жили, и мы, и з собаками. Так ото ж! Дед Макар всё завёл. Как от Ракам себя до Москвы поставил так и началось. Покряхтел-покряхтел, поднапружился – палучай, капрафаги засратые! И с тех пор повелась у нас жизнь, что твоя лесбиянка проклятая. Куды ткнись, а везде меньшинство в большинстве. И из вывертом все, нахохлачились: хто из чем кувыркается. Одни с бабами и с быками, други с упырями и с мужиками, третьи вобще ни встать ни сесть токоб что похужее поесть. Сразу заметь. Что с законосупругами или с трактором там на производстве полезном – интерес поослаб. Поуменьшилась сила на трактора. Больше на нестального коня потянуло и вот. Расскажу я тебе порнографию. Полистаешь, на ночь попредставляешь себе, ан гляди – а к утру без трусов. Спёрли! Всё! Неча долго руками блудить, аж заснул… Читай!

Один дрын по кустам шёл и пах. Не, не смородинай. Так, для желающих. И вот подходит к прямо ему аж под нос одна тоже, брат, дефиле в шоколаде. И принюхивается.

- А чего ты принюхиваешься? – заподозрил её дрын в чём похабном. А правда, если носки обоссыт или там сопрёт что – ищи.

- Ну чего вы, мой милый, кукожитесь, - говорит ему фря. – Лучше будем глядеть у сартир!

- Чего ж у его и глядеть? – дрын головой всегда отличался только если что неприличное на заборе написать. – Там поди-т тока! Гавно…

- Сами, друг мой, и есть вы говно, извиняюс я! Там же люди сидят! Разно срут. Может кто-то пописать пришёл. А мы будем глядеть и дотрагиваться.

- До досо?к?

- До друг друг! Будем петтингой.

- Меня воще Грихой зовут, - но уже прицепился. Понравилась. Егоза – сиськи острые.

И пошли до сартир до правления. У нас люди там часто справляются, дома меньше таскать гамнавоз. Ну пришли, Гриха доску повыломал. Фря застряла внизу, Гриха вздыбилсь над ней – чтоб видать. Уставились! Ой-ё-ёй! Но стоп. С непривычки до долу уж дюже забрали – неправильно. Всё воняет и говна мерещаться, а человека-то с кем поговорить, так рядом и нету.

- Годи! – зашептала фривольная Грихе в хуй. – Подымай кругозор, а то мы то на дырки повпялились!

О! Другой ракурс – другой антураж! По-ковбойски всё. Честно и правильно. Будет жопа – увидишь усё.

Жопа ждать не заставила. Председатель зашёл у сартир бы поссать. Смотрит – хари знакомые. Из-под досок торчат и здороваются:

- Здоров, Семёныч! Ссы давай!
- это Гриха ему насэнтеньничал.

- Ёб вашу мать! – согласился председатель. – Вы чего тама нюхаете? Как тут срут?

- Ты, Семёныч, давай не пизди! – подсказал Гриха ему. – Навали катяхов и пиздуй! На хуй людям настроение стравливать?

Семёныч эротично умел только пердеть. Покопавшись в карманах он достал какую-то дрянь и с неё и поссал. «Необрезанный…», заворожено заколыхалась под Грихою тля. Гриха не понял юмору и сложил хуй ей тогда. На плечо. Матрёна пришла.

Это видное была создание. Крупные кромки сосков едва умещались в ладонь, а зад-дверолом казалось непрерывно кудахтал и корчился.

«Обосрёт!», запыхнулся Гришак, «Бляха, прячемса!»

«Ничего», бляха артачилась и подталкивала Грихину лодыжку пиздой, «Лесбиянничать буду. Возрадуйся!»

Матрёна уселась на штаб. Поразверзла свою. Подготовилась. На́чала.

- Што-то мне не смешно! – невпопад Гриха выложил в самый разгар. Матрёна подпрыгнула. Котях отвалился от неожиданности и бултыхнул. «Што? Хто?».

- Ситц в сельпу завезли!
- подкузьмил её Гриха слегка пребывая в задумчивости так как знал, что такое подпрыгивать просто не может же. Бляха кончила.

- Шо, насмотрелась, расчёска? – Гриха грубил с грубого неудовлетворения. – Причешись, а то выстынешь!

