А мы служили на крейсерах

Васильев Борис Львович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
А мы служили на крейсерах (Васильев Борис)

Annotation

Минувшее столетие не зря окрестили "крейсерским веком" - эти универсальные корабли принимали самое активное участие в обеих Мировых войнах, сражаясь на всех океанах и превратившись в становой хребет флота. И сегодня крейсера являются самыми крупными, мощными и грозными кораблями после авианосцев, а с появление крылатых ракет стали смертельно опасны даже для "повелителей океанов".

В этой книге собраны истории о людях, служивших на этих крейсерах, написанные с грустью, юмором и теплом.

Борис Васильев

Непридуманные истории

Диверсант

Главкомовская стрельба

Военная тайна

Пехота

Детали

Адмирал

Танкист

Помоха.

Кто сказал что флот не пьет?

Еще два случая

Главкомовская стрельба - 2

Про политработников

Отловленный

Рассказ первый

Рассказ второй.

Рассказ третий.

Рассказ четвертый.

Рассказы

8 ноября 1969 года

42 крючка.

Анабазис.

Босфор.

Боцман.

Братство.

Бычки.

ВЭЖ.

Геморрой.

Дед мороз и молодочка.

Инглиш.

Эх, инженеры.

Иуды.

Кот.

Командир.

КРБГ.

Лисс.

Мудрый как змей.

На рейде.

НГ.

Обезьяна.

Неглавкомовская стрельба.

Остановите музыку.

Невезение.

ПДСС.

О службе морской, о жизни такой.

Плотников.

Правила плавания.

Связь.

Пропущенное.

Секретные материалы.

Сосиски в томате.

Спирт.

Спорт, сука.

Тесть.

Шутка.

О национальной гордости чувашей.

Не вызовут...

"Четыре года рыскал в море наш корсар".

notes

Борис Васильев

А мы служили на крейсерах

Крейсера, крейсера...

Крейсера, крейсера... Впервые увидев вас одиннадцатилетним мальчишкой - c центральной городской горы - спустившись по матросскому бульвару на площадь Нахимова - я кажется с первого вздоха влюбился в ваши хищные темно-серые корпуса, приплюснуто сидевшие в зеленой воде Севастопольской бухты. Довоенные еще "Слава" и "Ворошилов" - и новые - тогда "Кутузов", "Ушаков", "Жданов", "Дзержинский".

А потом, первый раз оказавшись на сигнальном мостике во время ночного выхода в море, - моя душа замерла от счастья этого беззвучно-стремительного полета по лунной дорожке, в той магической тишине крейсерского хода, когда, приглушенный удаленностью палуб и надстроек, шум нагнетающей вентиляции котельных отделений воспринимается как шум тока крови могучего организма, а отдаленные команды и доклады ГКП - как мысли, стремительно пробегающие в голове этого организма, всего лишь фоном, который не слышит сам организм, и остается лишь восторг своей силой, своей способностью заглянуть за горизонт...

Счастье и восторг полета...

Крейсера, крейсера…

Навсегда останутся в моем сердце стремительный всплеск ваших надстроек, сюрреалистическими ладьями выраставших из чисто отдраенных палуб… Останется грозная мощь башен главного калибра, с маслянисто-шипящим шорохом броневых дверей.

Останется блестящая отточенность службы, с ее казалось бы ненужными - для постороннего человека - формальностями, вызывающими у непосвященных только недоумение...

И в этом - правда и суть ваша, крейсера...

Нет мелочей… Ведь и у птицы свободный полет возможен, если есть все перья...

Ах, как вы летели над морем, мои крейсера...

И вас нет... И нет флота...

