Заоблачные истории

Дорофеев Александр

Жанр: Детская проза  Детские    1991 год   Автор: Дорофеев Александр 
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Заоблачные истории (Дорофеев Александр)

От автора

Книга издана «Детской литературой» в 1991 году с прекрасными рисунками Юры Сковородникова.

Тираж — 100 тысяч.

Редактор Инна Антипенко, художественный редактор Татьяна Никитина, которая и сосватала мне Сковородникова, за что ей и признателен.

Вслед за рассказами о Петре Первом это вторая книжка, написанная мной по заказу.

А появилась повесть вскоре после командировки в Рязанское десантное училище.

Не помню уж, кому из работников журнала «Мурзилка» пришла в голову идея написать о десантниках.

Мне это задание казалось совершенно непосильным.

Но после пятидесятикилометрового марша-броска, совершенного с десантной ротой, когда в кровь стер ноги кирзовыми сапогами, все представилось в ином свете — легко выполнимым, коли есть приказ.

С таким чувством и писалась книжка в одном из проездов Марьиной Рощи, где снимал тогда квартиру…

Удивительно, что никто особенно не придирался ни к рисункам, ни к тексту.

Да, пожалуй, не до того было — уже началось в головах, как говорится, брожение.

Как-то выступал я перед читателями. Почему-то в здании Министерства иностранных дел, что на Смоленской.

Когда закончил, подходит ко мне некий дипломат средних лет и участливо спрашивает, в каких именно десантных частях я служил и не боялся ли первый раз прыгать с парашютом…

Мне, как человеку, совершившему единственный в жизни марш-бросок, вопрос был исключительно приятен.

То есть, несмотря на некоторую «завиральность», есть и достоверность в «Заоблачных историях».

Заоблачные истории

Аэродромная собака

История первая

Ветер разгуливал по аэродрому. Гнал тяжелые облака. Казалось, они вот-вот приземлятся — чуть слышно, влажно прошуршат мимо нашего самолета и упрутся в стеклянный вокзал, окутав его серой сыростью.

«Раскрывать или не раскрывать?» — думал я о зонтике, поглядывая то на небо, то на толпу перед трапом.

— Не волнуйтесь! Всех посадим! — говорила девушка в синей пилотке, проверявшая билеты.

А пассажиры хотели побыстрее оказаться внутри, в тепле, каждый в своем кресле.

Какой-то дядя лез вперед, подняв над головой банку с рыбками.

— Посторонись! — вскрикивал он, — Вода стынет!

Другой, в тюбетейке, пробивал дорогу позеленевшим самоваром:

— Медалист! Пустите с медалистом!

— Дыни! — охали в толпе. — Дыни помнете! Не прите!

— Тише, тише! — устало повторяла девушка. — Без вас не улетим! Всем места хватит…

Но пассажиры, видно, не верили. Боялись, что самолет все-таки улетит из-под носа. И толкались. И напирали.

— Товарищи, спокойно! — прогремел вдруг голос, будто из громкоговорителя.

Все обернулись. Чуть в стороне стоял парень богатырского вида. При взгляде на него хотелось выпятить грудь, расправить плечи. Он отличался от остальных пассажиров, как военный корабль может отличаться от прогулочных катеров.

— Товарищи! — развел он руки. — Оглядитесь!

Все замерли и стали оглядываться. Даже девушка у трапа. Даже помощник пилота из дверцы наверху.

— Посмотрите на эти сизые облака, гонимые вольным ветром! На эти лайнеры-красавцы, созданные человеком! Как прекрасно все вокруг! А вы, товарищи, толкаете друг друга…

Пассажиры потупились.

Но один мальчик, продолжавший вертеть головой, вдруг воскликнул:

— Смотрите, смотрите — собачка!

Действительно, там, где кончалась взлетная полоса и начинался лес, кто-то бежал во всю четвероногую прыть.

— Эх, разогнался-то! — покачал головой дядя с самоваром. — Сейчас взлетит!

Но взлететь не удалось. Протяжно завыла сирена, и к собаке помчался автомобиль, мигая оранжевой надписью «Следуй за мной!». Он отрезал путь к лесу. Тогда собака повернула к нашему самолету.

