Приключения Корзинкиной

Марзан Никита

Жанр: Детская фантастика  Детские  Детские приключения    Автор: Марзан Никита   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Глава 1

Дедушка у Зинки — всем известный академик.

Папа у Зинки — всем известный профессор.

А сама Зинка — никому неизвестная первоклашка.

Фамилия у дедушки, папы и Зинки одна — Кор.

Вот такая короткая фамилия.

Начинает классная учительница Светлана Петровна перечислять учеников первого «А» класса:

— Анциферова Людмила,

— Емельянов Виктор,

— Захаров Илья,

— Ивина Ирина,

— Кор Зина…

Слышите?

Что получается?

Получается никакая ни Кор Зина, а корзина.

Ужас?

Конечно, ужас!

— и в детском саду она была корзина.

— и в первом классе она теперь корзина.

— и во второй класс перейдет, и там корзиной будет.

И никто не говорит — вон видите? Это идет Кор Зина. А говорят — гляди, Корзинкина скачет.

— и на улице Корзинкина

— и во дворе Корзинкина

— и дома Корзинкина.

Корзинкина и Корзинкина.

Тьфу!

Спасибо любимому дедушке. Лучше бы ей дедушка не фамилию дал, а компьютер.

У всех в их классе есть компьютеры и все режутся в компьютерные игры. Одна Корзинкина в куклы играет.

Но зато учительница Светлана Петровна всех родителей на собрании ругала, а маму и папу Корзинкиной хвалила за то, что у Корзинкиной нет компьютера и поэтому Корзинкина:

— хорошо училась

— читала много книг,

— вовремя ложилась спать.

А все остальные ученики до утра торчали в интернете. А потом зевали на уроках Светланы Петровны.

— Какие вы все-таки молодцы, что не купили дочери компьютер, — сказала Светлана Петровна.

А родители Корзинкиной покраснели от стыда. Ведь остальные родители подумают, что они простые скупердяи.

— Мы бы купили — сказал папа Корзинкиной, — просто думали, что еще рано. Теперь обязательно купим, потому что не хотим, чтобы наша дочь отставала от других.

— Не покупайте, — Светлана Петровна приложила руку к груди, — вот раньше в наше время никаких компьютеров и в помине не было, зато были интересные настольные игры, прятки и считалочки с резинкой. А сейчас? Только компьютеры в голове.

— Я сейчас вспомнил одну поучительную историю, — сказал папа Корзинкиной, — можно я расскажу?

— Ну, если поучительная, — сказала Светлана Петровна, — то можно.

— Когда я был маленьким и учился в первом классе, — сказал папа Корзинкиной, — то у всех моих одноклассников были такие маленькие японские калькуляторы. Тоненькие и очень красивые, на солнечных батарейках. А мой папа, известный академик Кор, не купил мне такой калькулятор. И не потому, что он был скупердяем. Он хотел, чтобы я учился считать в уме, а не калькуляторе. У всех были калькуляторы, а у меня не было. И ума у меня тоже не было. И поэтому я стал считать не в уме, которого не было, а на пальцах, которые были. Все считали на калькуляторах, а я на пальцах. И, между прочим, считаю до сих пор.

— До сих пор считаете на пальцах? — удивилась Светлана Петровна.

— До сих пор считаю, что мой папа был не прав, — сказал папа Корзинкиной, — поэтому я обязательно куплю Корзинкиной компьютер. А себе куплю калькулятор.

— А мне купи новые туфли на шпильках, — добавила мама Корзинкиной.

— У тебя есть туфли на шпильках, — папа посмотрел на ноги мамы Корзинкиной, — зачем тебе новые?

— А в первом классе у меня не было туфель на шпильках, — сказала мама Корзинкиной и закинула ногу на ногу так, чтобы было лучше видно туфли на шпильках, — и мне было обидно.

— Хорошо, — согласился папа Корзинкиной, — мы купим Корзинкиной компьютер, мне калькулятор, а тебе туфли на шпильках.

— Компьютер, калькулятор, туфли на шпильках, — сказала Светлана Петровна, — вы хотите быть как все? Остановитесь, пока не поздно.

— Что значит как все? — возразила мама Корзинкиной, — таких туфель как у меня ни у кого нет. Я тут одна — единственная.

— Вы может и нет, а вот Корзинкина с компьютером будет как все, — гордо сказала Светлана Петровна.

— Быть как все — это хорошо, — сказал папа Корзинкиной, — если у всех есть калькуляторы, то и у меня должен быть калькулятор.