Хотя может быть многие думают по-другому…

А я иногда - очень редко - еще лечу вместе с вами над застывшей полосой лунного света, туда, за горизонт, за пределы возможного, со сжимающимся от восторга сердцем, и чувством, что все еще впереди, и счастье, и жизнь, и дорога…

Крейсера, крейсера…

Борис Васильев

Непридуманные истории

Диверсант

Есть на крейсерах такая вахта - вахтенный офицер на якоре. Главновстречающий и провожающий плавсредства, подающий команды по кораблю, и вообще мальчик для битья - в некоторых случаях……

Был у нас уникум - офицер по снабжению Пульман Семен Семенович. Молдаванин. У них, у молдаван вообще интересные фамилии, у меня в богом проклятых 90-х служил например матрос Попа. А этот был Пульман. Но это к слову.

Габаритов Семен Семенович был соответствующих должности, то есть в поясе где-то 64–68 размера при росте 160. Трудно ему было - но на вахте якорной стоял - должность - то каплейская, над ним еще помощник третьего ранга…

Ну вот. Стоял крейсер на 2-х бочках - напротив госпиталя. Ночь, соответственно пароход спит, вахтенный офицер тоже подремывает, сладко переваривая зажаренную по спецзаказу курочку, дежурный где-то в низах, на обходе, тишина, покой.…Дремал Семен, конечно же, в рубке дежурного у правого трапа, на левом - вахтенный, все путем.

А в это время, один из подгулявших офицеров, не найдя себе объекта - или субъекта приложения сил, и будучи изрядно врезавши, решил вернуться на корабль. Судьба моряка занесла его на Корабелку, время позднее, транспорт не ходит.…Куда?.. на госпитальную! Как эта святая мысль пришла ему в голову…

Прошел он через госпиталь - благо офицеров в форме туда пускали в любое время, и вышел на причал. Корабль - вот он, рукой подать, стоит, родной, светится огнями.

Стал наш герой пытаться обратить на себя внимание. Кричал, свистел - ну не знаю я, что он там еще делал - тщетно. Спит пароход. Не исключено, что командир вахтенного поста и слышал - да мало ли кто там, на стенке - тем более в госпитале шумит. Может псих. Пошумит - пошумит - санитары успокоят.

Семен Семенович же решил в это время на минуту оторваться от процесса пищеварения и пройтись куда - то. Ну - вахту верхнюю поверить, на сигнальном, на баке, или более тесно пообщаться с последствиями неумеренного потребления жареных куриц. Подозвал вахтенного, заинструктировал, как на звонки телефонные отвечать - и убыл.

Офицер же на Госпитальной, разуверившись в бдительность вахты на родном крейсере, разделся, форму увязал ремнем - лето, Севастополь - и вплавь.

Доплыл. Левый трап стоял, так что проблем не было - отрезвел только слегка, на борт, и, как был голяком - в каюту

Ну те-с, возвращается Семен, отправляет вахтенного на левый трап - и вдруг, через секунду слышит там то - ли всхлипывания - то - ли повизгивания…

Туда... Стоит старшина, трясется - весь изжелто - зеленый и пальцем в палубу тычет. А на палубе...Мокрые следы...от трапа из-за борта...в офицерский коридор…...ДИВЕРСАНТ!

А после "Новороссийска" В Севастополе диверсанты у всех на слуху долго были...Вызвал дежурного. Доложил. Дежурный - старшему на борту. Тот тоже в ситуацию врубился быстро - доложил по команде на КП - и - тревогу.

Проснулся пароход, забегал. Доклад тем временем с КП бригады покатился не спеша по ступенькам служебной лестницы вверх, выше и выше...

Купальщик невольный хоть и был в "сходящей" смене - но!
- тревога!
- прибыл на пост. Доложились. Команда: "Осмотреться в отсеках. На корабле возможно нахождение не установленных лиц, проникших незаконно!" - Осмотрелись - вроде никого нет. Ждут. Затихло. Делать нечего. Командир боевой части спрашивает:

- А ты чего на посту, на сходе же был...?
- Тот: так, мол, и так, и уже с юмором рассказывает про свой заплыв - не сопоставляя его с тревогой.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.