Обман, или Охота на мачо

Мэйсон Сара

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Обман, или Охота на мачо (Мэйсон Сара)

Глава 1

— «Скорая» слушает.

— Алло, это «Скорая помощь»?

Не сочтите меня, пожалуйста, дурой — я слышала, как женщина ответила: «Скорая». Но я должна была проверить еще раз. Чтобы быть уверенной. Попади вы в столь затруднительное положение, вам бы тоже захотелось убедиться в этом.

— Да, это «Скорая». Чем могу помочь?

— У меня проблема.

— Какая проблема?

— У меня презерватив… застрял.

— Где застрял? — вежливо спросила она.

Я удивленно уставилась на телефон. Ну, и кто из нас теперь дура?

— В моей, хм… Моей, этой… — Я лихорадочно начинаю подыскивать медицинский термин. — Как бишь ее…

— Вагине? — спрашивает она.

Я съежилась от столь откровенного определения:

— Да, в ней самой.

— Пожалуйста, подождите, — живо сказала она.

Пожалуйста, подождите! Пожалуйста, подождите? Это чертовски большая проблема — подождать. Можно подумать, что если я подожду какое-то время, он сам вылезет.

Теперь мне, наверное, следует все объяснить. Никакой презерватив во мне не застревал. Ни в каком месте. Абсолютно нигде. Если бы такое случилось со мной, все развивалось бы по другому сценарию.

Так зачем же я звоню в «Скорую»? На самом деле, вся эта история с презервативом действительно произошла. Только не со мной, а с Лиззи — моей лучшей подругой. Она сидит напротив меня на диване и плачет, уткнувшись лицом в кухонное полотенце.

— Жду! — громко кричу я в телефонную трубку.

Мне приходит в голову, что надо бы посоветовать Лиззи немного расслабиться, чтобы презерватив мог выпасть сам, но я принимаю мудрое решение промолчать. Вы, наверное, думаете, что в солидном двадцатипятилетнем возрасте надо уже переходить от проблем такого рода к проблемам типа «а подходят ли эти туфли к моему свадебному платью». Но поймите правильно, ничего другого я и не ожидала. В конечном итоге, в девять часов утра были съедены несколько пирожных (мной) и выпито целительное бренди (Лиззи).

Когда она появилась сегодня утром на пороге моего дома, то выглядела по-настоящему обезумевшей. Я подумала, что с ней произошло нечто абсолютно ужасное. Хотя, прямо скажем, стоило ли из этого огород городить. Бедняжка Бен, мой милый бойфренд. Я выгнала его так быстро, что он едва успел выпустить из рук ложку, которой ел кашу.

Не стану вдаваться в кровавые подробности — вероятно, вы уже сами все поняли. Короче говоря, Алистер, дружок Лиззи, с которым она встречалась шесть месяцев, умчался на работу, сославшись на важную встречу, и оставил меня разбираться со всем этим. А я, конечно, не могла заставить бедняжку Лиззи саму звонить в «Скорую помощь». Тем более глупо было нести чепуху типа «У моей подружки застрял…», зная, что они наверняка подумают, будто никакой подружки нет, и проблема у меня самой.

Мы с Лиззи выросли в городке Корнуолл и с тринадцати лет были лучшими друзьями. Две подружки, казалось бы, не могли иметь столь различное происхождение. Лиззи была родом из мира салфеточек и шикарно сервированных ужинов. Ничего общего с моей богемной семьей, где не было двух одинаковых тарелок, да и из тех иногда ели собаки. Но, возможно, как раз из-за этой непохожести мы любили бывать друг у друга. Я наслаждалась уютом ее дома. Она, напротив, любила хаос моего жилища. Мы сидели на ступеньках, грызли яблоки и наблюдали за моими домочадцами (у меня трое братьев и сестра), ощущая себя в центре чего-то, напоминающего театрализованное представление. Я недовольно закатывала глаза, а она, сидя немного впереди и жадно наблюдая за происходящим, упивалась окружающей атмосферой.

