Последние дни Лориен

Лор Питтакус

Серия: Наследие Лориена. Пропущенные материалы [6]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Последние дни Лориен (Лор Питтакус)

Глава 1

Перед вами Лориен. Идеальная планета. По крайней мере, так говорят.

Возможно, так и есть. За все эти годы Лориенская Служба Инопланетных Исследований неоднократно посылала разведывательные корабли к каждой мало-мальски обитаемой планете, и всякий раз отчеты оказывались неутешительны.

Вот к примеру, планета под названием Земля: загрязненная, перенаселенная, слишком жаркая и с каждым днем становящаяся все жарче. По словам наших разведчиков, там все несчастны. Большую часть жизни земляне убивают друг друга за всякую ерунду, а в оставшееся время стараются не быть убитыми.

Если полистать их учебники истории (которых у нас в Главном Лориенском Хранилище знаний целая пачка), то вы увидите, что вся земная история — это череда бессмысленных войн. Так и подмывает крикнуть: «Земляне, вы тупицы, поумнейте уже!»

Беда в том, что не считая Лориен, Земля, пожалуй, лучшая из обитаемых планет. Про Могадор я вообще молчу. Та еще помойка.

Здесь же, на Лориен, нет войн. Во всех смыслах. Даже погода всегда идеальная, ну а если у вас особое представление об идеале, то на планете найдется экосистема на любой вкус. Большая часть суши покрыта девственными лесами, захватывающими дух горами и безупречными пляжами. А в тех немногих городах, которые у нас все же есть, полно свободного места — ни толчеи, ни пробок и совершенно никакого криминала.

Народ даже не спорит без нужды.

Да и о чем спорить-то? Планета так идеальна, что все на ней счастливы. Прям постоянно! Идешь ты, допустим, по столичным улицам, а все кругом улыбаются, будто зомби под кайфом.

Но, как известно, не бывает ничего идеального, правильно? А даже если и бывает, то на мой взгляд «идеально» — это довольно скучно.

А я ненавижу скуку. И всегда активно стремлюсь к несовершенству. Вот где обычно самое веселье.

Хотя, если вспомнить, сколько народу я напрягаю — в первую очередь своих предков — то я и есть главное несовершенство.

Это определенно не по-лориенски.

Все эти мысли настигли меня в забитой под вечер «Химере». Рев музыки, запах пота и — СЮРПРИЗ! — все счастливы и улыбаются, подпрыгивая, крутясь и врезаясь друг в дружку.

Сегодня ночью я тоже был счастлив. Я танцевал вот уже несколько часов, в основном один, но временами наталкивался на какую-то девушку, и в итоге мы даже несколько минут потанцевали вместе, улыбаясь и смеясь, но без намека на что-то серьезное, пока одного из нас не увлекла за собой музыка. Ничего особенного, в общем.

Ну ладно, надо признать, ночь выходила что надо.

Близился рассвет, когда я подвыдохся после нескольких часов непрерывных плясок и, решив наконец перевести дух, прислонился к одной из колонн, стоящих вдоль края танцпола. Подняв взгляд, я обнаружил, что стою рядом с Пакстоном и Тив. Мы не дружили, но они были завсегдатаями «Химеры», и нас пару раз представляли друг другу.

— Здорово, — кивнул я им, сомневаясь, помнят ли они меня.

— Сандор, ну ты и проныра! — хлопнул меня по плечу Пакстон. — Разве тебе не пора давно сопеть в люльке?

Следовало разозлиться на него за насмешки, но, на самом деле, я лишь обрадовался, что меня узнали. Пакстона всегда веселила моя способность раз за разом проникать в клуб, ведь по возрасту я технически еще не дотягивал до входа.

Лично я ничего страшного в своем несовершеннолетии не видел — в «Химеру» народ стекался просто потанцевать да послушать музыку. Но на Лориен правила соблюдались строго.

Пакстон был лишь на несколько лет старше меня и учился в Лориенском Университете, а его девушка, Тив, работала в модном бутике на улице Полумесяца. В принципе, образ жизни этих двоих вполне соответствовал моим представлениям о собственном будущем. Днем зависать в кафешках, а ночью танцевать в клубах вроде «Химеры», и при этом никто не выносил им за это мозг.

