Простые радости

Ширли Кэррол

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Простые радости (Ширли Кэррол)

Глава 1

Сьюзен Уэллс съежилась.

Ослепительный свет двух фотоламп бил ей в лицо, посылая опаляющие белые лучи.

Она заморгала от почти нестерпимой боли и посмотрела на колени, избегая света, нервно сжимая и отпуская ткань юбки.

Сьюзен заставила себя снова посмотреть вверх, подняла подбородок и вымученно улыбнулась. Спина гудела от сидения на стуле с жесткой спинкой, плечи болели. Яркий свет фотоламп, отражаясь от белой простыни позади нее, обжигал уголки глаз.

А позади ослепительного сияния, в полумраке, перемещался темный силуэт. Потом из тьмы появилась рука, поправила одну из ламп, чтобы та светила прямо в глаза, так, что стало практически невозможно держать их открытыми.

— Смотрите сюда, вверх, — скомандовал глубокий мужской голос. — Подбородок вверх.

Сьюзен подняла голову еще выше.

— Выше.

Сьюзен вытянула шею.

— Имя, — произнес он.

— Сьюзен Уэллс, — нерешительно ответила она.

— Еще одну секунду, и я отпущу вас, — проговорил голос из расплывающихся теней.

Сьюзен пыталась сохранять положение, но спина взывала о пощаде.

— О’кей, так держать. Смотрите сюда, задержите дыхание и улыбнитесь, — сказал голос. — Что это у вас там со спиной? Аршин проглотили?

Сьюзен почувствовала, как уголки рта слегка дрогнули, а плечи чуть расслабились Господи, как же она ненавидит фотографироваться! А эти фото для личного дела всегда получаются ужасно, как бы широко ты ни улыбалась и как бы классно ни выглядела твоя прическа.

— Оближите губы, — продолжал голос, — и думайте о мужчинах.

Не отдавая отчета в своих действиях, она улыбнулась, плечи еще больше расслабились, а голова поднялась выше. «Клик», — услышала она щелчок камеры.

— Превосходно, — произнес фотограф, выходя на свет. — Готово.

Сьюзен задохнулась, сообразив, что сделала. Ох, как стыдно! «Думайте о мужчинах»! Как можно так говорить! А ее ответная реакция! Да она просто расплылась в улыбке от уха до уха, как последняя дурочка. Вот тебе и профессиональный имидж в первый рабочий день в «Курьере» в Ороре.

Сьюзен вскочила со стула и начала расправлять юбку, уголком глаза поглядывая на фотографа, который приближался к ней, что-то набрасывая в блокноте. «И он еще ухмыляется», — подумала она.

Он вполне мог бы быть моделью для каталога Л. Л. Бин, решила Сьюзен, в этих аккуратных брюках-хаки, клетчатой рубашке на стройном теле и сапогах. Он глядел на нее с той же улыбкой в глазах, что и на губах. А глаза его были синими-синими, как баннер наверху первой страницы чикагской «Пост» — газеты, где, она надеялась, ей когда-нибудь доведется работать.

— Уж и не надеялся, что вы расслабитесь хоть на мгновение, — сказал он. — Вы всегда такая напряженная?

— О, знаете, просто у меня сегодня первый день, вот и трясет немного, — ответила она, пытаясь собраться, и заправила за ухо выбившуюся прядь волос.

Единственным шутливым замечанием он застал ее врасплох и полностью вышиб из той строгой, профессиональной колеи, которой она старалась придерживаться. Кто он такой, чтобы так нервировать ее? И почему она ему позволила это?

— Эл Стивен Коулсон, — сказал он, протянув руку. — Но вы можете называть меня Эл. Вообще-то меня все так зовут.

Сьюзен пожала его руку. Она была теплой и большой, и ее маленькая рука поместилась в ней целиком. Взглянув вверх, увидела, что глаза его все еще внимательно и немного дразняще смотрят ей прямо в лицо, пока он продолжал сжимать ее пальцы. Она быстро отдернула руку.

— А что значит «Эл»?

— Это мой секрет.

— Луи? Лемонт?

— Никогда не догадаетесь.

— О, на вашем месте я не была бы столь уверена. Я — журналист, помните? Ларри? Лемюэль?

— Вовсе нет.

