Ваш выход, рыцарь Вешковская!

Саринова Елена

Серия: Ладмения и иже с ней [6]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Ваш выход, рыцарь Вешковская! (Саринова Елена)

Пролог

За семь лет до последующих событий…

— …В заключение своего дипломного проекта хотелось бы еще раз подчеркнуть, что знание теоретической основы такого важного аналитического компонента, как «женская логика», позволяет определить скрытую мотивацию участвующих в следствии сторон и заметно продвинуться в поиске преступника…

О-хо-хо. Ничего себе, загнула. Одну мозговую извилину за другую. Последние, оставшиеся… Теперь желательно глаза от кафедры оторвать… Надо бы… А что они там молчат-то?

— Кхе-кхе… Спасибо, Агата, — канцлер Исбург, вероятно, от моего «загиба» очухался первым. И поправил ладонью свою козлиную бородку в перпендикуляр к столу (привычка у него — вкушать кадетский бред, водрузив подбородок на кулак). — Вопросы к кадету Вешковской у присутствующей комиссии есть?

— Имеются, — а кто б в этом факте усомнился? Лично я бы и медень на спор не поставила. Госпожа Лэшок в выдержанной театральной паузе скосилась в исписанный лист под своим носом. — Кадет Вешковская?

— Да, это я, — надеюсь, это уже вопрос был?

— Кадет Вешковская, тема вашего дипломного проекта… так называемая, «женская логика», — и выстрел в упор прищуренным взглядом. Ох, чую, грядет. Да и чего доброго от этой «мантикоры» ждать? Столько лет традиционно скалилась, а тут, вдруг… — Я хотела бы для себя… — ударение на последнем слове и кивок на обе стороны длинного стола — уточнить: какое она имеет отношение к обычному следствию, проводимому рыцарем Прокурата?

— Женская логика?.. — да хвост тебе главной дверью прищемить. Ведь, едва ли не в лицах все примеры живописала.

— Совершенно верно, кадет Вешковская.

Ну, хорошо. Поскачем по второму кругу. Только, оно вам всем надо? На пятом-то часу третьего дня «триумфа маразма над здравым смыслом»:

— Вернемся к пункту первому главы номер два, — мне послышалось или остальные четверо «хранителей здравого смысла» вздохнули? — Составляющие данного аналитического компонента, — мстительно процитировала я саму себя. Потом тоже… вздохнула. Точнее, вдохнула. — Женская логика отличается от признанной за эталон, так называемой «научной» или «мужской», наличием третьей ее части. В мужской логике суждение может быть истинным или ложным. В женской, кроме перечисленных двух, присутствует третье — суждение, не представляющее для женщины интереса. Что не мешает ей отнести его ко всем перечисленным категориям одновременно. Причиной этому служит понятие «абсолюта». Что такое «абсолют»? Так называемая «догма», к которой примеряется последующий вывод. Именно абсолют решает, соглашаться со стороной оппонента, противоречить ей или свести спор на нет. На бытовом примере поясню: спор мужчины и женщины. Он в полемическом пылу восклицает: «Ты сама на себя посмотри!». Тем самым, намекая на собственные недостатки оппонента. Женщина же в ответ парирует: «Да вам вообще никому верить нельзя! Правильно мне мама говорила!». Абсолют здесь: «Мужчина по своей природе доверия не заслуживает»… — перевела я дух и понеслась дальше. — Абсолют применительно к следственному процессу и именуется «скрытой мотивацией». Например, дама, выступающая по делу об убийстве собственного мужа, сначала пытается уверить, что упокойный был крайне невоздержан на грубость. Потом дает показания о его притеснениях по службе. И в заключение без колебаний соглашается на эксперимент с энергодвойником убитого.

— Ну и в чем же здесь «абсолют»? — приподняла тонкие брови «мантикора».

— Данная дама, хоть и мужа собственного, мягко говоря, не любила, к убийству его никакого отношения не имеет. Абсолютом же здесь является ее уверенность: «Мой упокойный муж — никчемное животное»… Прошу прощения.

