«Мусорные» революции как бизнес

Лебедева Ирина

Жанр: Политика  Научно-образовательная    Автор: Лебедева Ирина   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

«Нам нужно вмешаться в это дело по вполне понятным причинам. Революции в цене, все их покупают, почему мы должны оставаться в стороне и не прикупить парочку и себе?». Большинство специалистов, изучающих актуальную ныне тему экспорта революций, обосновывает «ненасильственные» перевороты на постсоветском пространстве вполне в духе этой фразы из романа Роберта Шекли «Времени в обрез». В недавно вышедшем документальном исследовании канадского журналиста Марка Маккиннона «Холодная война, революции, подтасованные выборы и нефтепроводная политика в бывшем СССР» автор характеризует деятельность обосновавшегося в Вашингтоне Международного центра ненасильственных конфликтов (International Center on Nonviolent Сonflict) как ярчайший пример «прикупа революции», но не из области фантастики, а из практики «приватизации бизнеса на цветных революциях». (Mark MacKinnon. The New Cold War: Revolutions, Rigged Elections and Pipeline Politics in the Former Soviet Union (Random House Canada. 2007))

«Цветная революция», как согласны сегодня большинство западных исследователей, – это частный случай геополитического передела мира средствами государственного переворота, в котором решающую роль играет организация извне путча, маскируемого под национально-освободительное или демократическое движение; цель — разрушение национального государства и учреждение на его месте внешнего управления. Не случайно британский исследователь этой проблемы Джонатан Моуэт озаглавил свой фундаментальный труд о цветных революциях «Скрытый государственный переворот: Вашингтонский демократизационный шаблон «нового мирового порядка». (Jonatham Mowat. Coup d’etat in Disguise: Washington’s New World Order «Democratization» Templete: http: //globalresearch.ca/articles/MOW502A.html)

Наверняка идея выдвижения на первый план в цветных революциях «внешнего фактора» возмутила бы учредителя Международного центра ненасильственных конфликтов Питера Акермана (Peter Ackerman) — второго по популярности в мировой иерархии идеологов и тренеров по натаскиванию на революции в разных частях света. Вслед за своим ментором Джином Шарпом (Gene Sharp), номером первым в «ненасильственных» сменах режимов, Питер Акерман клеймит «российского президента Владимира Путина и многих западных марионеток» как «сторонников теории заговора», которые «цепляются за внешние факторы», указывая на «помощь Запада оппозиции…». («People power wins in Ukraine» by Peter Ackerman and Jack DuVall. Boston Globe. December 26, 2004)

Человек, большую часть своей карьеры посвятивший сомнительным операциям на бирже и едва избежавший тюрьмы в ходе крупнейшего на Уолл-Стрит финансового скандала с так называемыми «мусорными облигациями», Питер Аккерман и в своем новом занятии (спекуляция революциями) остается верен себе. Главное его средство — агрессивное отрицание очевидного как инструмент психологической войны, в арсенал которой входит и «ненасильственная» революция». Так, в размещенном на сайте организации Аккермана «заявлении» по поводу книги Марка Маккиннона говорится: «Господин Маккиннон утверждает, что Питер Аккерман распространял «формулу» для революций «от Сербии до Грузии и Украины». В действительности наш центр не существовал во время октябрьского (2000 года) падения Милошевича в Сербии, не снабжал никакими материалами Грузию до «революции роз» и не поставлял никаких материалов украинцам до «оранжевой революции». Ни в какое время наше руководство или сотрудники не общались с людьми, вовлеченными в эти события». (Statement Responding to Errors in a New Book…http://www.nonviolent-conflict.org/resources_ft.shtml)

