Звери из детства

Басова Евгения Владимировна

Жанр: Детская проза  Детские  Домашние животные  Дом и Семья    2013 год   Автор: Басова Евгения Владимировна   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Звери из детства ( Басова Евгения Владимировна)Повесть

Евгения Басова (публикуется также под псевдонимом Илга Понорницкая) родилась в Красноярске, живет в Чебоксарах. Окончила факультет журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова. Лауреат Малой премии «Заветная мечта» (2009), призер Международного конкурса детской и юношеской литературы имени Алексея Толстого (2009), финалистка Международной детской литературной премии имени В.П. Крапивина (2010), Всероссийского конкурса на лучшее литературное произведение для детей и юношества «Книгуру» (2011).

Нужный зверь и зверь совсем ненужный…

В универмаге, за кофтами, ботинками и стиральным порошком, есть одна витрина — не витрина вовсе, а большой аквариум. На дне аквариума толстым слоем песок насыпан, а в нем копошатся, роют норки жители пустыни — черепашки. Толик с Наташей как придут в универмаг, так сразу к этой, самой дальней витрине. А к ней не протолкнешься, возле нее дети со всего магазина собираются, пока родители смотрят на кофты и стиральный порошок. А что на них смотреть, они всегда одинаковые, всегда здесь, на местах. А черепашки возятся, толкают одна другую, друг у дружки капустные листья отбирают. И продавец, усатый дядька, не вмешается! Он только на детей поглядывает, чтоб на стекло не напирали.

Тут мама выныривает из толпы:

— Ну что, пошли домой?

— Мамочка, ты только посмотри! — просит Наташка.

А маме некогда ждать, когда перед витриной образуется просвет. Маму дома стирка ждет и суп недоваренный. А главное, ждут ее бабушка с дедом, ждут-пождут, и на часы глядят, и не поверят нипочем, если им скажешь, что в магазине очередь была. Скажут в ответ, что маме только бы по улицам гулять и ничего дома не делать.

Поэтому надо поскорее домой.

Мама с Толиком поднимаются в квартиру, Наташка остается во дворе. Ее здесь тоже ждут. У нее здесь котята спят в коробке от чьих-то ботинок.

Коробку дети в подъезде обнаружили — кто-то выставил ее на лестницу. Тут же они расхватали всех котят, забрали по домам. Наташка пришла домой с рыжим котеночком, да только дед ее дальше прихожей не пустил. Не дал ей даже сандалии снять.

— Неси, — говорит, — своего котенка куда хочешь. Иначе выкину его на улицу. Он тут не нужен.

Наташка растерялась:

— Как «не нужен»? Нужен!

— Не нужен! — загремел дедушка. — Если будешь спорить со мной, я тебя саму вышвырну отсюда с мамкой твоей!

У мамы сразу слезы заблестели на глазах. И мама мокрыми глазами на Наташку смотрит, а потом сразу на дверь. Иди, мол, унеси котенка.

А куда его понесешь? Как узнать, где он нужен? Может, кому-то разрешат взять не одного котенка, а сразу двух? Им вместе весело будет. Стоит Наташка и думает: к кому бы сначала пойти? К Юрке, наверно. Он в соседнем подъезде живет, ближе всех…

И тут слышит: шаги на лестнице. Это Юрка к ней поднимается. А вслед за ним — Ленка и Славик. И все тоже с котятами. Одной только Маришке разрешили котенка взять домой. Но только одного.

Куда остальных нести? В коробке котятам не нравится — то-то они пищат на весь подъезд! Захочешь какого-нибудь погладить, а они все в твою руку тычутся.

— Они мамку ищут, — говорит Юрка.

— А где их мамка? — спрашивают Наташка и Славик хором. — Ты видел ее?

Юрка пожимает плечами:

— Их же без мамы сюда выставили. Наверное, мама оказалась кому-то нужна.

Утром Наташка с мамой и Толиком выходят из дому — кто на работу, кто в детский сад, кто в пришкольный лагерь. Тетя Люся, уборщица, о ступеньки шваброй стучит.

Они втроем говорят ей:

— Здравствуйте!

И слышат в ответ:

— Неряхи, как вы живете здесь?

