Эци Кеци, или Едва обитаемый остров

Дорофеев Александр Дмитриевич

Жанр: Детская проза  Детские  Магический реализм  Проза    2010 год   Автор: Дорофеев Александр Дмитриевич   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

От автора

Честно сказать, когда пишу, очень часто совершенно не представляю, что поджидает меня «за углом»: в следующем предложении, абзаце или тем более на другой странице.

Даже в том случае, если имеется четкий план всего произведения, сюжет иной раз развивается очень неожиданно. Так, как ранее и не предполагал.

А самое интересное наступает тогда, когда герои начинают жить своей собственной жизнью, почти независимой от воли их создателя.

Словом, получается, что написание рассказа или сказки, не говоря уж о повести и романе, — это и для автора большое приключение. Того и гляди появится откуда ни возьмись какое-нибудь чудище злодейское. А то самый что ни на есть скромный мальчик превратится вдруг в величайшего воина.

Одной из самых моих любимых книг в детстве были «Легенды и мифы Древней Греции», написанные Николаем Куном.

Значительно позже я узнал, что на испанском языке «куна» означает «колыбель».

В общем получается, что эти древнегреческие легенды и мифы служили мне чем-то вроде колыбели, а их персонажи — Геракл, Персей, Афродита, Гея — стали для меня чуть ли не близкими родственниками. Да так и сопровождают всю жизнь. Иногда даже распознаю их черты в лицах приятелей, знакомых или неизвестных прохожих. То замечаешь, что вот у этого парня много общего с мудрым кентавром Хироном, а у того — с Икаром, вот-вот обожжет крылья, слепленные воском, и рухнет в какой-нибудь пруд. Эта девушка — точь-в-точь Артемида. Зато ее подруга более всего напоминает сладкоголосую Сирену, заманит да погубит…

Редко, но встречаютя и зловещие Медузы Горгоны, и циклопы Полифемы, и совсем дикие Церберы. Очень полезно заранее знать, чего они могут отчебучить.

Ну, в жизни это не так сложно предугадать. Куда труднее в рассказах да сказках.

Но уж если вы прожили ту или иную историю вместе с ее героями, бок о бок, путешествуя, сражаясь, укрываясь от непогоды, переживая неудачи и радуясь победам, то в нашей простой «всамделишной» жизни ничего такого ужасного, непреодолимого на дороге не попадется.

Только вспомните, как расправились с циклопом, и сразу станет ясно — все вам по плечу.

1

В Греции, как говорят, — все есть.

Ну, я в это не очень-то верил. До тех пор, пока не узнал, что именно там живет мой двоюродный дедушка.

Разговор о нем зашел случайно — ранней весной во время обеда. Мама, вздохнув, сказала, что у него-то на острове козий сыр, конечно, свежайший — не то, что из магазина.

— А какие оливки! — добавил мечтательно папа. — Да еще земляничные деревья!

Так и выяснилось, что брат папиной мамы уже давным-давно проживает на небольшом острове посреди Эгейского моря. Там у него стада коз, оливковые рощи и множество котов.

— Он что — миллионер? — спросил я.

— Денег несчитано, — улыбнулась мама, — как гальки на пляже.

И папа кивнул:

— О, дед крутой! Будто скала морская. Давно, кстати, приглашал в гости…

— Вот закончишь этот год без всяких глупостей и четверок, отправим тебя, пожалуй, на каникулы в Грецию, — серьезно пообещала мама.

— Верно, верно, — согласился папа. — Пора становиться самостоятельней — поглядеть на иную жизнь и другие страны…

Я всегда знал, что родители мои созданы с помощью самых чудесных волшебных сил. В них перемешано все лучшее, что есть на этом свете.

Например, папа может сварить самые вкусные в мире макароны, а мама до того умна — знает все на три месяца вперед. Если сказала, что закончу четверть без четверок, так оно и будет.

Любимой моей книгой стал географический атлас. Я обшарил всю Грецию и каждый уголок Эгейского моря. Только остров Геронтия, место обитания двоюродного деда, а также коз и котов, никак не мог найти — наверное, не очень-то крупный.