— Да-а… — канцлерская бородка вновь накрылась ладонью. — Я так думаю, господа, на этом…

— А вот что бы еще хотелось прояснить… для себя, — пожалуй, ее не только я сразу за дверью тихо прокляну. — Вы, кадет Вешковская, по своему специалитету, насколько я знаю, «малумтелепат»? Чтец мыслей нечисти?

— Так точно, госпожа Лэшок.

— Так, применительно к ней…

— Женская логика? — на этот раз она меня все же, удивила. — Ага-а. Применительно к нечисти?

— Совершенно верно. Но, если вы затрудняетесь нам…

— Во-первых, женская логика активизируется лишь для полемики, а представители разумной нечисти очень редко вступают с малумтелепатом в спор. Во-вторых, хоть у нечисти и высоко развита интуиция, то есть, инстинкт самосохранения, сама по себе она…

— Уж о вашей-то, кадет Вешковская, развитой интуиции мы тут все наслышаны. Не так ли, господа?

Вот мстительная зараза! И ведь было-то на первом курсе. С тех пор за свою «интуицию» и плачу. Хотя, скорее, за не менее «развитый» язык:

— С вашего позволения, я продолжу. Еще один пример абсолюта. Теперь, из моей личной практики. Обычно женщина применяет скрытую мотивацию в корыстных целях. Часто, пользуясь при этом своим…

— Агата!.. Господа, вопросы к защите данного проекта еще будут? — взгляд моего научного куратора и без всяких слов был более чем красноречив: «С языком у тебя, детка, проблемы хронические». — Нет?.. — тягостная, многосекундная пауза. Настороженный скос в сторону мрачной госпожи Лэшок и громкий поспешный выдох. — Кадет Вешковская, можете быть свободны. И, раз вы у нас — последняя, предупредите там остальных, чтоб далеко не разбегались до церемонии оглашения результатов.

— Спасибо, господин канцлер… Всем спасибо за внимание, — о-хо-хо! И, подхватив подмышку свой «маразм», нестись отсюда, не касаясь скрипучего пола…

Ба-бах! Высокая дверь за моей спиной захлопнулась со звуком выставляемой пудовой печати (я такую в музее видела). И я, будто впервые за последние несколько недель, оглядела родной, уходящий в обе широкие дали, коридор… А кого тут предупреждать? Наверняка, все на лужайке за главным корпусом кверху носами в чувство приходят. После экзаменационного «финиша». Все, кроме одного. Вот оно — счастье. И я через гулкий коридор ринулась сейчас именно к нему:

— Ник! — бух, прямо в подставленные на другом его конце длинные руки. — Ух-х. Всё!

— Ты живая? Как все прошло?

— Надеюсь… нормально. Правда…

— Мантикора?

— Ага. А тебя вчера не пытала?

Мой «любый» однокурсник скривился, прищурив вечно смеющиеся гранитно-серые очи:

— Узкопрофильная тема моя ей явно не по клыкам… Агата?

— Ага?

— Значит, тебя можно поздравить?

— Так, и тебя тоже. Я теперь снова способна объективно оценивать реальность. Потому что изменить ее в ближайшие дни уже не смогу. Когда у нас кадетский бал?

— Как «вернувшейся в реальность», докладываю: через четыре дня, рыцарь Прокурата, малумтелепат, Агата Вешковская.

— Ну, предположим, еще не «Рыцарь». Да и насчет «малумспециалитета»: где я в Ладмении достойных «собеседников» себе найду? Такие как ты, дерзкие и решительные, их почти всех извели. И у меня по этому поводу к тебе…

— Погоди.

— Что?

Ник, оттолкнувшись от подоконника, перехватил мою руку:

— Погоди. Сначала — обоюдные поздравления.

— Поняла… А давай — на нашем любимом месте? Там, где обычно? Когда еще сможем…

— Понял… Пошли!

И мы побежали. Миновав длинное правое крыло третьего этажа, промахнули пустой лестничный пролет и, разметав по сторонам кучку младшекурсников, вновь вильнули направо. А дальше — мимо высоченных, вровень потолкам, шкафов вдоль стен с хранящимися под их залапанными стеклами раритетами, картами и важными инструкциями (подальше от кадетских корректировок) и, наконец, тормознули между двумя самыми дальними. У узкого простенка. Такого, что, если в него вдвоем — то только в обнимку. Прижавшись тесно друг к другу.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.