Ворованные звезды

Мистунина Анна Владимировна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Ворованные звезды (Мистунина Анна)

Пролог

Говорят, легко добытые деньги быстро уходят. Мальчик убедился в этом, подобрав с пыльной дороги универсальную платежную карту. Расплатиться такой картой может лишь владелец. Потому налетчики выбросили ее, забрав все до последней единицы.

Считается, что снять деньги с чужой карты невозможно: полоса активации воспринимает только биометрический код владельца. Но так думают взрослые в теплых креслах у экранов разнопланетных компьютеров, со своими вкусными обедами каждый день, мягкими постелями в уютных спальнях. Так думают, может быть, их дети в новеньких костюмах, веселой толпой спешащие на урок. Те же, кто в жизни полагается лишь на себя, кого кормят удача и ловкость, давным-давно научились взламывать защиту карт. Мальчик не смог бы подсчитать, сколько раз его быстрые пальцы скользили вдоль серой полосы, пересекавшей оранжевый треугольник чужой платежки. Сколько сотен, даже тысяч единиц перекочевало с карточек доверчивых взрослых на ту, что сейчас небрежно бросили в пыль.

Ничего не поделаешь, с каждым бывает. Мальчик не обижался. Он сам, в другой раз, мог бы оказаться среди веселой толпы, с шутками и смехом обступившей очередную жертву. Не хочешь быть жертвой — плати вовремя, и совсем неважно, везло ли тебе в последние полгода. Круговая порука стоит дорого, но и защищает от всего: ни один из рассеянных по Галактике членов преступной братии не причинит тебе вреда. Наоборот, если надо, всегда придут на помощь. Схватит полиция — сделают все, чтобы тебя вытащить. Но дважды в год ты должен внести положенную сумму в общую кассу. У мальчика не хватило денег.

Ничего страшного, конечно. Такое случается, хоть раз, с любым. Он заработает и снова купит дружбу и защиту. Ребята, среди них были и знакомые, понимали это, потому не стали бить сильно, так, попинали ради удовольствия. Старший, семнадцатилетний ерандец по прозвищу Прыщ, сказал на прощание:

— Ничего, Кудрявый. Сегодня тебя, завтра ты…

И ушел, поддев ногой платежку мальчика. Толпа скрылась в направлении города, пыль улеглась. Мальчик посидел на дороге, переживая неудачу. Проверил в кармане другой треугольник — удостоверение личности со светящейся отметкой билета. Хорошо еще, хватило ума купить билет заранее! Правда, на корабле придется голодать, если только не подвернется удобная тетенька с полной платежкой и добрым сердцем. На худой конец сойдет и дядька, но женщины обычно охотнее верят голодным детским глазам.

Мальчик спрятал карточки в карман. Поднялся, схватился за бедро: синяк все-таки будет. Быстро зашагал прочь от города, покрытой пылью дорогой, в сторону космопорта. До Рацойти лететь всего три дня, с голоду не помрешь. А там — там у мальчика будет работа. Хорошая, какой еще не было. Опасная, но это дело привычное. Зато денег хватит не только заплатить долги. Их будет много. Так много, что…

Мальчик подпрыгнул, враз позабыв о больной ноге. Над пыльной дорогой, над серыми песчаными пустырями разнесся неумелый, но отчаянно веселый свист.

Глава первая

ГРАНДИОЗНЫЕ ПЛАНЫ

— Ты знал, что в августе я улетаю!

Марина несколько раз глубоко вдохнула, сдерживая раздражение. Так нельзя. Он не виноват, что не понимает.

Мишка жалобно заскреб покрытый белесой щетиной подбородок. Исподлобья глянул на жестяную баночку джин-тоника, что в нарушение всех обещаний желтела на стеклянном журнальном столике. Под столом валялась ее смятая сестра. Мишка и впрямь был расстроен. Поднял на Марину жалобные глаза.

Трудно не взорваться, когда он смотрит побитым щенком. Сжав зубы, Марина принялась считать до десяти. Потом еще раз. Мишка прервал ее на третьем десятке.

— Мне казалось, ты передумаешь, — заявил он.

— Что?! — Новый приступ раздражения. — Да ты с ума сошел! Ты знаешь, чего мне стоило получить эту работу? Чего ради я вдруг передумаю в последний момент?!

