Не имей сто рублей

Сарматов Макар Владимирович

Серия: Дорогой [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Не имей сто рублей (Сарматов Макар)

Пролог

Год 2003, сентябрь, 10 число.

Россия, г. N-ск, ИТК ЯК 7/1.

Солнечный день. Не жаркий, со свежим, уже осенним ветерком. Стою с вещами перед внешними воротами «кармана» Исправительного Учреждения.

Ещё минута и ворота откроются. «ЗДРАВСТВУЙ СВОБОДА», — скажу я.

И вот, долгожданный момент настал. Ворота медленно поползли вбок, я достаю из сумки полотенце, вытираю лицо и раскладываю его как коврик перед собой. Встаю и тщательно вытираю ноги, оборачиваюсь и плюю назад. Хватаю сумку, шагаю вперед — я за воротами. «Ну, здравствуй … свобода» — саркастически произношу я и уверенно иду дальше.

Ни на что не надеясь, просчитываю маршрут к остановке. Но, стоящая на стоянке Волво-760, коротко просигналила. Я останавливаюсь и пытаюсь рассмотреть, кто находится за тонировкой стекол. Мне облегчают задачу — стекло опускается и оттуда выглядывает улыбающийся Роман Родимов (прозвище — Родной, получил его в армии), махая мне рукой.

— Во как…. — говорю я и направляюсь к машине. — Здоров, Ромашка. А ты как здесь?

— Да вот, тебя поджидаем.

— Так ты не один? С кем, если не секрет?

— Садись уже, сам всё увидишь.

Я открываю заднюю дверь, бросаю сумку и сажусь в авто. И вот тебе на, рядом с Романом сидит ещё один мой сослуживец — Мишка Кудряшов (прозвали Кудря из — за фамилии).

Я расплываюсь в улыбке:

— Миха, и ты здесь, чертяка?

— А як же. Матушка твоя подсказала, где тебя найти. Ты нам очень нужен.

— Да ну, а если б я ещё срок мотал?

— Всё равно, без тебя никак. Дождались бы.

— Что-то вы темните братишки, ох не к добру это.

— Ладно, всё потом. Куда сначала едем? — спросил меня обернувшийся Роман.

— Давай за водкой, а потом домой. Маман, наверное, уже стол накрыла. Вот дома всё и расскажете.

Ромка завел машину и мы двинулись в путь.

В тот вечер мы засиделись долго. Парни поведали мне о своих планах вернуться в Афганистан и проехать по местам боевой славы. Заодно доставить гуманитарные грузы. Но нужен человек, который имел контакт с населением именно этого района — провинции Герат.

— А как же Ничей? — спросил я.

— Его застрелили ещё в 99-ом, в Саратове. Он работал на агентство «Алекс», охранял и сопровождал грузы. Вот, при попытке ограбления конвоя, ему и досталось, — ответил Роман.

— Да … Не знал, что Вова Нестеров погиб (армейское прозвище Ничей из — за его поговорки: «Ничей — значит мой»), — произнес я и разлил по стаканчикам водку.

— За тех, кого с нами нет, — пробурчал Миша Кудряшов и мы выпили молча, не чокаясь.

— А что с нашим продавцом? — не успокаивался я.

— С Андрюхой? Так он совсем плох. Три контузии здоровье окончательно подорвали. Он теперь как после кессонки, даже ходить не может, — ответил Миха.

— Теперь понятно, почему я вам понадобился. Из нашей группы только я и остался, кто с местными дела имел. Ну, еще взводный Юра. А пойди, найди его в тайге. Он даже адреса не оставил. Где его теперь искать в Сибири?

— И не только поэтому. Ты там пешим прошёл почти всю зону ответственности. Так что, лучше тебя никто не ориентируется. Да и опыт войны не пропьёшь, — снова подал голос Миха.

— Мы, так и так без тебя не поехали бы, — подтвердил Роман.

— Хорошо парни, дайте мне неделю, я подумаю и дам вам знать. А сейчас — спать всем. Я вас не отпущу, потому что водки лакнули. Обустраивайтесь на диване.

