Подвиг морской пехоты. «Стой насмерть!»

Абрамов Евгений Петрович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Подвиг морской пехоты. «Стой насмерть!» (Абрамов Евгений)

Вместо предисловия

Овеянная боевой славой, заслужившая любовь и признательность всего народа морская пехота всегда была окружена ореолом героизма и романтики. Она стала символом безудержной отваги, исключительной стойкости, особой удали, презрения к смерти, высокого боевого мастерства, любви к Родине и непоколебимой верности воинскому долгу.

Вся более чем 300-летняя история морской пехоты Российского флота — выдающийся подвиг беззаветного служения Отечеству, до сих пор в полной мере не оцененный ни предыдущими поколениями, ни современниками.

На рубеже XVII–XVIII вв. Русское государство ввиду исторической необходимости борьбы за выход к морям прилагало все усилия для создания регулярной армии и флота, в том числе морской пехоты. Излагая в 1704 году свои взгляды на строительство флота, Петр I писал: «…надлежит учинить полки морских солдат (числом по флоту смотря)…».

В начале Северной войны 1700–1721 гг. он, используя исторический опыт боевых действий русских сухопутных войск на море: княжеских дружин и воев, запорожских и донских казаков, стрельцов и солдат пехотных полков, передвигавшихся и сражавшихся на парусно-гребных судах в ходе морских походов, сформировал первый морской полк, ставший родоначальником морской пехоты России как постоянного рода сил Военно-Морского Флота.

С самого начала своего существования суровые условия службы и специфика боевого применения выделили морскую пехоту в особый род сил Военно-Морского Флота.

В созданной Петром Великим регулярной морской пехоте воплотились лучшие боевые качества русской армии и флота, в ней с наибольшей силой проявились отличительные национальные свойства великого народа.

Перенося наравне с матросами тяготы и лишения нелегкой корабельной службы, морские пехотинцы, кроме того, участвовали в ожесточенных абордажных боях на море, озерах и реках, требовавших особой отваги и мужества, умения владеть огнестрельным и холодным оружием, под огнем противника высаживаться на берег и сражаться там, как армейские пехотные полки.

Уже в ходе Северной войны боевые действия морской пехоты заняли особо важное место в политике Петра I на Балтике, прежде всего по количеству участвовавших войск (около 30 тысяч человек), размаху десантных действий и тому огромному влиянию, которое они оказали на исход войны.

Блестящими образцами боевой деятельности морской пехоты по защите национальных интересов России в Средиземном море явилась первая 1769–1774 гг., вторая 1805–1807 гг. Архипелагские экспедиции и Средиземноморский поход Ушакова 1798–1800 гг.

Во время Архипелагских экспедиций, явившихся крупнейшими стратегическими операциями русского флота, был осуществлен стратегический маневр сил морской пехоты с Балтийского на Средиземноморский театр военных действий. В ходе боевой деятельности в Средиземном море русский флот высадил свыше 60 десантов, основную боевую силу которых составляла морская пехота Балтийского флота.

В ходе сражений Лиманской (Дунайской) флотилии во время Русско-турецкой войны 1787–1791 гг. родилась морская пехота Черноморского флота, особо отличившаяся при героическом штурме Измаила, где она, действуя на главном направлении, заслужила высокую оценку Суворова.

Одной из наиболее славных страниц в истории морской пехоты XVIII века явилось ее участие в Средиземноморском походе Ушакова, когда в результате успешно высаженных десантов были освобождены от французов Ионические острова, южная и центральная Италия, взята штурмом с моря крепость Корфу, заняты Неаполь и Рим.

Таким образом, выдающиеся победы русской морской пехоты в войнах Российской империи XVIII — начала XIX в. в значительной степени способствовали достижению Россией стратегических целей, что привело к коренному изменению военно-политической обстановки на Балтийском и Средиземноморском театрах военных действий. Славную страницу в историю морской пехоты вписали созданные в 1803 году три морских полка Балтийского и один Черноморского флотов.

Сформированный в 1810 году морской Гвардейский экипаж, единственная часть в истории русского флота, представлявшая собой как корабельную команду, так и гвардейский пехотный батальон, принимал участие почти во всех войнах XIX — начала XX в. в качестве морской пехоты, умножив ее героические традиции.

Мужество и отвагу проявила морская пехота при обороне Севастополя, Петропавловска-Камчатского, Порт-Артура и на фронтах Первой мировой войны.

Наибольшее развитие морская пехота получила в годы Великой Отечественной войны, когда после почти 130-летнего перерыва она была воссоздана на новой ступени развития как самостоятельный род сил Военно-Морского Флота.

Несмотря на то, что Нарком ВМФ адмирал Н. Г. Кузнецов в предвоенные годы неоднократно ставил вопрос перед Генеральным штабом РККА о создании на флоте морской пехоты, к началу войны имелась только одна бригада морской пехоты на Балтийском флоте и по одной роте морской пехоты в составе Дунайской и Пинской военных флотилий.

Отсутствие значительного количества морской пехоты как рода сил Военно-Морского Флота, непонимание ее роли в будущей войне, недостаточная разработанность теории и практики ее развития и боевого применения, а также отсутствие в составе ВМФ специальных десантных кораблей и десантно-высадочных средств явились серьезными упущениями в подготовке флота к войне, что оказало отрицательное влияние на характер боевых действий, особенно в начальном периоде Великой Отечественной войны.

В предвоенном Боевом Уставе Морских Сил (БУ МС-37) наиболее полно теоретически и практически были разработаны вопросы обороны баз с морского направления.

В начале войны военно-морские базы Северного, Балтийского и Черноморского флотов вопреки историческому опыту не имели должным образом подготовленной сухопутной обороны, в то время как немецко-фашистское командование планировало овладеть ими силами своих сухопутных группировок именно с суши. Поэтому существенное место в боевой деятельности флота в этот период занимала оборона ВМБ совместно с сухопутными войсками.

Следует отметить, что привлекаемые к обороне базы соединения сухопутных войск, не успевшие осуществить мобилизационные мероприятия и понесшие значительные потери, были немногочисленны и нередко уступали численности формирований флота, выделенных для обороны военно-морских баз.

Так, оборону маневренной базы Балтийского флота Лиепаи осуществляла стрелковая дивизия численностью 5 тысяч человек (по другим данным — 7 тысяч человек), оборонявший Таллин 10-й стрелковый корпус 8-й армии имел в своем составе около 10 тысяч человек; войска отошедшей к Севастополю Приморской армии насчитывали всего около восьми тысяч штыков и сабель.

В этих условиях важную роль сыграли сформированные флотами в ограниченные сроки соединения и части морской пехоты.

К середине июля 1941 г. противник имел на советско-германском фронте 182 дивизии, 14 дивизий находились в резерве. К этому времени в состав Красной Армии входили 212 дивизий и три стрелковые бригады, однако полностью укомплектованными считались только 90 дивизий, т. е. менее половины.

Вследствие крайне тяжелых условий начального периода войны, когда отступавшие войска Красной Армии понесли огромные потери в личном составе и боевой технике, противник овладел значительной частью территории страны, что значительно осложнило проведение мобилизации. Именно в это наиболее трудное для государства время, как это не раз было в истории России, особо важную роль стратегического резерва сыграла морская пехота.

В годы Великой Отечественной войны на разных фронтах сражалось около полумиллиона моряков, или в переводе на организационно-штатную структуру сухопутных войск — около 60 стрелковых дивизий. Только за первый период войны флот передал на сухопутные фронты 335 875 человек, что соответствовало численности приблизительно 36 дивизий.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.