Северное солнце

Тишь Наталья

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Северное солнце (Тишь Наталья)Наталья Тишь Северное солнце

  Пролог

   Воистину, если день не задается с утра, к вечеру он лучше не станет. Утром милые, любимые, родные родители ворвались в комнату буквально за полчаса до будильника с радостными воплями: "Мы закончили!" Захотелось высказать все, что я думаю о них, если бы с утра пораньше способность членораздельно говорить мне не отказывала.

   Не подумайте чего, я очень люблю и папу, и маму. Я их первый читатель и первый поклонник, но с утра пораньше готова всеми конечностями цепляться за возможность поспать подольше. Особенно когда первой парой английский, в который я ни зуб ногой вот уже третий год подряд. У меня вообще с языками плохо, взаимно друг друга не переносим. К счастью, я в другие страны пока ехать не собираюсь, а в случае чего найму переводчика. Доход самых популярных писателей фэнтези позволяет.

   Родители тем временем, видимо, поняли, что как-то не вовремя решили поделиться с любимой дочкой радостью, тихо вышли за дверь, но их радостные вопли я все равно слышала. Окончание каждой книги отмечали в нашей семье почти как рождение ребенка, что с какой-то стороны даже было верно...

   - Пождавляю, - пробурчала я уже за завтраком, уплетая булочку.
- Мооцы.

  Мама умиленно погладила меня по голове.

  - Спасибо, Тали. Прочитаешь конец, как вернешься?

  - Конечно, - я допила чай и вскочила.
- Ладно, мам, мне пора. Поздравь папу от меня, когда он проснется.

  - Хорошо, - мама чмокнула меня в щеку и вернулась к своему завтраку, а я направилась в ванную.

  Вечером... вечером удастся почитать, только когда вернусь из секции. Я скривилась. Я люблю заниматься единоборствами, очень, но книгу придется читать уже почти ночью. Секция арниса была единственной в нашем городе, в смысле, именно этой разновидности филиппинского боевого искусства. В частности, нас обучали стилю эскрима контра темпо. Не скрою, в первую очередь меня заинтересовало название. В конце концов, когда с детства родители ищут странные слова для своих книг, подбирая как можно более звучные названия и имена, тоже начинаешь реагировать с любопытством на все необычное. Об арнисе я только читала, но когда впервые в восемь лет пришла на занятия, тут же поняла - это навсегда.

  Пары вышли неудачными. И чего англичанке взбрело в голову почти перед концом семестра устроить внеплановую контрольную? Я-то надеялась уже тихой сапой получить зачет с перевесом в один балл, а теперь вдруг вычтет? Эта старушонка такая, она может подложить свинью любому. За что вся группа тихо ее ненавидит, да и, наверное, все студенты не любят таких преподов. Ну в самом деле, язык у нас не профильный предмет, зачем так издеваться?

  На литературе мы отдохнули, там препод - свой человек, почти всю пару он рассказывал, как съездил на рыбалку с сыном. Большая часть нашей многочисленной группы - шутка ли, при поступлении набрали тридцать человек - шушукалась, начисто игнорируя препода, остальная внимательно слушала, изредка задавая вопросы. Казалось, все здорово, я уж решила, что жизнь налаживается. Да еще и Адам позвонил на перемене и сказал, что хочет приехать. Адам - это мой младший двоюродный брат. Мы с ним с детства росли вместе, пока он с родителями не переехал в другой город. Иногда выбираемся друг к другу в гости. Последний раз виделись с ним, кажется... хм, когда же это было? Неужели полгода прошло уже? Вот же зараза он блондинистая, а ведь хотели после последней встрече чаще видеться.

  ...Следующая пара испортила настроение капитально. Вообще Гусеничку мы любим - зовем препода так из-за маленького роста да любви одеваться в зеленое. Она хорошая, но совершенно человек настроения. Пришла сегодня в аудиторию и заявила, что все должны сдавать теорию по дизайнерским программам. Ну вот зачем преподу по информатике нас мучить?.. В общем, мы поморщились, но принялись шуршать мозгами, как говорили в группе. Громко шуршали, а рассказывали потом вяло, перепрыгивая с пятого на десятое. Группа у нас разбита на свои маленькие группки, но вот в таких случаях мы пытаемся подсказывать друг другу, потому что один раз проигноришь - все, потом сам же в яму попадешь. Мда, сложно быть дочерью писателей, начинаешь даже думать образно и художественно.

