Четыреста лет царского дома – триста лет романо-германского ига

Швецов Михаил Валентинович

Серия: Беседы с внуком [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Четыреста лет царского дома – триста лет романо-германского ига (Швецов Михаил)

Можно служить отечеству и в домашнем халате с большей пользой, нежели в мундире!

Денис Давыдов

Поэту, изображающему мир как он есть, не следует рассчитывать на любовь своих современников.

Где это видано, чтобы с судьёю целовались!

Геббель Ф.
23 марта 2013 г. Суббота

Мой золотой Мисюра,

несколько месяцев не писал тебе, хотя виделись с тобой два-три раза в неделю. Для того чтобы писать, нужна особая «атмосфера» чувств. Она иная, чем жажда читать. Эту последнюю я и утолял. К тому же, твоя будущая сестрёнка готовилась к появлению на свет. Что и случилось 26 января 13 года. Мы боялись: вдруг это произойдёт раньше? Нет, твоя мама не давала повода для тревог. Но мы с твоей бабушкой Наташей очень хотели, чтобы она родилась под созвездием Водолея. Однажды — это было ещё в конце прошлого лета или начале осени — моей жене приснилось, что должна родиться девочка, похожая на неё. Тем более сама она, как тебе известно, Водолей. Так и случилось. И теперь у тебя есть чудесная подруга жизни — которая пока только сосёт мамино молочко и не собирается ни на кого заметно походить.

После рождения твоей сестры наше напряжение спало, но зато и возросло, так как стало нужно забирать тебя трижды в неделю, чтобы гостить у нас (родители решительно возражали, чтобы ты оставался у нас ночевать хоть изредка). А 9 марта меня «скосил» грипп с высоченной температурой. Зато ты — как всегда здоров. Такой замечательный у тебя иммунитет. Знай и причину: это наша общая заслуга перед тобой. Мы защитили тебя от всех детских прививок. Которые не только не помогают справиться с инфекциями, но и угрожают собственному иммунитету, вызывают сильнейшие и опасные аллергические реакции. Ты же у нас давно кушаешь самое лучшее и всё подряд — и хоть бы какие вредные последствия!

Правда на этой неделе ты полностью оправдал своё прозвание Мисюры — потому что стал жёлтым, как египтянин. Сначала это вызвало у нас тревогу, но знакомая педиатр сказала, что такое явление может быть результатом переедания моркови и апельсинов. Да, варёную морковь ты уже давно почитаешь за первое лакомство (а у твоего папы аллергические проявления начались именно с моркови — ведь он-то получил свои предписанные педиатрами прививки!) А в прошлую субботу ты слопал два с половиной сладчайших, без кислинки, египетских апельсина. И это при условии, что только один запах апельсинов может у привитых детей вызывать аллергию и отёки самых разных тканей организма. Если представишь, что я вешу в 8 раз больше тебя, то это равнозначно тому, будто я съел 20 штук этого фрукта. Но это невозможно. Мой максимум — 4–5 штук. Если бы я слопал 20, то уж наверняка не только пожелтел, но и позеленел. А ты ничего, весел и здоров! Не удивляйся, мой египтянин. Тело — это и есть бог, а дьявольские усилия вакцинаторов могут подорвать человеческую способность летать и заставить его ползать. Я хочу, чтобы ты сохранил способность летать, ведь ты же из созвездия Близнецов!

Взявшись дать тебе несколько первых уроков правильной истории, я не случайно делаю такое околичное вступление. Страшновато приступить: если выберешь неправильный тон, беседа не выйдет хорошей или интересной. Хотя знать историю своего здоровья тебе будет тоже важно.

На самом деле, повышенную тревогу ощущаю уже несколько недель: пора, пора писать Максиму, столько начитано за полгода! Но то ли общая слабость как следствие гриппа, то ли предчувствие, что что-то ещё надо узнать, чтобы получить хороший толчок для повествования — не дали начать раньше. Уже 10 дней назад, когда вдруг захотелось прочитать Сигизмунда Герберштейна, во время болезни — и сделал это — показалось, что с него и можно начать беседу с тобой. Но лишь вчера и сегодня утром, найдя Интернете фильм, запрещённый к показу в России, понял, какое будет вступление. Мой дорогой! Это страшный фильм, страшный своей правдой, которая не должна была появиться на свет. Его сделали французы ещё в 2005 году. Он называется: ««Курск». Подводная лодка в мутной воде». Дело в том, что 13 лет назад погибла атомная подводная лодка России со всем экипажем при, якобы, невыясненных обстоятельствах. И вот теперь оказывается, что нашу лодку торпедировала (!) американская субмарина. Ах, как нам тогда врали, на все лады и в очередной раз заставили терпеть и утирать слёзы.

