Красный Император. «Когда нас в бой пошлет товарищ Царь…»

Ланцов Михаил Алексеевич

Серия: Десантник на престоле [5]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Красный Император. «Когда нас в бой пошлет товарищ Царь…» (Ланцов Михаил)

Пролог

5 мая 1870 года. Лондон. Букингемский дворец

Королева Виктория стояла на балконе и напряженно вглядывалась в даль. Она была так погружена в свои мысли, что совершенно не услышала, как слуга открыл дверь. Поэтому его голос заставил королеву вздрогнуть.

– Сэр Бенджамин Дизраэли просит принять.

– Хорошо, пускай войдет.

– Ваше Королевское Величество, – премьер-министр вежливо поклонился, выражая свое почтение.

– Что вас привело ко мне? Я вижу – вы встревожены.

– Началось.

– Что конкретно?

– Все началось. Я шесть часов назад получил пакет свежей корреспонденции от своих людей. Прочел ее, кое-что перепроверил и сразу к вам, как вы и просили.

– Пруссия объявила войну Франции?

– Если бы все оказалось так просто. – Дизраэли вздохнул. – У них на границе какие-то неизвестные, одетые во французскую форму, совершили нападение на штаб одного прусского полка. Убито несколько офицеров и украдена полковая касса. Берлин в ярости и требует объяснений. Париж пытается выяснить, кто это учудил, но пока без результатов.

– Думаете, это начало войны?

– Отличный повод. По крайней мере, в Австрии была реализована аналогичная схема.

– Бисмарк повторяется. – Виктория снова задумалась, повернувшись спиной к премьер-министру. – Какие сроки?

– Сложно предположить. Война может начаться в любой момент. Теперь уже окончательно решено, и все придет в движение сразу, как только выдохнутся французские дипломаты. Пруссия без сомнения хочет иметь красивый повод для нападения, дабы не терять лицо.

– Да пусть играются. Кстати, Фридрих уже отбыл в Берлин?

– Нет. Война не объявлена, а газеты напишут об обострении пограничных отношений только завтра. Он просто еще не знает, что ему пора ехать домой.

– Хорошо, тогда пригласите его ко мне. – Виктория улыбнулась. – Хочу сказать пару напутственных слов.

– Как вам будет угодно, – снова поклонился Дизраэли.

– Это все?

– Нет. Российская Империя предъявила невыполнимый ультиматум туркам. Персидский шах отдал приказ о переводе основных сил к турецкой границе. Сербия, Черногория и Валахия объявили о сборе добровольного ополчения. А хэдив Египта провозгласил себя султаном.

– Исмаил-Паша? [1] И он в это ввязался?

– Да. Независимость Египта для него очень важная вещь. За нее боролись его отец и дед, а тут такая замечательная возможность. Российский Император решил задействовать в этой войне все силы, которые только можно было привлечь. Кроме тех, разумеется, которые будут участвовать во французской кампании. Боюсь, что спустя месяц вся Европа и Ближний Восток будут вовлечены в войну. Такого еще никогда не было.

– Война… этот Александр ее притягивает к себе как магнит. Почему он не любит решать дела мирно? Впрочем, это не важно. Что-то еще?

– В Эфиопии объявился Феодор II [2] при солдатах. Их немного, но они все прекрасно вооружены, и говорят, что неплохо обучены. Он провозгласил упразднение наместничества Вашего Величества и возрождение независимой Эфиопии. И у нас пока нечем ему ответить. Мор, напавший на феодалов, поддержавших нас в 1868 году, привел к тому, что незадолго до возвращения правителя в Эфиопии начались беспорядки. Связь с тремя нашими миссиями потеряна. Пока ничего не ясно, но ситуацию предположить несложно. При самом лучшем раскладе наши подданные, находящиеся на территории этой дикой страны, взяты в плен и держатся в качестве заложников. Там три десятка офицеров, до двух рот стрелков и около полусотни предпринимателей. Плюс корабли с экипажами. Но будем надеяться, что они смогли вовремя покинуть Джибути и избежать захвата.

– Что за корабли?