До совершеннолетия осталось не так уж и долго. Правда, мне казалось, будто я жду уже целую вечность. Меня достало быть подростком, достало ходить в школу, подчиняться учителям и соблюдать родительские запреты. Вскоре мне не придется притворяться взрослым. Я просто стану им и смогу жить той жизнью, какой сам захочу.

А пока «Химера» — единственное место, где я действительно могу быть собой. Здесь все чем-то похожи на меня. Безумные прикиды и чудные прически, собственные интересы. Даже на такой идеальной планете, как Лориен, есть те, кто в нее не вписывается. Именно такие и приходили в «Химеру».

Порой — не часто, но бывает — можно заметить, как кто-то хмурится. Не потому, что он несчастлив или типа того, а просто ради прикола. Или просто, чтобы прочувствовать, каково это.

Тив изумленно уставилась на меня, а Пакстон указал на мой ID-браслет.

— А разве эти штуковины не защищены от взлома? — поинтересовался он с усмешкой. — Как тебе удается каждый раз находить лазейку?

Сканер на входе в «Химеру» проверяет всех посетителей, в основном, чтобы не дать пройти таким малолеткам, как я. Раньше я, бывало, проникал через заднюю дверь, либо примазывался к толпе у входа и просачивался под шумок. Однако сегодня ночью я зашел дальше, перепрограммировав свой идентификационный браслет с данными о возрасте так, чтобы система принимала меня за совершеннолетнего. По правде, я страшно собою гордился, однако секреты выдавать не спешил. Поэтому на вопрос Пакстона лишь многозначительно пожал плечами.

— Вот такой я. Сандор — Технический гений и Парень-Загадка.

— Пакстон, да подумаешь, входной скан, — отмахнулась Тив. — А как же школьный регистратор? Ты ведь еще школьник, так? Лучше поспеши обратно, а то еще запалят. Поздно уже.

— Ты хотела сказать «рано»? — поправил я. Солнце должно было встать с минуты на минуту. Но в целом Тив была права. Ну, то есть, теоретически.

Над губой у Тив родинка, а на щеке алеет родимое пятно, исчезающее за линией волос. Вокруг родинки вьется татушка, изгибающаяся в виде стрелки, указывающей на родимое пятно. Тив невысокая и довольно симпатичная, а еще в ней есть что-то неординарное. Она была собой и не собиралась этого скрывать. Меня это восхищало.

Так и подмывало похвастаться ей, как я обошел проблему школьного регистратора посещений. На самом деле, мне это далось даже проще, чем дверной скан клуба… или, возможно, я просто так хорош в этом деле. Короче, все, что я сделал — это одолжил ненадолго у своего приятеля Рекса ID-браслетик и вшил в него цифровой слепок моей биоматрицы. И теперь, когда Рекс заходил в класс, регистратор фиксировал мое присутствие, даже если я прогуливал.

Эту уловку я придумал после того, как пару месяцев назад вляпался в неприятности и меня заставили отрабатывать наказание в школьной администрации. Там-то я и обнаружил слабое место в системе школьного регистратора: он не отслеживал переизбыток учеников. Поэтому, когда мы с Рексом приходили в школу оба, регистратор никак на это не реагировал. Идеально!

— Простите, секрет фирмы, — произнес я слегка самодовольно.

— Крутой пацан, — отозвался Пакстон уже не столько восхищенно, сколько презрительно. Я вспыхнул.

— Спасибо, — поблагодарил я, старательно изображая равнодушие. Но не успел я придумать, чего бы еще такого добавить, как меня буквально парализовало. В дверях клуба мелькнуло знакомое лицо. И отнюдь не то, которое бы мне хотелось сейчас видеть.

Это был Эндим — мой школьный профессор по инопланетным культурам.

Вообще-то, в целом Эндим довольно клевый дядька, и, наверное, единственный препод, который мне по-настоящему нравился. Но каким бы клевым он ни был, стоит ему засечь меня в клубе, несовершеннолетнего, да еще и не успевающего к началу занятий, мне несдобровать — по-любому настучит.

Я улыбнулся парочке своих собеседников.

— Тив, Пакстон, было приятно пообщаться, — произнес я, стараясь держаться за массой танцующих вне поля зрения Эндима. Прикрытый толпой, я оглянулся ко входу: Эндим направился к одному из клубных разносчиков, взял предложенную ампулу и, опрокинув ее содержимое себе в рот, окинул зал взглядом, а потом шагнул на танцпол. Он точно меня не засек — пока не засек — но все же продвигался четко в мою сторону.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.