Все было бы намного проще, будь этот презерватив моей проблемой, а не Лиззи, так как в кризисной ситуации я чувствую себя спокойнее. А кстати, много ли вы знаете семей, имеющих в системе быстрого набора на своем телефоне номер местной больницы? Вот он, этот номер, под цифрой шесть, между тетушкой Пегз и Кэтрин, первой женой моего отца. Мой отец и Кэтрин общаются до сих пор. Она дружна с моей мамой, а я посылаю ей рождественские поздравительные открытки.

Дама из «Скорой помощи» снова берет трубку. Я искренне надеюсь, что она все это время разговаривала с доктором, специалистом по вытаскиванию презервативов, а не носилась по ординаторской с криками «Послушайте, мне тут такое рассказали!»

— Алло? — произносит она.

— Алло! — весело отвечаю я. Это звучит так, будто мне наплевать на такие мелкие неприятности.

— Я поговорила с одной из медсестер…

— Так… — бодро говорю я, невольно имитируя ее раздражающую привычку отчетливо выговаривать каждое слово.

— Она сказала, что вам следует приехать в больницу, и там они извлекут ваш презерватив.

— Спасибо огромное. Именно так я и сделаю.

Торжественно вешаю трубку. Ну, по крайней мере, они не стали читать мне лекцию о том, как вытащить презерватив самостоятельно. Было бы интересно посмотреть, как мы с Лиззи этим занимаемся.

Она вопросительно глядит на меня.

— Нам придется поехать туда, Лиз, — говорю я.

Она закрывает лицо руками и начинает рыдать. Какое-то время я безуспешно пытаюсь успокоить ее, похлопывая по спине, затем спрашиваю:

— Лиззи, что с тобой? Ты не хочешь ехать?

Ладно-ладно, это глупый вопрос, но что-то ведь надо предпринимать, а то, что сейчас происходит, совсем не похоже на сборы в больницу.

— Я… Я… А вдруг я кого-нибудь встречу?

Ее плечи вздрагивают при каждом слове.

— Лиз, детка! Что за бред! Во всяком случае, совершенно исключено, что ты подцепишь там нового бойфренда.

Я встаю и хватаю сумку. Лиззи перестает плакать и смотрит на меня удивленными глазами. Я снова сажусь.

— О, прости, но ты знаешь, что кое-кого все-таки можно встретить.

Я прикусываю губу, чтобы сдержать смех, и начинаю внимательно изучать свои ботинки.

— Если только моя мама узнает, она никогда не простит мне.

Я перевожу взгляд на нее:

— Откуда она может узнать? Ради всего святого, она ведь живет в Корнуолле!

— А что, если кто-то увидит или подслушает нас, а потом расскажет все ей?

— Кто именно?

В ответ Лиззи устремляет на меня пристальный и напряженный взгляд. Я вздыхаю. Ох! Когда мы ходили в школу в Корнуолле, там была девочка по имени Тереза, которая живет сейчас здесь, в Бристоле, и работает волонтером в больнице. Она претендует на звание глубоко верующей христианки и хранит дома жуткое количество сувенирных рыбок, но, по правде говоря, принадлежит к числу самых ужасных людей, которых я когда-либо встречала. Когда мы с Лиззи учились в школе, единственной целью Терезы было испортить нам жизнь. Если бы кто-то и взялся рассказать матери Лиззи о нашем маленьком инциденте, то это была бы Благочестивая Тереза. Я представляю, с какой радостью она бы это сделала.

— В больнице можешь назваться моей фамилией. Мои родители вряд ли узнают об этом.

Я не думаю, чтобы они сильно забеспокоились, даже если бы и узнали. Мама, несомненно, пропустила бы все мимо ушей, а если бы такая информация докатилась до моих братьев и сестры, они бы подмигнули мне и сказали: «Молодчина!», проходя мимо по коридору. А отец даже не оторвался бы от газеты.

— Если ты не вернешься сегодня на работу, Алистер предупредит, что тебе пришлось поехать в больницу?

Лиззи и Алистер работают вместе. Вообще-то, он даже является кем-то вроде ее начальника. Она печально кивает.

— Не возражаешь, если по дороге мы заскочим в редакцию? Это по пути. Я должна сказать, где нахожусь. Мы можем пробыть в больнице несколько часов.

— Ты ведь не расскажешь в редакции, зачем едешь в больницу, правда?

— Лиззи, я работаю репортером, и осторожность — моя отличительная черта.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.