Гибель империи. Тайные страницы большой геополитики (1830–1918)

Победоносцев Юрий

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Гибель империи. Тайные страницы большой геополитики (1830–1918) (Победоносцев Юрий)

Предисловие

Народ верит в эту волю Божию, — и по Его велению возносит надежду свою на Вас и на крепкую власть, Богом врученную Вам. Да благословит Вас Бог. Да ободрит Вас молитва народная, а вера народная да даст Вам силу и разум править крепкою рукою и твердой волей.

Константин Победоносцев

К концу XV в. крупнейшей имперской державой, с обширными заокеанскими владениями и претензией на мировое господство, была Испания, объединяющей доктриной и источником имперской миссионерской экспансии которой был католицизм.

Колонизация огромных просторов американского континента дала Испании сказочные богатства, а вместе с ней и роль мирового лидера. Однако, вступив на путь первоначального накопления капитала с очень слабой буржуазией и сильным дворянством, Испания довольно быстро пришла к экономическому краху. Все дело было в том, что, получив в свои руки, казалось бы, неиссякаемый источник богатств в виде притока драгоценных металлов, испанские короли и дворяне оказались мало заинтересованными в развитии национального хозяйства. Испанский абсолютизм перестал покровительствовать развитию промышленности и внутренней торговли, а империя начала постоянно отставать от других стран в научно-техническом и культурном развитии.

Постепенно Испания одряхлела, и уже в начале XVII в. была вынуждена уступить свое мировое господство на море Великобритании, а на континенте — Франции. Так в мире появились две державы, претендующие на роль мирового лидера. Тем не менее первенство в этом соревновании захватила Франция, которая во время правления Наполеона вплотную приблизилась к установлению гегемонии над всей Европой. Если бы ей это удалось, она получила бы статус господствующей мировой державы. Однако поражение Наполеона в борьбе с европейской коалицией восстановило относительное равновесие сил на континенте, и новым мировым лидером на целое столетие стала Великобритания.

Лондон превратился в главный финансовый и торговый центр мира. Британский флот господствовал на морях и океанах, обеспечивая функционирование громадной Британской империи, основанной на научно-техническом и культурном превосходстве англичан над колонизируемыми народами. С расширением торговли мировое господство англичан упрочивалось.

Однако всесильная на море Великобритания не обладала большой сухопутной армией и не могла в одиночку доминировать в Европе. Великобритания опиралась на хитроумную дипломатию равновесия сил. Суть этой политики сводилась к тому, что Лондон неизменно поддерживал коалицию европейских государств, направленную против сильнейшей, самой агрессивной, самой влиятельной державы на континенте, которая могла бы бросить вызов английскому владычеству.

При этом если континентальные европейские державы при возникновении между ними войны часто стремились максимально и надолго ослабить своего соперника, то Англия, как правило, вовсе не была заинтересована в резком ослаблении или же исчезновении с европейской шахматной доски сильного игрока, которого она могла бы в следующей партии использовать против своих бывших, слишком уж усилившихся союзников. Именно поэтому англичане не позволили немцам добить Францию после их победы во Франко-прусской войне 1870–1871 гг.

Важнейшей причиной англо-русских противоречий являлось вполне закономерное стремление России к морям. Еще Петр I, прорубив окно в Европу, вступил на берега Балтийского моря, а Екатерина II, в свою очередь, — на берега Черного моря. Александр I, одержавший победу над Наполеоном, на какое-то время сделал Россию сильнейшей европейской державой, диктовавшей остальным странам свои условия игры. А Николай I без всякой войны добился блестящей дипломатической победы, заключив с Турцией в июне 1833 г. Ункиар-Искелесский договор.

Согласно условиям этого договора, Россия и Турция обещали помогать друг другу в случае войны с третьей державой. Турция обязывалась не допускать военные суда нечерноморских стран в Дарданеллы. Босфор оставался открытым для входа любых русских судов. Уинкиар-Искелесский договор полностью покрывал все претензии России на черноморские проливы и создавал дипломатическую основу для длительного мирного существования двух империй.