Теперь говорят, что молчание предотвратило третью мировую войну. Врут. Она уже идёт давно. В конце фильма показывают известного правозащитника Ковалёва, который заявил: «Ложь — основа государственной политики России». Именно политики (и не только в России) пишут историю. А так называемым учёным, подвизающимся на этой ниве, дозволяется лишь охранять неизвестно чьи не сгнившие кости в специально отведённых местах, не пуская туда никого, прежде всего дотошных дилетантов, которые не подвержены колебаниям вместе с курсом правящей партии, а желают знать истину. Фальшивая история нужна политикам. В ней они черпают оптимизм для следующей порции лжи. Но почему ложь им ценнее? Да потому, что именно она позволяет им достичь сиюминутной цели — удержаться лишний месяц — год — срок у власти. За их враньё платит народ своей «шкурой».

Но мы с тобой не временщики, мы здесь навсегда. Поэтому истина — вот основа нашей жизни и сегодняшнего выживания в условиях полицейского режима, фальшиво называемого демократией.

Воскресенье. 24 марта.

Малыши с первых дней жизни (а сегодня можно говорить уже — с утробы матери) обучаются поведенческим реакциям как самым доступным, понятным и эффективным для адаптации к природным и общественным условиям. Да и сама история есть ничто иное, как наука о поведении малых и больших народов под влиянием тех или иных идей. Другое дело, что политики велят услужливым учёным задним числом объяснять исторические движения не теми мотивами, что действовали в реальности, а фальшивыми, выгодными сегодняшней руководящей элите. Властные воротилы мечтают о том, чтобы невыгодный для них сценарий не повторился — и рвут, рвут (не только на бумаге) подлинные исторические связи между событиями, и врут, врут, чтобы никто не сумел соединить оборванные концы ради воссоздания правды. Поэтому образуется каста приближенных к власти учёных-историков, акцентирующих внимание на форме, а не сути событий, для которых охранительная деятельность (большинство из них и вышло из «охранки») возле могильников, мавзолеев или отжившего знания — главное в их некрофильных устремлениях. Они, якобы, изучают поведение народов (конечно же, с другой стороны «колючей проволоки»), однако не могут предвидеть будущего или не хотят. Философ Ницше именно поэтому не видел смысла в изучении истории — всё равно она «заваривается» в головах политиков и королей, а народ — лишь жертва их честолюбивых или лживых антинародных побуждений.

Конечно же, ты уже читал у Джонатана Свифта про путешествия Гулливера (мы с женой уже закупили тебе этого чудного писателя в разных изданиях с лучшими художниками-иллюстраторами). Но есть у него и редко упоминаемая «Сказка бочки», где ты найдёшь не менее удивительные и весьма поучительные рассказы [60*]. Хотя бы про известного властелина (уж не фантом ли?): «Один могущественный государь (Генрих IV, король французский) собрал большую армию, наполнил сундуки несметными сокровищами, снарядил непобедимый флот, ни словом не обмолвившись о своих намерениях ни первым своим министрам, ни самым близким фаворитам. Весь мир пришёл в беспокойство: соседние венценосцы с трепетом ждали, в какую сторону разразится гроза; мелкие политиканы строили глубокомысленные предположения. Одни думали, что он составил план вселенской монархии; другие, после долгих размышлений, заключили, что дело идёт о низложении папыи введении реформатскойрелигии, которую этот государь сам раньше исповедовал. Третьи, ещё более проницательные, посылали его в Азию — сокрушать турок и отвоевать Палестину...Какое тайное колесо, какая скрытая пружина могли пустить в ход такую удивительную машину? Впоследствии обнаружилось, что весь этот сложный аппарат управлялся одной находившейся вдали женщиной, глаза которой вызвали у бедного государя известного рода опухоль; не дожидаясь, когда нарыв прорвёт, женщина эта скрылась во вражескую страну. Что было делать несчастному в столь щекотливых обстоятельствах?..

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.