Шпионаж под сакурой

Сапожников Борис Владимирович

Серия: Под сакурой [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Шпионаж под сакурой (Сапожников Борис)

Глава 1

Ноябрь 9 года эпохи Сёва (1935 г.) Токио

Моё возвращение в театр прошло как-то незаметно. Все скорбели по директору Мидзуру. Спектакли были отменены, посередине холла поставили большую фотографию Мидзуру с траурной ленточкой, перед ней лежал небольшой букетик из четырёх цветов, а вокруг дымили четыре ароматические палочки. Я поклонился фотографии, а после, воровато оглянувшись, коротко отдал честь, взяв под козырёк кепки.

Первым делом я поднялся в кабинет Накадзо. Постучал, изнутри мне ответил сонный голос антрепренёра, такое впечатление, что я разбудил его, хотя время уже близилось к обеду. Я вошёл и сразу понял — Накадзо, скорее всего, ещё не ложился или только прилёг, судя по разбросанным по полу пустым кувшинчикам из-под сакэ. Войдя, я тут же наступил на один, раздавив его каблуком. Поэтому дальше шагал, стараясь шаркать, раскидывая кувшинчики носками ботинок.

— О, — нетрезвым взором поглядел на меня Накадзо, — Руднев-сан, вы где пропадали?

— В вашей контрразведке, — ответил я, садясь без приглашения. — Меня несколько дней мытарили, то ли признание выбивали, то ли завербовать хотели. Я так и не понял.

— Я так и подумал, — буркнул Накадзо, выискивая среди пустых кувшинчиков тот, в котором осталось хоть пара капель сакэ, — Садао-тайсё просто так к вам подходить бы не стал. А уж раз столько говорил с вами, это не могло остаться без последствий.

— А что случилось с Мидзуру-сан? — чувствуя себя жутким лицемером, спросил я.

— Убили её, Руднев-сан, — вздохнул Накадзо, залпом выпивая всё, что удалось нацедить в чашечку, — бандиты. Наверное, ограбить хотели или ещё что, а она — женщина решительная, вот и не пощадили. Выпьешь со мной, Руднев-сан?

— Да у вас вроде и нечего уже пить, — пожал я плечами, — да и хватит уже вам. Я хотел узнать, что мне теперь делать. Спектаклей нет, а значит и работы для меня тоже.

— Будет вам работа, Руднев-сан, — отмахнулся Накадзо. — Пейте! — Он извлёк из-под стола новую керамическую бутылку и наполнил две чашечки.

Мы выпили, и он продолжил:

— Завтра днём нам надо будет встретиться с одним очень важным человеком. От разговора с ним будет зависеть вся ваша дальнейшая судьба. Предупреждаю сразу, поведёте себя неверно, и можете собирать вещи. Вас депортируют на родину.

— А если правильно? — живо заинтересовался я.

— Вот тогда и узнаете, — усмехнулся Накадзо, по новой наполняя чашечки. — Ещё по одной — и я пойду спать. А вы сходите к Тонгу-сан, поговорите с режиссёром Акамицу насчёт творческих планов. Решите какие декорации оставить для следующих спектаклей, а какие разобрать полностью.

— Понял, — кивнул я, выпивая сакэ.

Поставив чашечку на стол, я, также шаркая, вышел из кабинета и прикрыл за собой дверь. Тонга, естественно, не было в театре, и ехать к нему в мастерскую было поздно. Пока до него доберусь, пока обратно — поздно будет с режиссёром беседовать. Вместо того, чтобы кататься в мастерскую, я спустился в холл к телефону. Мастерская у Тонга одна из лучших в Токио, а потому в ней был свой аппарат, номер которого я знал наизусть. Работа обязывает.

— Тонг-сан, — обратился к бригадиру декораторов, — приезжайте завтра в театр. Пора готовиться к новым спектаклям.

— А они будут? — поинтересовались на том конце провода. — После смерти Мидзуру-сан я думал, что театр закроют надолго.

— Этого не будет, — ответил я. — Я только что от антрепренёра, он и распорядился насчёт декораций.

— Я понял вас, Руднев-сан, — сказал Тонг. — В котором часу завтра прибыть?

— После обеда, — подумав, решил я.