Однако по сотням публикаций, документальных свидетельств и интервью участников «революций», книгам и официальным сайтам широко известно, что Питер Аккерман до создания собственного центра работал в Институте Альберта Эйнштейна вместе с о своим наставником Джином Шарпом, чья «формула для революции» «От диктатуры к демократии: концептуальные основы для освобождения» (Gene Sharp. From dictatorship to democracy: a conceptual framework for liberation. www.aeinstein.org) была напечатана тиражом в 5000 экземпляров и распространялась среди активистов «Отпора» в Сербии, а потом в кругах «оранжевых» на Украине. На главной странице официального веб-сайта Института Альберта Эйнштейна рядом с книгой Джина Шарпа одно время красовалась ссылка: «О методах трансформации Украины от диктатуры к демократии, которые использовались продемократическим движением на Украине, читайте здесь»… («The Ukranian transformation of from dictatorship to democracy that is being used by prodemocracy movement in Ukraine is here». www.aeinstein.org) Так же широко известно, что ветеран американской армейской разведки полковник Роберт Хелвей, ключевая фигура «ненасильственных тренингов» Аккермана и Шарпа, не только натаскивал оппозицию на смену режима Милошевича на специальных семинарах в отеле Хилтон в Венгрии в марте 2000 года, но и принимал непосредственное участие в подготовке «оранжевых» на Украине. (Emilia Nazarenko: «Moscow and Washington confronting each other in Ukraine», Reseau Voltaire November 1st, 2004) Документальный фильм самого Питера Аккермана «Свалить диктатора» (Bringing down a dictator. Producer York Zimmerman. Inc. 2001), который и сейчас можно приобрести на сайте Института Альберта Эйнштейна, стал, по мнению очевидцев грузинских событий, «наиболее важным звеном в победе «революции роз».

Фильм «Свалить диктатора» подробно разбирает методы, использованные организацией «Отпор» для отстранения от власти Слободана Милошевича. В течение многих месяцев первый в Грузии «независимый» телеканал «Рустави-2» каждую субботу демонстрировал эту ленту, сопровождая показ теледебатами, в ходе которых грузинам предлагалось обсудить уроки, которые они вынесли из фильма, в интересах «грузинской революции». В ходе решающих десяти дней, которые привели к падению Эдуарда Шеварнадзе в ноябре 2003 года, канал многократно увеличил количество включений с демонстрацией ленты «Свалить диктатора». «Все демонстранты знали наизусть тактику, примененную в Белграде, потому что все видели фильм и каждый знал, что он должен делать», — сообщал один из руководителей грузинской оппозиции корреспонденту «Вашингтон пост». (См.также:a609.html)

Уже будучи свергнутым, Шеварднадзе запоздало сокрушался: «Это план Сороса, все расписано: и деньги, сколько надо, какие неправительственные организации являются надежными, с кем надо сотрудничать. Большое внимание в отношении подсчета голосов… Правильно сделали, что прогнали Сороса из России, — плохо он себя ведет. Не его дело политика вообще-то». Тут бывший президент Грузии сильно ошибается. Джордж Сорос – человек широких горизонтов и прекрасно знает, что во всякой экономической конкуренции самое главное – преуспеть в конкуренции политической. Именно Джордж Сорос выделил первые средства на открытие Джином Шарпом его Института Альберта Эйнштейна (центра «ненасильственных действий как способа ведения войны» по определению самого Шарпа). Именно соросовское «Открытое общество» финансировало стажировку активиста грузинской оппозиции Гига Бокерия в Сербии, засыпало Грузию лепестками тех самых роз и проплачивало еще много чего, вплоть до зарплаты победившим «революционерам» (правда, на паях с ООН).

Летом 2003 года деньгами Сороса финансировался десант «Отпора» в Грузию, где около тысячи студентов прошли тренинг по организации уличных демонстраций. Все три наиболее активные в свержении Шеварднадзе организации — телеканал «Рустави-2», молодежное движение «Кмара» («Довольно»), созданное по типу сербского «Отпора», и партия «Национальное движение» Саакашвили — в той или иной степени финансировались через фонды Сороса. За полгода до «революции роз» «Кмара» получила грант в полмиллиона долларов, телеканалу «Рустави-2» из фондов Сороса были отпущены средства еще в 1995 году и выделены новые субсидии за год до переворота на «информационную поддержку» — открытие газеты «24 часа».

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.