Однако такое развитие событий никак не устраивало ни Англию, ни Францию, которые всячески противодействовали зарождающемуся русско-турецкому союзу. Тем временем приближался 1841 г., когда заканчивался срок заключенного на восемь лет Ункиар-Искелесского договора. Перед Николаем I было два пути: он мог или продлить договор на новое восьмилетие, или же отказаться от столь ненавистного Великобритании соглашения, получив за это серьезную дипломатическую компенсацию от Лондона.

Царь предпочел второй вариант и заявил Великобритании, что Россия готова отказаться от продолжения Ункиар-Искелесского договора, если будут приняты два соглашения (общее соглашение держав закрыть проливы Босфор и Дарданеллы для военных судов всех стран и соглашение, ограничивающее захваты правителя Египта Мехмета-Али).

При этом Николай I прекрасно знал, что Париж покровительствует и всячески помогает Мехмету-Али в надежде с его помощью упрочить свое влияние в Сирии и Египте. В то же время царь ясно видел и то, что эта французская затея давно не по нраву Лондону.

Вот почему отказ Петербурга от Ункиар-Искелесского договора окончательно склонил Г. Дж. Т. Пальмерстона к затеянной царем комбинации. Вскоре выяснилось, что французы вовсе не намерены оказывать давление на своего египетского союзника. После чего произошло именно то, чего и добивался Николай I. 15 июля 1840 г. Россия, Великобритания, Австрия и Пруссия заключили между собой договор, гарантировавший целостность турецкой территории, а Мехмету-Али гарантировалось только наследственное владение Египтом и временное владение Анконским пашалыком. Россия в свою очередь получала гарантию держав на запрет прохода военных судов через проливы Босфор и Дарданеллы.

Но самое главное, чего Николай I достиг с помощью своего эффектного дипломатического шага, было обострение англо-французских отношений. После этого разрыв между Францией и Англией казался царю делом почти решенным. К сожалению, в этой своей оценке он сильно ошибся, хотя на определенный период Париж действительно оказался в политической изоляции.

И тут Николай I допустил непростительную ошибку. Во имя эфемерных идеологических принципов торжества монархии он, пренебрегая геополитическими интересами России, подавил Революцию 1848–1849 гг. в Венгрии и тем самым спас от распада своего извечного врага — Австрийскую империю. Вместо того чтобы способствовать созданию двух враждующих между собой независимых государств, которым в этом случае было бы уже не до экспансии на Балканах, Николай I добровольно стал жандармом Европы, чем вызвал протест всего континента и позволил сплотиться всем антирусским силам для борьбы против России.

В результате Париж, используя всеобщее недовольство царской политикой, стал искать повод для объявления войны России, хватаясь при этом за любые, даже самые ничтожные предлоги к ссоре, причем в центре этих интриг оказалась Османская империя.

Николай I попытаться договориться с Великобританией по вопросу о разделе Турции. Однако в это время Лондон уже видел в России своего главного геополитического соперника, который своими действиями в Средней Азии создавал потенциальную угрозу для английского владычества в Индии. В этих условиях Великобритания не могла позволить России завладеть проливами Босфор и Дарданеллы и стать Средиземноморской державой.

В английской столице стало зреть убеждение, что война с Россией неизбежна. При этом Лондон, подталкивая Петербург к войне с Францией, старался создать у Петербурга впечатление о своем нейтральном отношении к назревавшему между Россией и Францией конфликту.

К сожалению, всего этого Николай I вовремя не заметил, считая, что теперь-то он с помощью силы может окончательно решить давно назревший вопрос выхода России к Средиземному морю. Царь, переоценив военное и экономическое могущество своей империи, принял неадекватное решение, результатом которого явилось поражение России в Крымской войне (1856–1859).

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.