Ученица ведьмы

Чиркова Вера Андреевна

Серия: Русские ведьмы в чужом мире [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Ученица ведьмы (Чиркова Вера)

Чиркова Вера.

Русские ведьмы в чужом мире

Книга вторая

УЧЕНИЦА ВЕДЬМЫ

Аннотация.

Ведьмы из ковена Бабок-Йожек собрались лететь на весенний слет...

Но... что-то пошло не так! Межмировую ткань нарушил, неизвестно чем вызванный, выброс энергии... образовалась дыра, в которую затянуло и опытных бабок, и стажерок и даже неинициированную юную ведьмочку.

День первый... очень неудачный.

-Ах, ты ж, хулиганка бисова!

Огромная миска с творогом пролетела в паре сантиметров над моей головой и с грохотом врезалась в стену. Душистые белые комочки разлетелись по всей веранде, обдав меня моросью сыворотки.

И это я - хулиганка?! Да я по сравнению с тобой просто ангел с кружевными крылышками! Вот только вслух этого не скажу, чтобы не выдать своего укрытия.

Да и не должно меня тут быть, если судить по обычной житейской логике. Ну, какой нормальный человек, уронив в миску со свежесваренным творогом почти килограмм соли, спокойно останется поджидать, пока его за это накажут?

Но это нормальный, меня же такой пока никто не обзывал. Хотя несколько различных прозвищ прицепилось, просто как приклеенные моментом. Клей такой есть, тетка все время покупает. Она страшная экономистка, все разбитые чашки и тарелки обязательно клеит. Ну и что, что в них потом ничего наливать нельзя... она и не наливает. Зато насыпает, а потом забывает, почему насыпала. Вот и давеча, возьми, говорит, вон ту тарелочку, положи на нее творожку и помни с сахаром, завтракать будем.

И ушлепала... цыплят кормить. Она маленьким обязательно творогу дает, чтоб росли быстрее. А я только тарелку в руки взяла, и задумалась, во что бы соль пересыпать... а она возьми и тресни прямо в руках.

Тарелка, разумеется. Вот я от неожиданности прямо в миску ее и уронила. Само собой, вместе с солью. Ну да, возле творога я и стояла, а где еще, по-вашему, мне стоять нужно было?

-Вот ты и попалась, оторва криворукая!
- торжествующе объявила хрипловатым голосом тетка, вытаскивая мою персону за ухо из-за старенького диванчика.

-Как?
- интересовал меня только один вопрос, и тетка правильно догадалась, какой.

-Ни кошка, ни собака не кинулись творожок-то собирать, окромя тебя, их ничто отпугнуть не могло!
- гордо пояснила она сложную цепь своих умозаключений.

Ну, да... правильный вывод. Вот только неверным путем, ты, тетенька, к нему подошла. Потому и не желали они твой творог собирать, что я уже пыталась им его скормить, чтоб свою промашку скрыть. Только ни одна собака не сожрет столько горько-соленого творога, даже если ей его насильно в пасть крупяным совочком засыпать. Это Жучка еще долго продержалась. Кошка сбежала намного раньше.

-Ну, а чтобы ты навсегда запомнила, что шкодить нельзя, соберешь этот творог и пока не съешь, ничего другого не получишь, - мстительно объявила тетка свой приговор и сунула мне в руки погнутую миску.

Не забыв наградить увесистым подзатыльником. Совершенно незаслуженным, на мой взгляд, и оттого особенно обидным.

-И не вздумай хитрить! Тут нормальному человеку и за три дня не съесть, раньше не приходи.

-Ну да...
- оскорбленно бурчу, ползая под столом с совочком и миской, - сначала вывалять еду по грязному полу, а потом скормить единственной племяннице, ничего гуманного в тебе нет.

Ну, про то, что пол грязный, я немного преувеличила, мне и достается его каждый день намывать, только я ведь вовсе не мазохистка, низкому дивану на коленях кланяться. А творог именно туда в большинстве и завалился и теперь извлекается с совершенно неожиданными добавками. В частности, с бесследно потерявшейся еще осенью картофелечисткой, парой пуговиц, оторванных непонятно от чего, коробком спичек и одиноким пыльным носком. И что самое грустное... пожаловаться абсолютно не на кого, да и некому.

