Легче перышка

Данн Хелен

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Легче перышка (Данн Хелен)

Как похудеть — совет № 1

Представь себя в платье подружки невесты

Лиз, моя лучшая подруга, вся светится от счастья. Ее черные как уголь волосы сияют, словно в рекламе шампуня от перхоти, синие глаза горят огнем. Вот она поднимает бокал вина и чокается со мной. За двенадцать лет нашего знакомства я еще никогда не видела ее такой взволнованной и счастливой, хотя в тот день, когда мы вдвоем, без Дженифер, прогуливались по Сохо и случайно встретили Брэда Питта, она была почти такой же счастливой. Вчера вечером Джейсон, парень, с которым она встречалась три года, сделал ей предложение. Через двенадцать месяцев сбудется мечта Лиз Джексон — она выйдет замуж до тридцати лет. В субботу счастливая пара отправится к священнику обсудить некоторые вопросы.

— Как же я волнуюсь, — изливает она свои чувства. — Ты ведь тоже волнуешься?

— Да. Еще как волнуюсь. Я просто дрожу от волнения. Честно. Я определенно волнуюсь. Вот прямо сейчас, в этот самый момент, я вдруг заметила, что совершенно не могу сосредоточиться. А нельзя немного промотать обратно? До того момента, когда у меня замерло сердце. Ты хочешь, чтобы я стала подружкой невесты? Я? В атласном платье. О меренге думать не буду, лучше подумаю о бланманже.

С бесстрастной улыбкой я подзываю официанта. На автопилоте делаю то, что должна сделать лучшая подруга, — заказываю бутылку их фирменного шампанского. Лиз возражает против такого сумасбродства, но я поясняю: заказ за мой счет. В конце концов, мне необходимо чем-то заглушить мысли о том, что меня, Орлу Кеннеди, тридцатилетнюю незамужнюю деву, хотят засунуть в платье подружки невесты. Мгновение сижу в нерешительности. Может, лучше заказать две?

— Не могли бы вы опустить вторую в лед? — обращаюсь я к официанту, который уже появился с бутылкой «Дом Периньон» (с каких это пор оно называется фирменным шампанским?) и двумя длинными охлажденными бокалами. — За тебя с Джейсоном, — весело говорю я и поднимаю бокал, стараясь прогнать мысль о том, как стою в почетной свите и радушно приветствую гостей на свадьбе.

Одной рукой я придерживаю букет строго у живота, другой здороваюсь. Гости подбирают слова для комплиментов, аккуратно обходя мои габариты. Один гость говорит, какой у меня красивый букет, и я мило ему улыбаюсь. Обнажаю все тридцать два, когда говорят о том, что у меня изысканная прическа, восхитительные туфли и прелестные украшения… все, что угодно, но никто не говорит ни слова о платье, которое разбухло там, где ему не следует. И вот она, вопиющая бестактность. Один из гостей спрашивает, когда родится мой малыш…

Снова лихорадочно наполняю бокал. Вздыхаю и говорю:

— Вы просто созданы друг для друга, — подлизываюсь я.

Что ж, необъятной меня назвать нельзя. Когда сажусь в самолет, никто не выгружает лишний багаж, чтобы самолет смог подняться в воздух. Ну, слегка полная. Это тот случай, когда блузка сидит впритык и лучше не делать резких движений. Или когда ярлычки с торговой маркой оставляют на одежде, но срезают все, что с цифрами. Когда предпочтительнее не обсуждать объемы талии, груди и бедер, не то вдруг какой-нибудь математик решит все перемножить и получится, что площадь поверхности твоего тела равна площади восьми теннисных кортов. Неудивительно, что я не прыгаю от радости, услышав новость Лиз.

— Орла, ты просто прелесть, — говорит мне Лиз. — Ты ведь правда не обижаешься, что я не бросилась звонить тебе с утра пораньше? (Качаю головой. Еще один признак трогательной заботы, и после четвертой бутылки я буду загорать на полу.) Мне так хотелось сообщить тебе лично. Хотелось увидеть твою реакцию. (Орла, изобрази улыбку. Давай же!) Можешь себе представить? Я даже не подозревала. Сижу в кино, запускаю руку в пакет с воздушной кукурузой и нащупываю что-то твердое — кольцо! Романтично, не правда ли?

— Ну, со мной такого не случалось. Да я, наверное, проглотила бы и не заметила.