   Обратно пришлось ехать в метро, идти домой пешком не хотелось, да и дождь мешал. Полный вагон набился, кстати, за глоток воздуха пришлось почти что бороться. Время же не обеденное, так откуда столько народа? Вот бы оказаться где-нибудь, где людей по минимуму. Совсем. Человек десять, и хватит.

   Когда вагон ощутимо тряхнула, а потом поезд резко затормозил, я даже не сразу поняла, что что-то случилось. Нет, правда, сколько раз ездила так... Потом погас свет, и мне стало страшно. Я вообще темноту очень плохо переношу, ложусь спать с ночником. Началась паника, мне, кажется, отдавили ноги, а потом раздался гул, стало на мгновение больно. Кажется, в секцию я не успею и книгу не прочитаю... Обидно.

   Приходила я в себя медленно, а когда смогла полностью ощутить свое тело и будиться, что жива, вернулась боль. Не та резкая, а скорее тягучая. Словно ноет, но не что-то отдельно, а сразу все тело. Блин... а все равно больно. Я, конечно, привыкла в секции к ударам разной силы, но здесь это было что-то. Ау! Наверное, не стоило пытаться двигаться. Глаза упорно не желали открываться, и я только спустя минуту поняла, что на лице лежит какая-то вонючая тряпка. Эй, меня мертвой, что ли, считают? Люди, я жива! Уберите все с лица, я дышать воздухом нормальным хочу, а не этой гадостью! Я попыталась хотя бы замычать и поняла, что горло не повинуется мне совершенно, его будто сдавило стальным обручем. Глотать больно...

   Внезапно где-то около уха раздались шаги. А, я на полу лежу? Замечательно. Спасибо, что подстелили одеяло, а то асфальт или куда там жертв аварии в метро укладывают, холодные и твердые. Тааак, стоп. Мне стало страшно - не поняла, если меня вытащили, почему я валяюсь непонятно где, а не в больнице? Что случилось вообще?

   Тряпку сняли, и я, ненадолго отвлекшись от страшных вопросов, смогла открыть глаза. Ресницы слиплись, веки не желали подниматься. Арр, поднимите мне веки, а то будет хуже. Как же плохо, что мысли читать никто не умеет! Удивительно, но когда я таки сумела моргнуть, стало легче. Странно, почему это перед глазами какая-то зеленая ткань? Мерещится, что ли? Или... неужели наступил апокалипсис? Метеорит упал? Или...

   Я вздрогнула и едва не ойкнула от нечаянного движения. Еще бы тут не вздрогнуть: надо мной склонился какой-то парень. Смуглый, явно со сломанным носом, черноволосый. А глаза светло-зеленые. Я еще с минуту, наверное, тупо смотрела на него. Могла бы, спрашивала, так голоса нет до сих пор.

   - Conas a bhraitheann t'u?

  А? Парень явно что-то спросил, но мне показалось, что он просто произнес какой-набор букв и звуков. Тааак, дубль два. Что случилось?

  - Freagair dom!

  Ох, да говори нормально! Или хотя бы на английском, может, даже пойму. О, кажется, до него дошло. Эй, руки куда тянешь?! А, ясно. Я вздохнула уже свободнее, когда парень умудрился почти безболезненно меня посадить, подложив под спину подушку. Я со скрипом повернула шею и... остолбенела бы, наверное, если бы и так не могла пока толком двигаться. Где я?! Мальчик, ты во что одет?!

  Парень уже повернулся ко мне спиной к маленькому столику. У японцев есть такие, только здесь явно менее аккуратно все сделано. Не поняла. Где я? Зеленая палатка - ладно, я видела такие у туристов. Одеяло на полу - прекрасно. Укрыта я чем-то таким же. Хорошо. Еще подушка. Но столик откуда? Какая-то одежда в углу валяется. А парень сам странно одет - юбка это, что ли? В волосах перья, на юбке - перья и камни, на... э... футболке?.. тоже перья. Футболки вообще кожаным бывают? О, а рядом с парнем лежит шест. В смысле, посох, кажется. Я моргнула, посох не исчез. А в книгах обычно срабатывало, хотя иногда мама для пущего эффекта наоборот делала. Посох. Он маг? Конечно, маг! А я внезапно телепортировалась и оказалась избранной в ином мире. Круто. Последствия травмы, кажется, начали уже сказывается, и я брежу.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.