Тетка тут же задерет нос и заявит, что я сама и виновата, раз не вымыла эту грязь заранее. Ну, так если бы знать, что она меня оттуда творог доставать заставит, я, может быть, и помыла бы.

И тут по моей, небрезгливой, в общем-то, натуре был нанесен судьбой такой подлый удар в виде засохшей мышки... что я не выдержала. Бросила миску с совочком посреди пола и полезла по шатучей лесенке на мансарду, собирать вещи.

Неужели я пропаду, или буду еще где-нибудь терпеть столько оскорблений как в доме единственной родственницы, оставшейся у меня после гибели предков?

Не думаю. На свои семнадцать я хоть и не выгляжу, зато имею кучу полезных навыков... спасибо районному интернату и родной тетушке. Вот сейчас доберусь до какого-нибудь города, найду работу, сниму квартиру и заживу как все белые люди. Буду вечерами по парку гулять, а не по оврагу в поисках теткиных коз.

Вот только город выбрать нужно правильно... а денег у меня должно хватить, давно коплю то, что остается от пенсии за родителей.

Я пошарила рукой за кривоногим шкапом, непонятно как втиснутым в узкий люк, достала коробочку из-под конфет, в интернате на день рождения подарили... нет, не одну коробку, были в ней и конфеты, правда мне всего две штучки досталось, а как же иначе?! Не есть же их одной, под одеялом? Из коробки, с сожалением вздохнув, придется ее оставить, достала свои сбережения. Упаковала на дно старого рюкзачка, сложила туда же небогатое приданное, натянула свитерок, джинсы и кроссовки. Куртку бросила на рюкзак, бдительно оглядела помещение, верно служившее мне целый год. Ничего не забыла? Вроде нет. Тогда прощай, печальный уголок.

На веранде я задумалась еще на пару мгновений, потом, бесшабашно тряхнув головой, решительно сунула в один боковой кармашек старенький кухонный нож и ложку, а в другой алюминиевую кружку. Еще начатый коробок спичек, полбулки хлеба, кусок соленого сала и несколько пакетиков чая, пожалуй, больше взять нечего. Если только новенький тюбик любимого тетушкиного клея... просто так, назло.

Заслышав со стороны парадного крыльца неспешные шаги покидаемой родственницы, молнией метнулась к дверце, ведущей во двор и, не оглядываясь на прощанье... некогда, да и незачем, выскочила под вялый весенний дождик.

Ничего, не сахарная, до станции, если напрямки, через лес, всего пара километров, куртку накину и добегу.

В лесу было сумрачно, скользили под кроссовками прошлогодние черные листья, и даже под огромными елями не оставалось сухого места. Да только с чего бы мне вздумалось под них лезть, под эти самые ели? Если следовало спешить изо всех сил, с тетки вполне станется тревогу поднять, объявить на меня розыск, как на преступника. И неважно, что паспорт дают с шестнадцати, и даже голосовать разрешают, зато уходить из дома и выходить замуж почему-то можно только в восемнадцать. Наверное, потому, что выбор для страны президента не такое уж важное для человека дело, как выбор себе судьбы или супруга.

Что-то мелькнуло над елками ослепительным всплеском, вырывая меня из размышлений о вечных проблемах, и одновременно выдергивая почву из-под ног... ударило по ушам воздушной волной, как при свободном падении, каталась я однажды, когда уходила из интерната.

И бросило в темную воронку, невесть откуда взявшегося смерча... заставляя на миг задохнуться от нехватки воздуха и всепоглощающего ужаса.

А потом, больно ударив напоследок, швырнуло спиной на что-то твердое, и мой организм не придумал ничего лучше, чем в знак протеста потерять сознание.

Что я была злая, когда пришла в себя, сказать мало. Нет, я была просто очень злая. Ненавижу, когда мне делают больно... или бьют... до посинения ненавижу. И когда после смерти родителей попала в интернат, тетка тогда расстаралась, первым делом довела это до сведения всех задир. И откровенных и тихушных, а их, как я успела заметить за последние несколько лет, в любом коллективе всегда на порядок больше. Ходят этакие... вроде правильные... учителя и воспитатели их в пример ставят. А едва взрослые отвернутся, ангелочки превращаются в болотных гадюк, норовящих побольнее цапнуть из-под кочки.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.