Проснулся я в семь часов утра. Что поделать, за три года колонии привык к режиму и теперь мои биологические часы будили меня ровно в этот час. Гости мои спали. Я прошёл в ванную, умылся, почистил зубы, и вытираясь, заглянул на кухню. Мама колдовала над завтраком. Увидев меня, сказала:

— Буди гостей, завтракать будем, — и поставила на стол графинчик с водкой.

— Мам, не надо, убери.

— Что так, голова-то, наверное, болит?

— Нет мам, мы не так много выпили, чтобы болеть. Да и еды было много. К тому же, у нас есть дела на сегодня, а выпивши, за руль не сядешь.

— Вот и молодцы, — сказала она и убрала водку в холодильник.

Я пошёл в зал, где на диване спали мои товарищи. Открыл дверь и увидел идиллическую картину. Друзья спали в обнимку, как молодожёны. Я улыбнулся и рявкнул:

— А ну, подъём … голубки!

Они, ворча, открыли глаза. Взглянули друг на друга, отдёрнули руки и показушно шарахнулись друг от друга. Миха хитро улыбнулся, сделал брезгливую рожу и гнусаво произнес:

— Фууу… у меня уши все в слюнях. Ты что, лобызал меня …. противный? — и жеманно повел рукой.

Ромка подхватил его шутку. Сделал вид, что смотрится в зеркало, ахнул и произнёс, не менее гнусаво:

— Кудря, ты мне засос поставил, противный. Что теперь люди подумают?

После его жестов и слов все дружно засмеялись.

— Хорош парни дурачиться, идите умываться и будем завтракать, — строго произнес я.

За столом мы уминали яичницу с жареным луком и колбасой, давно я так вкусно не ел. Потом пили чай со смородиной и печеньем, получая удовольствие от аромата.

Когда наша скромная трапеза подходила к концу, я произнёс:

— Парни, я подумал над вашим предложением, я еду с вами…….. — фразу я не договорил, потому что знал — мама прислушивается и если узнает, куда мы собрались, будет очень расстраиваться.

Друзья переглянулись и, повернувшись ко мне, удивлённо спросили:

— Ты же просил неделю на размышления?

— Нет, я просил неделю на свои дела и сборы. И после решения своих проблем, хотел вам ответить «Да».

— Так ты ещё вчера всё решил?

— Конечно, куда же я денусь? Тем более, на работу свежеосвобожденного ЗэКа мало кто возьмёт.

— Что вы задумали? — спросила моя мама, войдя на кухню.

— Мам, вот эти хулиганы предлагают мне работу от совета ветеранов Афганистана.

— И что за работа?

— Да ничего сложного. Отвезти груз с гуманитарной помощью в Туркмению и передать его таможенникам для дальнейшей передачи в Афганистан. Вот Мишке и Ромке предложили прокатиться, а машин три. Они про меня и вспомнили. Говорят, чем брать незнакомого, лучше, когда все друг друга знают. А я вот, согласился с ними ехать третьим водителем.

— А это не опасно?

— Ну что вы, теть Маш, — вмешался Кудря. — Туркмены к русским нормально относятся. Не то, что эти предатели — таджики с узбеками. Туркменбаши их там чуть ли не в социализм привёл, живут хорошо за счёт нефти и газа. Да, вы, наверное, и сами из телевизора всё знаете.

— Ага, помню. Путин, кажется, с ихним, как его … Баши, недавно встречался.

— Вот-вот, — подтвердил Мишка.

— А сейчас вы куда собрались?

— В Совет ветеранов съездим. Хочу узнать условия, — ответил я.

— Вот и хорошо, вот и правильно, — сказала она, успокоившись, и пошла к себе в комнату.

Глава 1

Год 2009, сентябрь, 10 число.

Афганистан, провинция Бадгис, Маручак.

Я с трудом продрал глаза и уставился в потолок. «Мать моя — женщина, где это я?» — мелькнула первая мысль. Глиняные стены, куполообразный потолок с дырой по центру. «Во как», — пробурчал я и попытался встать, чтобы осмотреться. Боль во всем теле мгновенно отозвалась. В голове как будто взорвалась граната. Меня бы вырвало, если б было чем. И я моментально упал обратно на топчан. Вот так сюрпризец, все признаки контузии. Похоже, мозг я себе капитально тряхнул. Даже не помню предыдущие события.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.