Пожар

Подкольский Вячеслав Викторович

Жанр: Русская классическая проза  Проза    Автор: Подкольский Вячеслав Викторович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
(Посвящается маленькому Эсику)

Сумерки. Мерцают звёзды и глядятся в зеркальные лужи. Пахнет весной. Прохладно. Мерно, почти не мигая, горит в фонарях газ. Праздничный шум стихает. Умолк колокольный звон; отчаянно звонят только конки. В уютной квартире Рыбковских полутьма: лампы горят лишь в передней и детской. В темноте столовой самовар уныло кончает свои последние нотки. В гостиной, рядом со столовой, сидят на диване супруги Рыбковские, едва освещённые отсветом с улицы, и наслаждаются выпавшими минутами покоя после многотрудного первого дня Пасхи. Нина Павловна — в капоте, супруг — в одном расстёгнутом жилете, по домашнему. Он с наслаждением затягивается сигарой и тяжело отдувается:

— Ох Господи! Ну, и измучился я сегодня с этими ужасными визитами! За грехи они нам!

— А нам, женщинам, хозяйкам, ты думаешь, легче? — замечает Нина Павловна. — Принимать визитёров, мне кажется, ещё труднее, мучительнее!..

Из кухни доносятся голоса кухарки и горничной; по временам одна из них напевает что-то тягучее, деревенское. Единственный пятилетний сын Рыбковских, розовый, хорошенький Кутуся, как прозвал он сам себя, сидит у стола в детской и сосредоточенно рисует пароход. После праздничных хозяйских подношений вина, а главное своих, на собственные деньги, пожилая няня дремлет на стуле около барчонка и клюёт покрасневшим носом. В передней раздаётся звонок.

— О, Господи! Вот наказание! Кого это Бог посылает? — в один голос восклицают супруги Рыбковские и спешат поскорее одеться.

Горничная шуршит своей накрахмаленной юбкой и, предварительно выругав гостей, сладким, радостным голосом здоровается с ними и приглашает в комнаты. Кутуся тотчас же бросает рисование и бежит к гостям поздороваться и показывает праздничные подарки и яйца. Вскоре раздаётся второй звонок, за ним третий, и т. д.

Квартира освещается; по приказанию барина горничная уже расставляет ломберные столы: все торопятся скорей за карты, будто хотят разговеться после великого поста. Наконец, комната оглашается обычными возгласами: «пасс», «пики», «без козырей», «три бубны» и т. д.

Кутуся долго бродит по комнатам, стоит и смотрит около играющих; но всё это неинтересно, скучно. Он раз пять входит в детскую и обращается с различными вопросами к няне, но она только что-то мычит. В столовой светло; посуда ещё не убрана. Кутуся ковыряет пальцем ванильную пасху на пасхальном столе, жуёт кулич и вдруг обращает внимание на заглохший самовар. Мальчуган дотрагивается до него, что-то думает и плутовски улыбается.

— Постой-ка, я пожар устрою! — говорит он.

Дело в том, что накануне наискосок их дома был пожар, и Кутуся отлично видел всё, что проделывали пожарные при тушении.

— А из чего бы кишку-то сделать? Разве из полотенца? Нет, это не хорошо. Постой… Да у мамы я видел… Настоящая… К какой-то банке привязана!.. Дай-ка возьму…

Кутуся бежит в освещённую голубым фонарём спальню, отрывает вставленную в эсмархову кружку гуттаперчевую кишку, несёт её в столовую и надевает на кран самовара. Затем он ставит к самовару стул и садит на него спящего тут же, в столовой, толстого серого кота, надев ему на голову медную конфорку. Кот с самоварной конфоркой на голове должен изображать пожарного. Мальчик повёртывает кран и начинает из кишки поливать буфет, а для изображения дыма подбегает к плевательнице и швыряет из неё горстями песок по воздуху…

Дверь из коридора отворяется. Входит горничная.

— Пожар, пожар, Паша! — в восторге кричит Кутуся.

Та всплёскивает руками, заливается звонким смехом и опрометью бежит в детскую.

— Няня! Няня! Поглядите-ка, что ваш пожарный-то делает! — восклицает она, бросаясь на нянину постель.

Няня вскакивает и с испугом крестится.

— Где пожар? Какой пожар?

Паша не может от смеха произнести ни слова. Нянька, со сна ничего не заметив в столовой, подпрыгивая и покачиваясь, бежит прямо в залу, к господам. У неё растрёпанное, обезумевшее лицо. Старуха таинственно направляется к играющему в карты барину и шепчет:

— У нас неблагополучно: пожар внизу!

Последние слова, которые сопровождаются грохотом уроненного Кутусей со стола самовара и чайника, электрическим током пробегают с одного стола на другой, и все разом бросаются в столовую.

Лампа коптит; самовар валяется на полу; пол, буфет и стены залиты водой; кот давно убежал и отряхивается под стулом. Кутуся, грязный, запылённый и мокрый, в недоумении стоит посреди столовой, готовый расплакаться. Пасхальный стол с испорченными закусками в полном разрушении…

1903

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.