Несколько несчастных бутербродов

Лаврова Светлана Аркадьевна

Жанр: Сказки  Детские    2013 год   Автор: Лаврова Светлана Аркадьевна   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Несколько несчастных бутербродов ( Лаврова Светлана Аркадьевна)повесть

Пролог. Дождь и общая грустность

Шел дождь. Уже размокли все деревья и трава, а дорожки делали вид, что они — маленькие речки. Небо, наверное, промокло еще больше, вон как с него течет. Марта грустно посмотрела в окно. Сегодня не погуляешь. Хотя колбасу, наверное, можно потом обтереть.

Марта никогда не гуляла в дождь. Потому что Марта была бутербродом с колбасой.

Еще один пролог. Бутербродный вариант

Вы любите бутербродный вариант ужина? Витька просто обожает. Это когда маме некогда готовить кашу или котлеты с пюре, или творожную запеканку, или еще что-нибудь полезное, и она с виноватым видом говорит:

— Сегодня у нас на ужин бутербродный вариант.

— Ай-я-яй, как это нехорошо и вредно для желудка! — радуется папа, и они втроем идут резать бутерброды. На ломтик батона кладется толстый кусок колбасы, сыр, огурец, яйцо, варенье и вообще все, что найдется в доме. И запивается сладким чаем. Это очень весело — соревноваться, у кого бутерброд толще и у кого рот шире раскрывается. Витька почти всегда побеждает. А еще за бутербродным вариантом ужина всегда интересные разговоры. Папа рассказывает, как в студенческие годы он летал на драконе и его всегда штрафовали за превышение скорости. А на самом деле он не летал, Витька знает. А мама говорит, что когда они с папой познакомились, она его дракону всегда смазывала синтомициновой мазью кровавые мозоли на крыльях — так папа его гонял, что дракон об облака крылья стирал до крови. Витька знает, что мама точно ничего не смазывала — она крови боится и в обморок падает. Но все равно интересно. Под овсяную кашу такой разговор не пойдет, а под бутерброды — самое то. Витька тоже старается что-нибудь интересное рассказать. Но у него жизнь обычная, без драконов. Приходится из книг рассказывать.

— А ворон живет триста лет, — сообщил он. — А самая короткая жизнь — у поденки, это бабочка. Она утром вылупится, а вечером уже умрет.

— Самая короткая жизнь у бутерброда, — сказал папа. — Я его намазал, он двадцать секунд прожил — и все, его уже съели.

Витька с ужасом посмотрел на свой бутерброд и положил его на тарелку. Пусть немного поживет. Папа понял свою ошибку — теперь ребенок вообще не будет бутерброды есть — и поправился:

— То есть если бы он был живым… но он дохлый.

Витька посмотрел на дохлый бутерброд и отвернулся.

— Ты ничего не понимаешь в жизни бутербродов, — сказала мама. — Время относительно, не так ли? Это на наших часах проходит двадцать секунд. А по бутербродному времени они успевают прожить долгую интересную жизнь, полную событий. И умирают в глубокой старости.

— О-о, а мы для бутербродов как бы боги, — обрадовался папа. — Мы их делаем из хлеба и колбасы и мы же их того… забираем из этого мира.

— Я уже наелся, — сказал Витька. — Я пошел рисовать.

— Ну вот, что ты наделал! — упрекнула мама папу, когда Витька ушел из кухни. — Он теперь не будет есть бутерброды, считая их живыми.

— Не подумал, — покаялся папа. — Ничего, забудет. Завтра или через неделю. Кстати, а вдруг они вправду живые?

— Да ну тебя, — отмахнулась мама. — Я тоже что-то уже наелась. Только, ради бога, не придумывай ничего подобного про мое любимое шоколадное печенье.

Глава 1. Нападение черного бутерброда

— А зачем ты ему отдал карту клада?

— Я не давал! Он сам выхватил…

— Так надо было вцепиться и крепко держать!

— А я вцепился! Я не отпускал и волочился за ним в пыли, а он проскакал на коне…

— Что? — поразилась Марта. — Бутерброд на коне?

— Это просто такое выражение, — поправился Юджин. — «На коне» означает «быстро и неотвратимо, но грациозно»… я думаю. Словом, я разжал руки и отвалился от карты только в конце переулка. И он ускакал с торжествующим хохотом.

— Да кто он был?