– Две большие трехмачтовые коммерческие шхуны и один парусно-винтовой корвет Королевского флота «Бланч» [3] .

– Хм. – Виктория усмехнулась. – Действительно, началось «все». Надеюсь, хоть в Индии все спокойно?

– Феодалы Пенджаба прислали письмо вице-королю, что отныне посылать более дань не будут. И вообще, просят их больше визитами не беспокоить.

– Тоже объявили независимость?

– Да. А вообще все просто поразительно складывается. В прошлые Рождественские праздники, как вы помните, странно погиб единственный наследник Сикхской конфедерации?

– Вы хотите мне сказать, что этот негодный мальчишка возродился в Пенджабе?

– Именно так. Кто бы мог подумать, что этот дикарь, всячески выказывающий покорность и преданность, так поступит?

– Вы взяли под стражу его семью?

– После того как произошел тот чудовищный взрыв в его поместье, а он сам предположительно погиб, мы сняли всякое наблюдение с его семьи, оставив им содержание. Осенью прошлого года вдова продала свое поместье и перебралась в небольшую живописную усадьбу куда более скромных размеров на берегу моря.

– Бенджамин, – с вызовом сказала Виктория, – почему Скотланд-Ярд подписал бумаги, согласно которым мы похоронили Дюли Сикха? [4]

– Взрывом сильно повредило тело. Лицо очень сильно обожжено и обезображено. Покойного было не опознать. По свидетельству слуг, никого, кроме махараджи, в здании не было. Учитывая, что никаких политических мотивов для подставной смерти мы не имели, то посчитали махараджу погибшим.

– А теперь сбегает его жена с детьми, – улыбнулась Виктория. – Провал за провалом. Я удивлена, что в Букингемском дворце картины по ночам не пропадают. – Бенджамин виновато опустил глаза. – В любом случае Великобритания будет стоять на том, что настоящий махараджа погиб в своем поместье, а тот человек, что в Пенджабе выдает себя за него, – самозванец.

– Я вас понял.

– Надеюсь, это все?

– Не совсем. Русско-американская компания изъявила свое желание купить нашу компанию Гудзонова залива.

– И насколько удовлетворено их желание?

– На текущий момент русскими выкуплена тридцатипроцентная доля. Они предлагают хорошие деньги, чтобы выкупить все остальное.

– Что говорят консультанты?

– Они тоже насторожились, но предлагают все же продать, правда, предварительно набивая цену. Например, отпустить в три-четыре раза дороже рыночной стоимости. По их мнению, что бы там ни имелось, подобный подход все одно будет для нас выгоден.

– Но почему туда рвется Александр?

– Он не рвется, а планомерно ведет переговоры. Причем, насколько я смог выяснить, это дело ведется неким греком, который имеет весьма авантюрную репутацию в деловых кругах. Возможно, это его личная инициатива и Император в нее не посвящен.

– Чего вы от меня хотите? Я не являюсь владельцем этой компании и не управляю ей.

– Совета Вашего Королевского Величества. Только совета, – подобострастно улыбнулся Дизраэли и поклонился.

– Компания Гудзонова залива банкрот?

– Нет, но их дела очень плохи. Дошло до того, что они торгуют бытовой мелочью среди немногочисленных жителей, чтобы хоть как-то свести концы с концами.

– Тогда мой вам совет – не вмешивайтесь. Александр спекулянт похлеще Ротшильдов. Кто знает, что он там задумал? Даже если это дело ведет кто-то другой. – Она выразительно посмотрела на Бенджамина. – Пускай руководство компании Гудзонова залива само решает, как им поступить. А вы просто следите за тем, чтобы не было никаких подвохов, порочащих честь короны.

– Лично за этими переговорами следить будут, – кивнул Дизраэли.

– Надеюсь, хоть теперь новости подошли к концу? – раздражительно подняла бровь королева, но, увидев мнущееся выражение лица премьер-министра, продолжила: – Мир сегодня просто сошел с ума. Две войны. Две независимости. Только всемирного потопа не хватает и эпидемии чумы.

– Остались еще кое-какие малозначительные события в восточной Азии, но если вы устали, то я вас не буду ими утруждать. Ничего серьезного.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.