Как подшутили над автором в Ньюарке

Твен Марк

Жанр: Классическая проза  Проза  Юмористическая проза  Юмор    1896 год   Автор: Твен Марк   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Как подшутили над автором в Ньюарке ( Твен Марк)

Едва-ли кому-нибудь приятно рассказывать о том, как его одурачили, но иногда такая исповедь приносит человеку некоторое облегчение. Я хотел бы этим способом облегчить теперь мою душу, хотя мне и кажется, что к этому побуждает меня больше стремление осудить другого, чем желание излить бальзам на мое удрученное сердце. (Собственно говоря, я хорошенько не знаю, какой это такой «бальзам», так как никогда не лил его, но думаю, что это выражение здесь кстати).

Может быть, читатель не забыл еще, что я не так давно читал в Ньюарке лекцию для молодых членов N-N-скогообщества; да, я сделал это. Накануне назначенного дня, после обеда, я беседовал с одним из молодых людей этого общества, и он рассказал мне, что у него есть дядя, который, по той или иной причине, кажется теперь навсегда лишенным способности как бы то ни было проявлять свои ощущения. И со слезами на глазах этот молодой человек говорил мне: «О, если бы хоть раз еще я увидел, как он смеется! О, если бы я увидел, как он плачет!» Я был тронут; я никогда не мог противостоять искушению.

И я сказал: «Приведите его ко мне на лекцию. Я его вам оживлю».

— О, если бы вы могли сделать это! Если бы могли… вся наша семья вечно благословляла бы вас: он так нам дорог! О, мой благодетель, неужели вы в состоянии заставить его рассмеяться или извлечь облегчающая слезы из этих померкших глаз?

Я был глубоко взволнован: «Сын мой, — сказал я, — приведите с собой вашего старика. У меня в лекции есть парочка острот, которые должны вызвать у него смех, если только у него существует еще грудобрюшная преграда; в противном случае я, с вашего позволения, испытаю на нем действие нескольких других, которые или заставят его заплакать, или убьют на месте, — одно из двух». Молодой человек, рассыпаясь в благодарностях, разрыдался у меня на шее и отправился за своим дядей. Он усадил его как раз против меня во втором ряду и я принялся его обрабатывать. Сначала я пробовал пронять его тонкими остротами, а затем и более толстыми; я вгонял в него грубые шутки и пронизывал его изящными; я выпаливал в него залпом старых избитых каламбуров и прободал его спереди и сзади блестящими новыми; я разгорячился и штурмовал его и справа, и слева, и с фронта, и с тыла; я пыхтел и потел, надрывался и неистовствовал, пока, наконец, охрип, осип, рассвирепел и обозлился… И, все-таки, мне ни разу не удалось задеть его за живое. Я не мог извлечь из него ни усмешки, ни слезинки! Ни даже тени смеха, ни намека на влагу! Я был поражен почти до потери сознания и закончил лекцию отчаянным криком, диким взрывом юмора, бросив ему прямо в лицо остроту сверхчеловеческой силы! Затем, утомленный и разбитый, я опустился на стул.

Председатель общества подошел ко мне, смочил мне голову холодной водой и спросил:- Отчего собственно вы казались таким возбужденным в конце лекции?

Я ответил:- Мне хотелось во что бы то ни стало рассмешить этого проклятого старого дурака, вон там, во втором ряду.

— Ах, вот что! — сказал он. — Но, в таком случае, вы совершенно напрасно старались: он глух, нем и слеп, как филин!

…Я бы хотел теперь знать, гуманно-ли было со стороны племянника того старого человека разыграть такого дурака из меня, чужестранца и сироты? Я спрашиваю тебя, читатель, как человека и брата, разве это было красиво с его стороны?

1872

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.