— Наоборот, это плохо, — возмутилась мама Корзинкиной, — это значит, что у всех должны быть такие же туфли, как у меня.

— Причем тут туфли? — сказала Светлана Петровна, — я вам про компьютер.

— А я вам про калькулятор, — стоял на своем папа Корзинкиной, — у всех были, а у меня не было.

— Я ошиблась в родителях Корзинкиной, — устало сказала Светлана Петровна, — поэтому прошу их обоих, когда придете домой, пожалуйста, встаньте в угол. На полчаса. Постойте там и подумайте о своем поведении.

— Ничего себе, — папа почесал макушку, — в угол поставили.

— То хвалят, то наказывают, — сказала мама Корзинкиной, — надо бежать.

— До свидания, — папа кивнул остальным родителям, которые выглядели совсем обалдевшими от того, что увидели и услышали.

— До свидания, — шумно откликнулись родители, которые словно бы проснулись после гипноза.

Папа и мама Корзинкиной взялись за руки, и пошли домой.

Глава 2

Корзинкина всегда волновалась, когда мама и папа ходили на родительское собрание. Все-таки Светлана Петровна очень строгая учительница.

У нее такие грозные брови и такой уверенный голос.

Интересно, а Светлана Петровна может завизжать от страха?

Ну, например, если ей подкинуть в сумку дохлую мышь?

Неплохая идея.

Но где взять дохлую мышь?

Можно купить в зоомагазине. Но:

— в зоомагазине дохлыми не торгуют

— мыши там белые, ну просто плюшки с сахаром

— нужна серая краска и кисточка

— и топор…нет…фу…

Жуть адская.

Нет, лучше подбросить живую. Пусть даже белую.

Кстати, а сколько стоит мышь?

Корзинкина взяла с подоконника копилку и покачала. Тяжелая.

Еще бы.

Деньги в копилку Корзинкина бросала с прошлого лета. Вообще-то, копилку придумали родители.

У них во всех карманах была мелочь. Таскать мелочь неудобно, а выбрасывать жалко. А Корзинкиной отдать не жалко. И родители подарили Корзинкиной копилку. А копилка была старая-престарая.

И вот почему.

Папа Корзинкиной был ученым-археологом и тащил в дом доисторическое старье. А чтобы найти это самое старье папа Корзинкиной ездил в научные экспедиции. Он был везде, где только жили первобытные люди и всегда притаскивал домой:

— куски первобытной посуды,

— куски первобытной мебели

— и даже куски первобытных домов.

Конечно, для окружающих людей, это был просто мусор, но все понимали, что папа Корзинкиной — известный ученый и этот доисторический мусор ему нужно для работы. И папино старье мало-помалу захламило всю квартиру и балкон. Даже в папином гараже хранилась не современная машина, а старая кособокая карета.

Вообще без колес.

Но Корзинкиной карета нравилась. Она любила забираться на красные пыльные диваны и мечтать о будущем. В будущем она станет просто красавицей номер один. У нее будут:

— золотые волосы,

— длинные вишневые ногти,

— высоченные каблуки.

А также:

— ее будут снимать в кино,

— и звать ЗАМУЖ,

а она еще подумает, нужен ли ей этот ЗАМУЖ. А вдруг этот ЗАМУЖ зовут Емельяновым Виктором или Захаровым Ильей? А они вечно ржут над Корзинкиной.

— Ничего, — мечтала Корзинкина, сидя в пыльной карете, — подождите, вот будут у нее золотые волосы, длинные вишневые ногти, высоченные кабл…

Тут дверка кареты оторвалась и Корзинкина свалилась на пол. Размечталась и забыла, что дверки треснуты. Но не ушиблась, потому что упала на шкуру мамонта. Шкура дырявая, ее моль проела, но огромная.

Свалилась Корзинкина на шкуру, полежала с закрытыми глазами, но про будущее больше не мечталось. И тогда она стала гладить шкуру.

Эту шкуру папа Корзинкиной притащил из Якутии. Денег у папы Корзинкиной на шкуру не хватало, и папа Корзинкиной отдал за шкуру свой японский цифровой фотоаппарат. Папе Корзинкиной фотоаппарата было не жалко. Фотоаппарат был современным, а папа Корзинкиной любил только старье. Вот если бы это был первобытный фотоаппарат на погнутой треноге и со скрипучими деревянными рамками, тогда папа Корзинкиной ни за какие бы деньги его не отдал. А тут новый японский фотоаппарат. Барахло.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.