Небо для любимой

Мэлори Джудит

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Небо для любимой (Мэлори Джудит)

Пролог

Мириам сидела в машине, вытирала слезы, размазывала дорогую косметику по лицу и пыталась успокоиться. Она говорила себе, что ей необходимо набрать домашний номер подруги, но не было сил даже дотянуться до сумочки и достать телефон. Руки дрожали и не слушались. Как, впрочем, и все тело. Мириам сидела в машине около получаса, но так и не отважилась выбраться из теплого салона под мелкий ночной дождь. От ее машины до подъезда дома, где жила подруга, бежать было ровно десять секунд, но ей это показалось целой вечность. И это расстояние для Мириам представлялось тем самым роковым мостом, который непременно за ней вспыхнет. Наконец девушка всхлипнула в последний раз, подрагивающей рукой нащупала в сумочке мобильный телефон и набрала номер Идэн.

Через минуту послышалось недовольное: «Алло»…

— Идэн, привет, это я. Я около твоего дома…

— Мириам, ты? — Голос в трубке моментально приобрел ясность и четкость. Это было примечательной чертой Идэн, она быстро приходила в себя, и ее практически нельзя было застать врасплох. — Что ты делаешь… Ох, конечно, поднимайся!

Мириам не почувствовала дождика, пока бежала до подъезда. В тот момент у нее были атрофированы все чувства.

А когда она вошла в лифт, к ней снова вернулся страх. В сумочке настойчиво зазвонил телефон. Мириам знала, что в такое время ей мог позвонить только один человек.

Дэвид.

Ее муж.

И она точно знала, что он скажет.

Нет! Она не хотела! Все, что можно было сказать друг другу, они уже сказали. Больше им нечего добавить. К чему говорить одни и те же слова? К чему снова и снова наступать на больную мозоль?

Лифт, казалось, двигался бесконечно долго. Мириам снова открыла глаза и стала напряженно следить, как мигают цифры… Два… три… Пять… Семь… С тихим шорохом двери лифта распахнулись, и она выбежала на площадку.

Идэн ждала ее у двери квартиры:

— Бог ты мой, Пресвятая Дева Мария и Аллах Всемогущий, вы только посмотрите на нее! — тотчас воскликнула она. — Ты видела себя? Что этот мерзавец с тобой сделал? А ну, заходи, заходи, сейчас мы во всем разберемся!

Мириам, чувствуя, что снова начинает дрожать, шмыгнула носом и прошла в уютную квартиру Идэн, которую та приобрела с полгода назад и которой ужасно гордилась.

— Что с тобой случилось? — Идэн не желала ждать и сразу перешла к делу.

— Почти ничего. Или сразу все. Я… Я не знаю, Идэн.

— Как это не знаешь? Ты себя в зеркале видела?

— Не кричи, Идэн, и, пожалуйста, не ругайся…

У Мириам был такой жалкий и потерянный вид, что подруга сбавила тон. От бессилия, тоски, отчаяния, что поселились в душе Мириам, она прислонилась к стене и почувствовала, что медленно съезжает на пол.

Идэн бросилась к ней.

— Мириам, ты что! Что с тобой? Мириам, да не молчи ты! Это Дэвид, да, он! Кто же еще! Он снова избил тебя, да?! Конечно, избил, о чем я только спрашиваю?! Да что ты, глупая, мотаешь головой!

Идэн подхватила подругу за плечи, не позволила упасть. Но говорить Мириам была не в состоянии, из горла вырывались лишь жалкие стоны.

А в сумочке все надрывался телефон.

Идэн провела Мириам в большую светлую комнату и усадила в глубокое кресло, а сама ринулась к мини-бару и плеснула приличную порцию мартини себе и подруге.

— Держи, и чтоб выпила все!

— Извини, не могу…

— Это еще почему? — воскликнула Идэн, но телефон по-прежнему продолжал надрываться, и она быстро переключилась на него, схватила сумочку, нашарила там мобильный и рявкнула:

— Да, я слушаю.

После нескольких секунд молчания, спокойный голос спросил:

— Она у тебя?

— Ах, Дэвид, здравствуй, мой родной, мой хороший. Кто тебе понадобился? — Голос Идэн не предвещал ничего хорошего, но мужчину, говорившего с ней, это заботило мало.

