Спартаковская война: восставшие рабы против римских легионов

Горончаровский Владимир Анатольевич

Серия: Militaria Antiqua [14]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Спартаковская война: восставшие рабы против римских легионов (Горончаровский Владимир)

Введение

Грандиозное движение рабов под предводительством бывшего гладиатора Спартака (73–71 до н. э.), уже в древности получившее название Спартаковская война, считается одним из самых значительных проявлений кризиса Римской республики в I в. до н. э. Это событие из истории Древнего мира перестало быть предметом чисто академического интереса уже более двухсот лет назад. В 1769 г. Вольтер одним из первых сослался на восстание Спартака в контексте обоснования права людей на вооруженное сопротивление несправедливому угнетению.

На фоне Великой французской революции Спартак быстро приобрел ореол неукротимого героического борца за свободу, так соответствовавший духу времени [1] . Вскоре «черный Спартак» — Франсуа Доминик Туссен-Лувертюр (ок. 1744–1803), начал на о. Гаити войну за свободу и независимость рабов-негров, добившихся в конечном итоге создания собственного государства. Следующее столетие подняло Спартака на щит как выдающегося организатора классовой борьбы римских рабов против их господ. Многие сравнивали с ним американского сторонника ликвидации рабства Джона Брауна, в 1859 г. Поднявшего восстание и погибшего за свои убеждения. К. Маркс, безусловно, выражал уже сложившееся общественное мнение, когда в письме Ф. Энгельсу от 27 февраля 1861 г. высказался о Спартаке следующим образом: это был «истинный представитель античного пролетариата» и «самый великолепный парень во всей античной истории». Романтический герой, готовый пожертвовать своей жизнью ради высокой цели, — таким предстал Спартак в 1874 г. перед первыми читателями известного романа итальянского писателя Р. Джованьоли, под руководством Дж. Гарибальди принимавшего непосредственное участие в войнах за объединение своей родины. Когда по свежим следам эту знаменитую книгу переводил на русский язык профессиональный борец с российским самодержавием С. М. Степняк-Кравчинский, он, несомненно, воспринимал Спартака как революционера. По той же причине немецкие социал-демократы Карл Либкнехт и Роза Люксембург назвали созданную ими в 1916 г. организацию Союзом Спартака.

Позднее в Советской России восстание Спартака стало преподноситься как первая международная революция трудящихся, а в общественное сознание активно внедрялся мифологизированный образ человека, который, выражаясь языком того времени, «задал жару античным эксплуататорам трудового народа» и вполне заслуживает, чтобы его имя было увековечено достойным образом. Отсюда существующие до сих пор многочисленные улицы и площади Спартака в Москве, Иваново, Калуге, Твери, Саратове, Липецке, Донецке, Ставрополе, Челябинске, Уфе, Новосибирске, Новокузнецке, Кемерово и Улан-Удэ [2] . Можно упомянуть также появившиеся в 1920-х гг. спартакиады, а позднее — общество и спортивные клубы, носящие его имя. Тогда же вошло в моду имя Спартак. Характерным примером является известный актер Спартак Мишулин (1926–2005), дядя которого проф. Д. В. Мишулин много лет занимался изучением истории рабских восстаний.

Определенную роль в нарастании всенародной любви к античному символу свободы сыграли прозвучавшие на I Всесоюзном съезде колхозников-ударников в 1933 г. известные слова И. В. Сталина о революции рабов, которая «ликвидировала рабовладельцев и отменила рабовладельческую форму эксплуатации трудящихся» [3] . Тут же эта идея, переносившая понятие «революция» в далекое прошлое, была подхвачена и переработана в теорию о растянувшихся более чем на пять столетий двух фазах рабской революции, о союзе рабов с «попутчиками», т. е. беднейшим крестьянством, а на позднем этапе и с варварами, и т. д. Такой безосновательный модернизаторский подход можно найти в работах уже упоминавшегося А. В. Мишулина, который утверждал: «…рабы становились пролетариями, и создавались предпосылки для более высокой стадии классовой борьбы, ставящей своей задачей уничтожение всякой частной собственности, ликвидацию капиталистического строя. Революция рабов была необходимым историческим звеном в борьбе за окончательную ликвидацию эксплуатации человека человеком» [4] . Только в 1960-е гг. была выработана более трезвая оценка интересующих нас событий [5] .

Так или иначе, Спартак продолжал оставаться личностью, весьма популярной в революционной среде. Его яростным почитателем, например, был Эрнесто Че Гевара. Что касается научного подхода к изучению Спартаковской войны, то следует отметить, что в отечественной и зарубежной историографии она, как правило, рассматривалась в различных социально-экономических аспектах [6] . Во многом это объясняется тем, что до нас дошли только фрагменты «Истории» Гая Саллюстия Криспа (86–35 до н. э.), где довольно подробно излагались связанные с восстанием события, а специальный исторический труд известного ритора I в. н. э. Цецилия Калактинского о рабских войнах известен только по упоминанию о нем у более позднего автора — Афинея (ок. рубежа II–III вв. н. э.). Поэтому о целом ряде военных эпизодов мы можем судить лишь в самых общих чертах, зачастую сопоставляя между собой обрывочные сведения из произведений различных античных авторов, писавших значительно позднее. И все же предпринятая далее попытка рассмотреть Спартаковскую войну с точки зрения анализа военно-политической ситуации и военного искусства того времени, на наш взгляд, вполне оправданна.

Глава I Наемник и гладиатор

Кем был Спартак до того, как он попал в рабство и стал гладиатором? Вполне определенно известно только одно: его родиной была Фракия — страна на севере Балканского полуострова конкретнее [7] — область племени медов (рис. 1) [8] , упоминаемых Страбоном (ок. 64/63 до н. э. — ок. 23/24 н. э.) в числе «народностей, чрезвычайно склонных к разбойничеству» (Strab. VII. 5. 12).

Рис. 1. Карта расселения фракийских племен (а) и границы Одрисского царства (б)

Воинственные меды, неоднократно совершавшие набеги на соседние земли, еще с IV в. до н. э. оказались втянутыми в сложную систему политических отношений с Македонией, а затем и с соответствующей провинцией Римской республики. Территория их обитания находилась в среднем течении р. Стримон (совр. Струма) близ западных отрогов Родопских гор (рис. 2). С юга ее защищали горные теснины, за которыми начинается прекрасная равнина шириной до 80 км, известная своим плодородием.

Рис. 2. Долина реки Стримон

С севера и востока границей этой области являются крутые вершины высотой от 1900 до 2900 м со склонами, поросшими густыми дубовыми и сосновыми лесами. Здесь, в маленьком болгарском городке Сандански, сорок пять лет назад был установлен первый в мире памятник Спартаку работы скульптора Величко Минского. Огромная атлетическая фигура безбородого героя (рис. 3) отражается в воде бассейна. Его гордый взор устремлен вдаль, левая рука опирается на щит, а правой он готов взяться за меч, чтобы сражаться за свободу всех угнетенных.

Скупую информацию о начальном периоде жизни Спартака дает Луций Анней Флор (ок. 70-140 н. э.), написавший свои «Эпитомы римской истории обо всех войнах за семьсот лет» на основе созданного Титом Ливием (59 до н. э.-17 н. э.) известного труда под названием «История Рима от основания города». По словам Флора, Спартак сначала был «солдатом из фракийских наемников», потом стал дезертиром, «из дезертира разбойником, а затем за почитание его физической силы — гладиатором» (Flor. III. 20. 8). Отсюда, по крайней мере, ясно, что будущий вождь восстания какое-то время провел во вспомогательных войсках римской армии.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.