Мы попрощались, и я повесил трубку. Делать до завтра нечего, театр, как будто вымер. Я направился в свою комнату, улёгся на кровать и, что самое интересное, почти сразу заснул. Может, сказались события последних дней, а, может, почти бессонная ночь с Кагэро. И снилось мне что-то страшное и чёрное, как будто на самое дно прорыва провалился.

После гибели директора все ходили, как в воду опущенные. Доспехи были разбиты, Ранг едва ли не сутками пропадала на подземном этаже, возглавляя рабочих, ремонтирующих их. Ни репетиций, ни спектаклей не было, а потому первое время вся труппа просто бесцельно слонялась по театру. Потом и вовсе начался полный разброд. Асахико только что ночевать возвращалась, да и то не каждый раз. Алиса, напротив, почти не покидала своей комнаты. Марина почти всё время проводила на заднем дворе, расстреливая мишени из револьвера. Готон тренировалась в рукопашном бое, избивая чучела, набитые песком. Накадзо пил с самого дня гибели Мидзуру. И только Сатоми с Ютаро заняться было нечем. Сатоми хотела было тоже отдаться тренировкам с мечом, но никак не могла найти нужного состояния духа. Все выпады и приёмы получались кривые, неправильные, отчего она начинала злиться и окончательно теряла душевное равновесие. Очень хотелось зашвырнуть меч подальше в кусты, закричать, затопать ногами, как в детстве, зареветь, хотя ей давно уже не десять лет.

— У тебя дрожат руки, Сатоми-кун, — сказал Ютаро, проходивший мимо девушки, когда та пыталась тренироваться. — По всем нам сильно ударила смерть Мидзуру-сан, но надо собраться с силами. Мы нанесли врагу удар, но ещё не победили его.

— И что нам делать теперь? — спросила Сатоми, хватаясь за его слова, как за соломинку. — Доспехи ведь разбиты, воевать мы ещё долго не сможем.

— Не меньше месяца точно, — кивнул Ютаро, — так говорит Ранг. Инженеры же настаивают на том, что только после нового года доспехи будут готовы встать в строй. До этого времени нам надо подготовиться к новым боям. Раз нет репетиций и спектаклей, с завтрашнего дня начинаем все свободное время уделять подготовке в условиях, приближенных к реальным. Я говорил с Дороши-кун, она сообщила, что уже ввела поправки в программы и теперь мы сможем вести тренировочные бою против «Биг папасов», а не каии.

— Ты считаешь, что это поможет нам, Ютаро-кун? — тихо спросила Сатоми.

— Конечно, поможет, — решительно заявил Ютаро. — Нам давно пора совершенствовать тактику боя, иначе следующий может стать для нас последним. Но это уже завтра, а сейчас я хотел бы немного пофехтовать с тобой.

Только тут Сатоми заметила, что в руках Ютаро держал свой служебный меч.

— Ты хочешь попрактиковаться с боевым оружием, Ютаро-кун? — удивилась Сатоми. — Я сейчас не в самой лучшей форме, и это может быть опасно для нас обоих.

— Это верно, — усмехнулся Ютаро, вынимая меч из ножен. — Я не самый лучший фехтовальщик, а потому тебе стоит сосредоточиться, чтобы не убить меня.

Сатоми рассмеялась, поняв, что командир поймал её в ловушку, притом очень ловко. В тех поединках, что ей навязал Ютаро, девушки придётся выложиться полностью, и не для того, чтобы победить, а именно для того, чтобы не ранить или не покалечить его.

Молодые люди встали друг против друга, поклонились, и тут из-за угла театра вышел Руднев. Они обернулись, глядя на него, как будто покойника увидали. И Сатоми, и Ютаро позабыли совсем о том, что Руднева они не видели уже несколько дней. Кажется, он пропал в тот день, когда они атаковали логово врага, и погибла Мидзуру. Выглядел он не лучшим образом, синяки и кровоподтёки на лице, мешки под глазами, видимо, ему не сладко пришлось в эти дни.

— Что с вами стряслось, Руднев-сан? — спросила Сатоми.

— Небольшое недоразумение с контрразведкой, — отмахнулся Руднев. — Но мне удалось убедить их в том, что я не шпион, и вербовать меня смысла нет. А вы, как я вижу, тут дуэль устроить хотите. Не буду мешать.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.