Она сметает шваброй окурки, коробки от йогуртов, шелуху семечек, и все это сыплется в лестничный пролет. Надо суметь пробежать по лестнице так, чтобы тебе на голову ничего не попало. И надо знать тетю Люсю, чтобы понять, что совершенно бесполезно оправдываться: «Да мы не курим! И семечек не щелкали! И йогуртов не едим в подъезде!» Лучше быстрей выскочить наружу.

Но тети-Люсины шаги догоняют их. Наташка оглядывается, а тетя Люся тащит впереди себя коробку с котятами.

— Тетя Люся! — кричит Наташка. — Пожалуйста, не выносите их! Они нужны, нужны!

А тетя Люся не слушает. Берите, говорит, к себе домой, если вам нужны, а тут не ваша территория. Мало того, что мусорите и накурили…

Мама приняла у нее картонную коробку и вышла с котятами на улицу. Там они с Наташкой и Толиком спрятали котят в кусты. Мама нашла за домом кусок фанеры, на случай дождя накрыла коробку, и побежали они сначала Толика отводить в детский сад, потом Наташку в пришкольный лагерь…

С тех пор Наташка, выходя во двор, сразу же мчится к кустарнику. На четвереньках протискиваешься между веток — и вот уже ты скрылась ото всех. Тебя принимает узкая вытянутая площадка, про которую почти никто не знает. Вокруг, как будто нарочно, ветки изогнулись шалашиком, а листья закрыли просвет между ними.

Если пробираешься на площадку с блюдцем молока — половину расплескаешь. Наташка из дому пипетку принесла: котята еще не умеют сами есть. А Славик шприцев принес, много — без иголок. Из них, говорит, еще удобнее будет поить.

Леночка принесла банку сгущенки, начатую, и бутыль с водой, чтобы сразу питье размешивать. А Наташка тогда забрала с кресла плед, чтоб котятам было теплее.

Мама смотрит на кресло без пледа — и сразу понимает, куда он делся. Выходит во двор, чтобы разобраться с Наташкой, а та ей навстречу идет. Зареванная, шорты в грязи. На плечах тот самый плед, а в руках шприц без иголки.

— Брось сейчас же! — кричит мама. — Откуда шприц?

— Славик принес, — говорит Наташка. — У него зимой было воспаление легких, и он специально шприцы копил, чтоб летом брызгаться.

— А, понятно… — говорит мама. — А что ты ревешь?

— Рыжик умер. Тот, помнишь, я домой приносила. Они без мамы не могут жить, маленькие. Уже и Пятнаш умер, и Снежинка, и тот, которого мы никак не называли.

— И… кто остался? — спрашивает мама.

— Никто! Мы сейчас Рыжика похоронили под рябиной. Мне Славик сказал: «Возьми шприц на память. Рыжик последний из него пил».

Мама не хочет, чтобы Наташка шприц в дом несла, а что скажешь? Она уговаривает:

— Брось…

И обещает:

— Мы что-нибудь придумаем…

Но ей ничего не идет на ум. Только вспоминается витрина, к которой Наташа с Толиком бегут, едва входят в магазин.

Вот зверь, которого никто не купит!

В самом деле, думает мама, черепаха — это вам не собака и не котенок. Ее не надо приучать к месту и следить, чтоб по столам не прыгала. Не обязательно гулять с ней каждый день. И шерсть не летит с нее в суп и в компот.

Наступает день, когда Наташка с мамой и братом идут в универмаг — уже не за каким-нибудь стиральным порошком. В дальнем углу усатый дядька лукаво смотрит на них из-за витрины. А за стеклом, в витрине — черепашки.

Наташка вдруг понимает, сколько же она мечтала об одной такой.

А мама первый раз к этой витрине подошла. Рассмотрела ее как следует. Теперь топчется рядом с Наташкой, шепчет ей на ушко:

— Доча, пойдем. Не знала я, что это так дорого…

А продавец стоит перед ними — только ус подкручивает.

— Оба твои? — спрашивает у мамы про Наташку с Толиком.

И, не глядя, как мама смущается, сникает перед его витриной, говорит:

— Цену я сбросить не могу, я не хозяин. Давай-ка я лучше Коляну позвоню.

Достает мобильник и звонит:

— Колян, слышь, к тебе женщина с детишками придет. Ты ей отдай по оптовой цене. Что, говоришь, у тебя не осталось ничего? А когда новых ждешь, нескоро? Ну, что-то же у тебя есть сейчас? Так принеси им то, что есть, они сами выберут…

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.