— Значит, у тебя, — сухая констатация факта. — Трубку не берет… Что ж… Передай ей, что я все равно достану и ее, и ее ублюдка.

Щелчок. И тишина.

Сначала Идэн молча уставилась на мобильный телефон, точно он позабыл ей объяснить что-то очень важное и срочное, потом медленно подняла красивое лицо, на котором глаза неправдоподобно расширились.

— Мириам?..

А Мириам сидела в кресле, поджав ноги и зажав рот руками. По бледным щекам привычно скользили капельки слез.

— Это Дэвид, он сказал… — Идэн не закончила, по-глупому заморгала ресницами, а потом тряхнула головой, прогоняя наваждение. — Он сказал, что достанет и тебя, и какого-то ублюдка! Что происходит? Я так понимаю, вы поругались? И не просто поругались, раз он снова тебя ударил… У меня просто нет слов… Но на этот раз все серьезно, да? Он что, выгнал тебя из дома? Неужели ты наконец поняла, что твой Дэвид — самый настоящий подонок, и нашла себе нормального мужика? Ни один уважающий себя мужик не поднимет на любимую жену руку, а он тебя бьет и уже не в первый раз! Мириам, ты меня слышишь?!

— Слышу.

— Тогда почему молчишь? Ты пришла ко мне в слезах и в синяках, а теперь сидишь и молчишь? Да что происходит?! В чем дело?

— Я беременна, — сказала Мириам.

Идэн рухнула в кресло, благо оно находилось прямо за ней. Траекторию приземления подруга рассчитала верно, знала, что делает.

— Как беременна? Ты беременна? — Сегодня она задавала чрезмерно много вопросов. — Мириам, прошу, нет, умоляю, скажи, что ты пошутила, что это не так!

Та беспомощно пожала плечами.

— Уже десять недель. Сегодня была у врача и делала УЗИ. Все верно. Через семь месяцев буду рожать.

— Нет, постой, такие новости нельзя сообщать в три часа ночи, человек не проснется еще никак! А я-то, глупая, подумала, что вы в очередной раз поругались… Так это Дэвид ребенка назвал ублюдком? Так получается?!

Сглотнув подступивший к горлу ком, Мириам медленно кивнула. Ей было не просто плохо. Ей было очень плохо. У нее болело не только избитое тело, но и душа.

Реакцию Идэн долго ждать не пришлось. Она разразилась нелицеприятной тирадой в отношении мужчин, всего мужского рода и одного субъекта, в частности. В основном это были непечатные выражения. Идэн вскочила с кресла и принялась расхаживать по комнате, а Мириам жалобно смотрела на нее.

Наконец Идэн утихомирилась. Она снова плюхнулась в кресло и потребовала:

— Рассказывай. Все. И по порядку. Видимо, я что-то упустила…

Конечно, упустила. Но об этом Мириам говорить не стала.

— А можно мне кофе, только некрепкого и с сахаром?

— Ты же пьешь без сахара…

— А сейчас хочу с сахаром.

Пока Идэн громыхала посудой на кухне, а делала это она сознательно громко, демонстрируя таким образом протест случившемуся, Мириам собиралась с мыслями. Она находилась в доме, где ее любят и никогда не обидят, где не нагрубят и не скажут: «Пошла отсюда». Сейчас вернется родной человечек, который сделает все, чтобы ей помочь. Но было нечто, что мешало. В чем дело? Почему она по-прежнему чувствует себя одинокой, по-прежнему сомневается?

Мириам устало прикрыла глаза и снова повторила, что все будет хорошо. Синяки и ссадины, нанесенные Дэвидом, уже не так сильно болели.

Никто подобного не ожидал. Муж точно обезумел. Какой дьявол в него вселился? Или она просто долгие годы не замечала этого дьявола, живущего рядом?

Идэн вернулась с бокалом дымящегося напитка.

— Держи, только не обожгись, знаю тебя, сейчас пищать будешь, что горячий. А я себе, пожалуй, еще мартини налью.

Вся поза Идэн говорила, что она ждет, что давно пора приступить к рассказу. Только Мириам не решалась.

— Дэвид не хочет ребенка, — наконец очень медленно произнесла Мириам.

— Ну это, милая, я и без тебя догадалась. По-моему, если мне не изменяет девичья память, он никогда и не горел желанием завести потомство, и ты, позволь напомнить, с ним не особо спорила.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.