— Орла, прекрати говорить глупости. Ты себя недооцениваешь. — Лиз переводит взгляд на бриллиант, который сверкает на безымянном пальце левой руки. Большим пальцем она нежно поглаживает его, словно не верит, что кольцо настоящее. — Джейсон даже попытался опуститься на одно колено, но с задних рядов на нас зашикали и сказали подождать до конца фильма.

— А что за фильм?

— «Гладиатор». Специальный сеанс в «Зеленом кинотеатре» в Ислингтоне. Я нашла кольцо во время битвы за Карфаген, как раз женщину пополам разрубили.

И кто сказал, что романтики больше нет?

— Давай выкладывай. Что именно он тебе говорил, только слово в слово. — Я пытаюсь успокоиться и настраиваю свой орган восприятия, приготовившись услышать о том, как моя лучшая подруга сказала «да».

— Знаешь, это так глупо. — Она разводит руками. — Своего рода шутка, понятная только нам двоим. Ты решишь, что мы чокнутые.

— Не решу. Получается, лучшая подруга выходит замуж и бросает меня одну. Самое малое, что ты можешь для меня сделать, — поведать пикантные подробности.

— Он сказал, что выбрал это кольцо потому, что оно сияет, как моя улыбка.

— Так мило. — Смотрю на этот бриллиант и вижу, как на свету играют блики. — Что ж, он прав. И это все?

— Нет, — сознается она, мнется и добавляет: — Он спросил, не хочу ли я сменить мое доменное имя.

— Э-э?

— Ну, ты понимаешь, он веб-дизайнер. — Лиз принимается защищать его. — Лично мне это безумно нравится: такое глубокомыслие, такая находчивость. И так свойственно ему. (Именно.) Так вот, родителям мы позвонили сразу как только вернулись домой. Они в восторге — уже обсуждают, что надеть на свадьбу. Моя мама мечтает о платье цвета овсянки, а мама Джейсона хочет бежевое. (Господи, мне даже от мысли о нарядах уже хочется есть.) А для подружек невесты я решила выбрать зеленый. Что думаешь?

Думаю, огромное зеленое болото.

— Лиз, не знаю, — уклончиво отвечаю я. — А разве зеленый не считается цветом неудачников?

— Ой, точно. — Лиз наполняет бокалы до краев. — А красный? (Энергично трясу головой. Месть зрелых помидоров.) Пурпурный? (Как перекормленный Папа Римский.) Желтый? (Ходячая тыква.)

— Может, черный? — робко произношу я и опустошаю бокал. Черный стройнит. — Или что-нибудь в вертикальную полоску? (Лиз смотрит на меня в ужасе.) Ну, конечно, не как у мебельной обивки, — спешно добавляю я. — Что-нибудь поизящнее.

Лиз ставит на стол недопитый бокал и осторожно заглядывает мне в глаза.

— Ты за меня не рада, да? — наконец спрашивает она. — Тебе не нравится Джейсон?

— Разумеется, нравится. Он красавчик. Вы идеально смотритесь вместе. Серьезно. Просто…

— Я так и знала. Ты считаешь его тупицей, потому что он помешан на компьютерах. — Она внезапно сникает и смотрит на меня в замешательстве.

— Нет! — Мой знак протеста привлекает внимание пожилой пары за соседним столиком — старики подчеркнуто громко охают и ахают, неодобрительно качают головами. Страусиное перо, приколотое к лацкану пиджака старушки, недовольно подрагивает. — Вот дурочка. С чего тебе вообще такое могло прийти в голову? Честно. Просто… — Делаю паузу.

Зрачки Лиз вдруг расширяются, приоткрывается рот.

— Боже мой, какая же я бестактная. — Она хватает меня за руки, чуть не сбивает мой бокал с шампанским. — Орла, милая, однажды мы с тобой поменяемся ролями. Ты встретишь такого парня, как Джейсон (Я вздрагиваю от одной только мысли об этом.), и мы будем так же сидеть и обсуждать твою свадьбу. Придет и твой день. Я в этом уверена. — Она снова сжимает мои руки.

И что может сподвигнуть лучшую подругу на такие утешительно-опекунские бредни? Ага, кажется, понимаю. То, что у нее на горизонте маячат две целых четыре десятых ребенка и семейный микроавтобус, а ты только снимаешься с якоря.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.