— Ладно, пока я не узнаю, что значит это Эл, буду звать вас Стивен. — Сьюзен упрямо и насмешливо уперла руки в бедра.

— Как желаете. — Эл потянулся и выключил свет. — Кстати, вы сами откуда?

— Я только что приехала из маленького городка в Южном Иллинойсе, где почти полтора года работала в маленькой местной газете. А перед этим, сразу после окончания школы, какое-то время путешествовала по Европе.

— Понимаю. И наша маленькая пригородная газетенка всего лишь крошечный полустанок на вашем пути к большому успеху? Куда вы целитесь? На центральную газету? «Чикаго-реджистер» или, может быть, «Пост»? — спросил он.

Сьюзен чувствовала его пристальный взгляд в ожидании ответа, будто он рассчитывал услышать что-то необычное.

— Полагаю, каждый хочет работать в одной из центральных газет, — медленно проговорила она.

Дразняще-насмешливое выражение моментально исчезло с лица мужчины. Он сменил его на холодное и невыразительное.

— Нет, не каждый, — резко ответил он, повернулся к ней спиной, наклонился над перепутавшимися у основания большой лампы кабелями и что-то поправил.

Сьюзен не могла поверить собственным глазам, недоверчиво глядящим прямо на его широкую спину. Очевидно, с его точки зрения, разговор был окончен. Она неловко отступила, собралась с духом, взяла себя в руки, развернулась и пошла обратно в отдел новостей.

Сьюзен направилась к своему письменному столу, одному из многих в огромной комнате, с компьютерами и горой рассыпающихся бумаг, и плюхнулась на вращающийся стул прямо перед монитором.

Какой странный парень. Конечно, он довольно красив с этими каштанового цвета слегка вьющимися волосами и загорелым лицом. Наверное, он проводит много времени на свежем воздухе. Но ей вовсе не нравилось, что ему удалось захватить ее врасплох. И что он имел в виду, говоря, что она очень напряжена? Как он смел разговаривать с ней так фамильярно? Плюс к этому ее обеспокоила собственная реакция на его прикосновение. Рукопожатие заставило задрожать, и дрожь поднялась по всей руке до самого плеча. Господи Боже, ей двадцать семь, а не шестнадцать, чтобы так смущаться, когда до нее дотрагивается мужчина.

И потом, после всего этого, он еще и разозлился, когда она ответила, что да, с нетерпением ждет работу в крупной газете. Да разве не все к этому стремятся?

Она повернулась на стуле и оказалась лицом к лицу с Норой, заместителем редактора.

— Кто такой этот Эл Стивен? — спросила она, постукивая карандашом по колену.

Один из репортеров сказал Сьюзен, что Нора знает в отделе новостей все и вся. Она прекрасно помнила, кто чем занимается, и просто обожала всем помогать. Судя по фотографии двоих детишек в спортивных костюмах, стоявшей на ее столе, Сьюзен решила, что Норе должно быть чуть больше сорока.

— О, Эл, — сказала Нора. — Все его любят.

Сьюзен нахмурилась. Ей не хотелось рассказывать, как ему удалось смутить ее.

— Что означает это «Эл»? — спросила она.

— Никто не знает, а он не говорит, но все зовут его так, — ответила Нора.

— Только не я. Решительно не собираюсь называть его Эл, пока он не скажет, что это значит.

Нора рассмеялась.

— Боюсь, долго тебе придется ждать.

И именно в этот момент Эл обогнул угол фотолаборатории и вошел в отдел новостей. Он поймал взгляд Сьюзен, многозначительно приподнял бровь и насмешливо улыбнулся.

Заметив это, Сьюзен немедленно задрала кверху нос и повернулась к своему столу.

Эл безучастно взглянул на ее спину, и улыбка пропала с его лица. Он согнулся и с трудом втиснул свою массивную фигуру за небольшой письменный стол в начале широкой залы.

Сьюзен Уэллс определенно очень красивая молодая женщина, размышлял он, со светлыми, цвета сливочного масла, волосами длиной до подбородка. И двигалась она грациозно, хотя ей и потребовалось немало времени, чтобы расслабиться, вспомнил он. Похоже, у нее к тому же еще и отличная фигура. Просто позор, что она прячет ее под этим огромным длинным мешковатым свитером и юбкой ниже колен.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.