- На хуй пошёл… - мечтательно закрыв глаза, ласково прореагировала ево фолиант. – Сопли утри и иди еби – кур. Эксгибиционист недодёрганный…

Гриха молча спланировал мокрый свой валенок у мотню и пошёл приглашённый на оргию. До Кузьмы Ферапонтыча Запонкова. Там концерт предстоял. Всё, кончай, заебал, а то скоро вобще всё закончитса!

Или завтра домучаешься. Оно тоже руке и покой. Рука она ведь не виновата, что ты такой умный читать-писать. Вот раньше, когда вся природа была, так рукой только на пописать свою баклажку носили, а не строили соревнований со швеемашинками. Ну и всё. Нашим кланяйся, не перди за столом немчурой, сам мудак! С тем привет от долго так любящего тебя, что уже ссать хочу. Твой Исим.

Сэкс - это дело хорошее. Тантра

Шо сука упывсь казала мине жина добрая как когда-то сама.

Ни хуя я ответствовав, это помыслы мои грешные всё, а не хуйня вокруг.

Всё, взрыв – пиздец!

Тантра на деревне у нас повсеместная. Уж так повелось. Что без пизды, как без пряника. Слухайте. Докажу.

В одной секунде при величине мгновения стремящейся к нулю количество мгновений стремится к бесконечности. В одной секунде бесконечность мгновений, и в двух та же бесконечность, и в трёх абсолютно такая же. Одна секунда равна двум, трём, четырём – шаткий мостик в безумие. Время невозможно по определению. А раз ты когда-то давно так искусно себя обманул и думал, что расплачиваться за обман придётся когда-то очень нескоро, то всё – как раз уже. Приехали… Это ничего, что мы здесь переписываемся?

Сё хуйня. Так скажу! Был у нас однажды завцех. На колхозном дворе тёлок драл. У него фамилия ещё какой-то гадкий была, Пэрцев ни Пэрцев, Пысьюн не Пысьюн, Казайдойка не Казайдойка, что сейчас и не скажу. В общем с перцем своим раз идёт это он по двору как торговец какой калбасой – матня растапырилась. «Сука, бля», думает так про себя, «Хоть бы какая манда нецензурная подпала под хуй. Сил же нет! Во-первых солнце печёт…». А в самом деле стояла жара – пот в трусах. Ну хай хуй с ним пока загорит, потому что мудак и пиздует пускай пока ходится… В это время на самом крае села жила у нас тётушка вздорная, потому как вдова, хуй с три года засунулся в пролубю и там вмёрз насовсем, люди добрые даже не поняли и зачем – рыболов? Только тётке той не до рыб – хуя нет, жизсть не сказачна. Ей насрать, что учёный он может невылупившийся, в потенциале исследователь глубин. «Ёблан!», сказала просто тогда, и хуй в пролубе запечалился в тоске глядючи на сырых под зелёной водицаю рыб… То не тантра ещё, то так – присказка.

Если ты боишься засыпать по ночам и злые животные демоны тревожат тебя – высыпь вовсе тогда в унитаз транквилизаторы навязываемые тебе самопальными ангелами, отошли к ебеням своё робко попискивающее естество и вспомни, что ты отважный до жидкой срачки игрок во вселенский DOOM. Наложи патронов в автомат, катяхов в штаны и сердцев в запазуху и – пиздуй! Скорее, наших перехуярили всех уже. Рота! Подъём! Ты научишься спать сном безропотно кроткого ангела, если умрёшь…

Тантра – это звучит гордо. Языком влажный путь себе прокладывая, пробирался пьяный Карась до вдовы на тот край. Как уже объяснили – не сахар ей. А Карась был известный ебун. Так и склеились. Раздаст бывало ей сраку на две своим гобыльцом, выведет на крыльцо и ну прячь. Красата! Соседи нарадуются. Всем опять же кино: дети малые бегают, Карасю из вдовой в жопу палки суют, как сабакам тем, а у них агалтелая индия – камасутрятся ажна виз-з-жат… Раз милицанер наш районый пришёл – предьявите чего уж там. И правильно. Чтоб не пьянствовали и не еблись на дитях! А они отсосали его из вдовой-то. Вот так. Был милицанер, а ушёл так только – хуй обсосанный. Два дня думал и пил, что хорошо хоть не обоссали тогда ж. А на третий вопросом задался – а почему? Поскидал погоны, портки и подался к ним в секту – тантариться…

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.