— Может, бешеная?! — заволновались пассажиры.

— Спокойно, — сказал дядя с рыбками. — Как натуралист разъясняю: на аэродромах, помимо соколов, должны быть специальные собаки.

— Ах, еще и соколы! — охнули в толпе.

— Птицы соколы, — пояснил натуралист, — охраняют воздух, распугивая ворон, чтобы не мешали взлету и посадке. А собаки стерегут землю, чтобы мелкие грызуны не лезли под колеса…

Тем временем собака приближалась. Уже было видно, что это матерый пес. Может, и правда — специальный, аэродромный.

— Да это же мишка! — закричал мальчик. — Настоящий мишка!

— Медведь! — толпа у трапа покачнулась. — Хищник!!!

Кто бросился вверх по ступенькам. Кто запрыгивал на крыло. Кто хоронился под колесами. Громыхая всеми медалями и фигурным носиком, покатился по асфальту самовар…

Неожиданно для себя раскрыл я зонтик, надеясь укрыться за ним.

Случилось то, что называется коротким, но обширно-звучным словом — паника!

А медведь, оглядываясь через плечо на гудящий автомобиль, мчался со всех ног к нашему самолету.

— Стой! Ни с места! — грянул богатырский голос.

Медведь остановился как вкопанный, будто сзади у него раскрылся тормозной парашют. Он даже присел на миг. Но тут же грубо рявкнул и поднялся во весь рост. Страшно было глядеть на него. Даже из-за зонтика. Как ни могуч был с виду наш богатырь, а куда уж ему с медведем тягаться…

Покачивая головой, зверь раздумывал, что делать дальше. Маленькие его глазки осматривали пассажиров.

— Хоп! — крикнул богатырь, выхватывая зонтик из моих рук. — Хоп-ля! — И он ловко сунул зонтик в медвежью лапу.

Медведь растерянно уставился на зонтик. И вдруг закружился, закружился, приплясывая на коротеньких лапах.

Тут и подоспела погоня — из автомобиля вывалился бледный человек в мотоциклетном шлеме.

— Мадлена! — рявкнул он по-звериному. — Ко мне!!!

Тяжело вздохнув, Мадлена выронила зонтик. Обреченно махнула лапой и опустила голову. Надевая ей намордник, человек в шлеме сбивчиво жаловался:

— Не хочет в Австралию лететь! Три года договаривались! Цирк на гастроли — она ни в какую! Вот из клетки удрала! Спасибо, товарищ, задержали…

Наш богатырь похлопал Мадлену по спине:

— Ну, чего там! Слетай на зеленый континент — потанцуй для народа.

Пассажиры долго глядели вслед Мадлене, которую вели на поводке к транспортному самолету. Никто уже не спешил подняться по трапу. Наоборот, некоторые спускались вниз. Все окружили нашего богатыря, трясли ему руку, поздравляли. Дядя в тюбетейке дарил самовар:

— Медалист! Бери на память!

— Товарищи пассажиры, проходите, проходите в самолет! — уговаривала девушка в пилотке. — Пора на взлет!

Тяжелые тучи плыли над аэродромом, и трудно было представить, что где-то в мире может быть сейчас солнце.

Мальчик-с-пальчик

История вторая

А солнце, оказывается, было прямо над нами — стоило только подняться повыше. Поначалу-то мы летели в непроглядной серой мгле. Но вскоре она посветлела, превратилась в золотистый утренний туман. А потом лишь самые длинные облачные перья доставали до иллюминатора. Самолет выбрался под солнце. И поднимался все выше.

Я разглядывал зонтик со следами Мадлениных когтей на ручке. Надо было его подарить — плясала бы Мадлена в Австралии под зонтиком.

Рядом со мной сидел наш богатырь-укротитель.

— Извините, что так получилось, — огорченно кивнул он на зонтик. — Я с медведями раньше не встречался. Не знаю, какие у них повадки. Надо, думаю, чем-то отвлечь. А тут зонтик подвернулся…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.