Зато ясно представлял, как в греческом аэропорту меня встречает длиннющий лимузин. Потом на белоснежной яхте мы плывем к острову, и виден издалека на берегу огромный дом со множеством колонн, вроде древнегреческого храма.

2

Когда чего-то очень ждешь, — но не просто так, а прилагаешь усилия, чтобы сбылось, — то ожидаемое тут как тут. Точно конек-горбунок.

И глазом не успел моргнуть, — наступили летние каникулы. Папа с мамой собрали меня в дорогу, и вот уже самолет приземлился на окраине города Афины в аэропорту Элефтериос Венезелос, где должен был я встретиться с двоюродным дедом по имени Паппус.

Я сразу же увидел большой плакат с моим именем.

Но держал его в руках очень странный тип.

Мало похожий на обычного деда. И уж никак не миллионер с виду…

Рыжебородый, длинные волосы забраны в косичку. На белой майке портрет такого же волосато-бородатого мужика, штаны обшарпанные, а на ногах — чуть ли не домашние тапочки. Вылитый бродяга без определенного места жительства.

Но самое неприятное, что глядел он прямо на меня. Белозубо скалился и подмигивал.

Тошновато мне стало, как при болтанке в самолете.

И о чем думали родители, так легкомысленно отправляя единственного ребенка в чужую страну? Вот сейчас похитит меня неизвестный дядька и продаст в вечное рабство.

Я даже попятился, озираясь, кого бы позвать на помощь.

Да было поздно. Рыжебородый приблизился скорым шагом и положил мне на плечо тяжелую руку.

— Экий ты застенчивый цыпленок! — присел на корточки. — Я в твоем возрасте Черное море переплыл на резиновой лодке. А тебя, вижу, и в самолете укачало, такой бледный. Ну, обними дедушку Паппуса, сразу полегчает…

То ли знакомое имя успокоило, то ли сам голос, напомнивший папин, но я решился и осторожно приобнял. От него пахло солнцем, морем и еще непонятно чем, но явно чисто греческим. Может, именно так пахнут здешние мифы и легенды.

В конце-то концов, подумал я, разные бывают миллионеры. Некоторые с первого взгляда больше похожи на бродяг…

— Ну вот, и познакомились, — сказал он, щекоча мое ухо усами, — Как самочувствие на греческой земле?

— Пока — так себе, — честно ответил я, потому что еще не отошел от волнений и сомнений.

— Так себе — по-гречески эци кеци! — рассмеялся дед Паппус. — Если не возражаешь, буду звать тебя Эци Кеци. На первое время, самое подходящее имя. Поспешим, дорогой Эци Кеци, нас ожидает авион.

3

Авион оказался маленьким самолетом с надписью «Олимпик Аирвэйс». Только мы взлетели, как под левым крылом расстелился город Афины, а вскоре выплыли заливы Эгейского моря и большой, длинный остров…

— Эвбея, — сказал Паппус, — Так звали девушку, которую полюбил бог моря Посейдон. Безумно ее ревновал, и превратил в остров, чтобы ни на миг не расставаться. А сейчас прямо под нами пролив Эврипа. Вода в нем стремительна, как в горной реке. Но самое удивительное, что бежит сначала в одну сторону ровно шесть часов. Потом остановится, замрет на время, и — обратно с той же прытью…

Паппус длинным пальцем указал в какую-то точку за иллюминатором.

— В этих местах жила красавица Ио. Ее тоже, увы, заколдовали, превратив в корову. Тебе интересно, Эци Кеци? Или — так себе? — заглянул мне в глаза.

— Интересно, — зевнул я, — Правда, по привычке в сон клонит, когда сказки рассказывают.

Дед призадумался, почесывая рыжую бороду.

— Вообще-то, друг мой, это не сказки, а мифы — предания, призраки ушедшего времени. Но в древности они объясняли людям происхождение мира. Точно так же, как сейчас это делает современная наука. И кто знает, не назовут ли через тысячи лет нашу науку мифом?

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.