Демократия для избранных. Настольная книга о политических играх США.

Паренти Майкл

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Демократия для избранных. Настольная книга о политических играх США. (Паренти Майкл)

ПРЕДИСЛОВИЕ

Посвящается Салли Сориано, которая ведет борьбу за социальную справедливость

Изучение политики само по себе есть акт политический, в котором почти нет места беспристрастности. Все мы можем прийти к единому мнению по поводу таких нейтральных фактов, как, например, структура государственной власти и тому подобное. Однако книга, в которой не сделано попытки подняться выше подобного рода общих описаний, обратит на себя внимание немногих читателей и мало кого заинтересует. Любое исследование на тему, как и почему происходят те или иные события, затянет нас в высшей степени спорные области. Большая часть пособий и руководств в области политики заявляют об объективном изложении материала, которого на самом деле нет. Претендуя на объективность, они фактически демонстрируют общепринятую политическую корректность, а на самом деле — избегают темных сторон политической жизни США.

Десятилетиями ученые-политологи и другие апологеты существующего в США общественного устройства не жалели сил, представляя практически любой недостаток американской социально-политической системы в качестве свидетельства ее силы. Им хотелось бы убедить нас в том, что миллионы граждан США, не принимающих участия в выборах, довольны существующими социальными условиями, что наличие влиятельных лоббистов не должно служить основанием для беспокойства, поскольку они осуществляют информационную функцию, необходимую и важную для системы власти, представляющей интересы народа, и что усиление исполнительной ветви власти является положительным фактором, так как президент демократичен и отзывается скорее на широкие, общенациональные интересы, чем на узкие, частные. Апологеты-конформисты доказывали, что исключение из процесса выборов любой третьей партии, по существу, идет обществу на пользу, поскольку слишком много политических партий (то есть больше двух имеющихся в настоящее время) может привести к дроблению и дестабилизации политической системы. Кроме того, со временем крупные партии включают в свои программы требования, выдвигаемые мелкими партиями. Такие доводы звучат странно для социалистических и других реформаторских партий, чьи требования на протяжении жизни нескольких поколений американцев не находили должного отражения в программах двух главных политических партий США.

Реагируя на господствующую тенденцию именовать пороки системы достоинствами, некоторые радикальные критики существующего состояния вещей ощущают потребность называть любое достоинство системы пороком. Так, они доказывают, что борьба в ходе избирательных кампаний не имеет смысла, что наши гражданские свободы на поверку оказываются фарсом, что федеральные программы помощи нуждающимся бесполезны, что реформы в основном являются подачками угнетенным, а самодовольные профсоюзы сотрудничают с работодателями. Эти критики оказались очень востребованным отрезвляющим средством для восторженных сторонников многорасового общества, которые склонны рисовать луч надежды на каждом мрачном небосклоне. Однако критики не правы, поскольку не видят достижений, «реального» прогресса в ходе демократической борьбы и ее побед.

Книга Демократия для избранныхимеет целью установить некое равновесие. В ней сделана попытка объяснить, что демократия несовместима с сегодняшним капитализмом, как капиталистический общественный порядок постоянно нарушает демократию и как народные силы продолжают вести борьбу и нередко добиваются успеха.

В книге Демократия для избранныхможно найти объяснения, которые учащиеся, скорее всего, не получат ни в начальной школе и высших учебных заведениях, ни в университетских колледжах. Они не найдут их ни в средствах массовой информации, ни в публикациях большинства направлений политической литературы. Некоторые ученые-политологи всю жизнь пишут об американском государственном устройстве, институте президентства и публичной политике, ни разу не упомянув о капитализме. Это можно было бы принять за невероятную ловкость в замалчивании, если бы это не было настолько общим местом. В этой книге я обсуждаю запретную тему — капитализм, чтобы лучше понять основы изучаемой нами политической системы. Эта тема может оказаться неожиданной для некоторых академических ученых, но между экономической и политической властью имеется очевидная взаимосвязь.

Для анализа я попробовал соединить различные подходы. Внимание было уделено таким традиционным политическим институтам,как Конгресс США, президентство, бюрократия, Верховный суд, политические партии, выборы и система правоохранительных органов. Но эти составные части американского государственного устройства в целях анализа рассматривались в единстве и связи с реальной властью и влиянием классов.

Кроме того, в этой книге изучается зарождение и история развития политических взглядовв Америке, создание Конституции, рост роли правительства, а также политическая культура. Анализу подвергнуты периоды крупных реформ с целью выявления характеристик классов, исследуется американская политическая жизнь, борьба демократических сил и трудности реформ.

В книге подвергнут критическому анализу не только вопрос о том, кто правит, но также и о том, кто что получает. Иными словами — результаты функционирования общественно-политической системы. Вместо того чтобы сосредоточиться исключительно на процессе государственного управления, как это делается во многих исследованиях, я также уделяю внимание содержанию и сути практики государственного управления. Таким образом, основной акцент в книге делается на политической экономиигосударственного управления. Значение системы государственного управления заключается в конечном итоге не в ее структуре как таковой, а в том, что она делает и как ее политика оказывает влияние на людей внутри страны и за рубежом. Я включил в книгу много информации по такого рода вопросам, во-первых, потому, что студенты и общественность обычно плохо информированы по вопросам политики, а во-вторых, по той причине, что нет смысла обсуждать политические процессы в отрыве от актуальных для общества вопросов, в частности касающихся власти и влияния. Эта информация приводится в книге с целью привлечь читателя к анализу и обобщениям фактов американской политической реальности.

В этой книге используется подход, который можно было бы назвать «структурным». Вместо того чтобы рассматривать развитие политических событий как результат цепи случайностей или сознательных действий определенных лиц и влияния определенных событий, я пытаюсь показать, что большая часть происходящих событий (но не обязательно все), являются результатом организации системы власти, благосостояния и богатства, общественных классов и институтов, которые формируют господствующие политические структуры, экономику и само общество.

К сожалению, есть люди, которые считают, что при структурном анализе следует исключать из рассмотрения деятельность заговорщиков, а также расценивать результаты сознательных человеческих усилий в определенном направлении как не имеющие большого значения. Они доходят до того, что делят нынешних исследователей на два лагеря, которые они называют соответственно «структуралистами» и «сторонниками теории тайных заговоров». В этой книге я рассматриваю заговоры (под которыми большинство людей понимают секретные планы и программы, сознательно и с определенными целями разрабатываемые лицами на важных государственных постах) как часть реальной действительности, анализ которой полностью отвечает требованиям структурного подхода. Не существует общественной структуры или системы без участия человека. Органы управления должны прилагать целенаправленные усилия для поддержания условий, способствующих сохранению их правления. Крупные общественные образования и силы действуют не как мистические создания. Ими управляют люди, которые сознательно стремятся достичь определенных целей, используя при этом весь арсенал властных методов, включая пропаганду, убеждение, выборы, мошенничество, ложь, запугивание, подстрекательство, принуждение, уступки и т. д. Иногда все это происходит в обстановке секретности или сопровождается насилием или другими ухищрениями криминального характера. Уотергейт и Иран-контрас — вот два только наиболее известных случая такого рода преступных заговоров, организованных в интересах определенных органов власти. Вместо того чтобы рассматривать конспирологический и структурный подходы как взаимоисключающие друг друга, можно исследовать заговор как один из инструментов структурного варианта развития событий. Одни заговоры являются продуктом вымысла, другие — вполне реальны. И некоторые из тех, которые реальны, являются частью существующей политической структуры, а не исключением из нее.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.