Мишка все-таки дотянулся до баночки. Глотнул.

— Ради меня. Как я без тебя?

Вечное «я»! Марина тихо зарычала, но сразу же сработало привычное чувство вины. Он прав. Разве можно так увлекаться, чтобы забыть о любимом мужчине!

— Я просила тебя подать заявку на программиста. Тебя взяли бы!

— Там три сотни человек на место!

— Я бы договорилась!

— И улететь неизвестно куда, неизвестно на сколько? Нет уж, спасибо!

— Ну и сиди здесь, раз такой умный! Я-то при чем?!

— Не сердись, Мариш, — попросил он.

И Марина сникла:

— Я не сержусь.

Села верхом на табуретку. Взгляд небрежно скользнул по комнате — светло-серые обои, Мишкин ноутбук в углу, телевизор во всю стену. Непомерно дорогой гарнитур: глубокие белые кресла, такой же диван. На диване обиженный Мишка с ярко-желтой банкой в руках — признаком бунта. Сотню раз просила не пить дома! Привычная до боли обстановка, привычный, почти родной мужчина. И неотвратимое, как судьба, прощание.

— Миша, я правда, правда, не могу остаться. Я всю жизнь этого ждала, я столько готовилась… да и вообще, не в этом дело. Это моя работа, все, что у меня есть. Мне важно туда полететь, понимаешь?

— Всю жизнь мечтала о других планетах?

— Тебе не понять.

В глубокой синеве Мишкиных глаз — когда-то Марина не смогла устоять перед ней — светилась незаслуженная детская обида.

— А я? — Он смял опустевшую баночку. Опять глянул, как побитый пес: — Не улетай, Мариш! Ну хочешь — поженимся?

Раздражение, оказывается, не ушло, просто спряталось.

— Нет!

— Ты не хочешь?!

«О, что я слышу?!»

— Когда хотела, ты не предлагал.

— А теперь — все? Ты меня не любишь?

— Люблю. Но все равно полечу.

Она пересела на диван. Уткнувшись в Мишкино плечо, прошептала:

— Ну, мы же договорились. Всего полгода, Миш. Ну, Миш…

Мишка жадно впился в ее губы, заводясь с пол-оборота, умная техника притушила свет. Диван разложился от легкого нажатия. Расставание обостряет страсть… да нет, у Мишки всегда хватало страсти. Будь он таким же героем и в жизни…

Через тридцать минут (дурацкая привычка замечать время), Марина вытянула из нижнего ящика одеяло. Укрыла обоих, Мишка сонно чмокнул ее в ухо. Спор закончился — на сегодня. И на том спасибо.

Компания «Звездный Мост» — монополист в области межпланетных перевозок. И, хотя, космический туризм считается общедоступным, выражение «заоблачные цены» — далеко не метафора. Зарплата младшего научного сотрудника не позволила бы Марине посетить даже ближнюю Ассокту, «космическую Турцию», где все чаще проводят отпуск представители среднего класса.

Но чудеса случаются, хоть и редко. Одно из них помогло Марине войти в состав экспедиции на Хотос. Сама экспедиция тоже чудо: почти без поддержки государства, институт порою работает на чистом энтузиазме. И еще на продаже некоторых разработок, неофициальных, разумеется. Прямого запрета, конечно, нет — помилуйте, у нас свобода! Но «Звездный Мост» не одобряет развития планетарной науки. Все, что нужно человечеству для счастья, у него уже есть. А все, чего не одобряет «Звездный Мост», автоматически выходит за рамки приличия.

Марина стряхнула грустные мысли. Впереди шесть месяцев работы за семьсот пятьдесят тысяч световых лет от Земли. Звучит слишком далеко для хилых человеческих мозгов! Планета Хотос — одна из самых молодых в Человеческом Сообществе, или, попросту, Контакте. Планета, чьи курорты за четыре года прославились на всю Галактику, чье население стареет почти вдвое медленней обычного. Планета, в чьих морях водятся одноклеточные огромных размеров, а в состав коры входят совершенно уникальные минералы. Интерес ученых к Хотосу не ослабевает.

И завтра утром из Москвы отправится — все-таки отправится! — российская научно-исследовательская экспедиция. Экспедиция, в состав которой чудом и гигантским усилием вошла Марина.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.