— Какой-то незнакомый черный бутерброд нашего возраста, — сказал Юджин. — С салом вроде бы. Или просто с солью. Чесноком вонял ужасно.

— А откуда он узнал, что это карта клада?

— Да я ему сам сказал вообще-то. Понимаешь, он остановился и говорит: «Что это у тебя за ерунда, надо ее выбросить». А я говорю: «Сам ты ерунда, дурак и корка заплесневелая в червяках, а это у меня карта клада». Душевно так говорю, вежливо. Нам же вчера на уроке учительница про дружбу народов рассказала, что к черным бутербродам надо хорошо относиться и разговаривать душевно. Вот я и сказал изо всех сил душевно. А он вырвал карту и убежал… И что я теперь скажу дяде Джо?

Дядя Джо только вчера вернулся из рейса. Он был моряком торгового судна «Санта-Салями». Бутерброды редко шли в моряки: море было слишком мокрым для их хлебной составляющей. Поэтому те немногие смельчаки, которые преодолели водобоязнь, были покрыты неувядаемой славой… и толстым слоем лака — чтобы меньше мокнуть. Лак был неприятен телу. Если ты, уважаемый читатель, не веришь этому — намажь палец маминым лаком для ногтей и походи немного. Сразу поймешь, какая у моряков-бутербродов жизнь трудная. К тому же колбаса все время соскальзывала с лакированных плеч. Приходилось ее оборачивать вокруг тела и привязывать.

И вот теперь Юджин спёр у своего героического дяди карту клада, пока тот спал. А у него самого эту карту украл незнакомый черный бутерброд. Черные и белые бутерброды жили в разных кварталах и враждовали. Раньше ножами и шпагами враждовали, а теперь кулаками и словами.

— Что хоть там было нарисовано, в этой карте? — вздохнула Марта.

— Почти ничего… Сверху чайка, а может, это означает риф. Ниже красным нарисован остров. Такой неровный, немного четырехугольный и один уголок отломан. Сбоку пометка для памяти: сам топ под паль… дальше не помню.

— Здорово! — воскликнула Марта. — «Под паль» — это «под пальмой»! Клад явно под пальмой! А «сам топ»… м-м-м… ага! Клады всегда охраняют мертвецы и призраки. «Сам топ» — это утопленник, потому что он «сам утоп». Жалко, что ты дальше не запомнил.

В доме кто-то громко зевнул с завыванием, как будто спел короткую оперную арию про гибель главного героя. Потом кто-то чихнул, будто выстрелил из пушки в честь этого героя. Потом кто-то вышел на крыльцо, оказался дядей Джо и сказал:

— Привет, ребенки! Уф, славно поспал! Юджин, магазины еще открыты? Что-то я заспался, а мама твоя просила кое-что купить.

— Дядя Джо, я виноват перед тобой, — решительно выступил вперед Юджин. — Я взял твою карту клада… только посмотреть, я бы потом отдал. А один тип, из черных, ее вырвал у меня и убежал! Вот!

Юджин выпалил все это очень быстро, чтобы не передумать. Марта приготовилась заступаться.

— Какую карту? — заинтересовался дядя Джо.

— Да бумажку, где рифы и остров… и надпись про покойника под пальмой.

Дядя Джо вытаращил глаза.

— Ну, бумажка в клеточку, у тебя в кармане лежала…

— О-о! — потрясенно сказал дядя Джо. — Да как ты смел, негодный племянник, сто акул тебе под колбасу, посягнуть на самое святое! Да я же тебя на крошки разберу! Да твоя колбаса прикинется брусничным вареньем, лишь бы не иметь с тобой дела! Да ты…

Тут дядя Джо фыркнул и сказал нормальным голосом:

— Ну, Юджин, ну ты даешь. Сил моих с тобой нет. Это была записка, что я должен купить для твоей матери.

— А рифы? А остров? А утопленник?

— Рифы — это почеркушка, я ручку расписывал. Просолилась в последний шторм и не писала. Остров — это я палец порезал и вареньем капнул, когда ранку обрабатывал. Я всегда ссадины брусничным вареньем смазываю. Потому что в бруснике много фитонцидов, это такие полезные вещества, они убивают микробов. А утопленника откуда взяли — это я не знаю. Я его туда не писал.

— Может, он сам как-нибудь утоп, по собственному желанию? — предположила Марта, радуясь, что дядя не сердится на Юджина.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.