Карьеристки

Бэгшоу Луиза

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Карьеристки (Бэгшоу Луиза)

Часть первая

ОКСФОРД

1

Топаз бурей ворвалась в кабинет секретариата.

— О Боже! — завопила она. — О мой Боже! Я добилась! Я добилась! Не могу поверить! Ровена, ты просто гений! Я твоя вечная должница. Ну просто нет слов.

Она шлепнулась в выцветшее бархатное кресло, откинув с лица прядь локонов, таких пламенно-рыжих, что порой они казались красными.

Ровена повернулась к ней от компьютера и вздохнула. Она с утра составляла изящное письмо-приглашение Гарри Линикеру — приехать в Оксфорд и выступить с речью, и вот, когда она подошла к весьма важному абзацу, врывается эта сумасшедшая.

— О чем ты?

— «Таймс»! «Таймс»! Там прочитали, им понравилось, они просят восемьсот слов о студенческих стипендиях! Меня опубликуют в национальной газете! О дорогая, я просто не знаю, как тебя благодарить! — выпалила Топаз.

— Здорово, действительно здорово. Я рада, — сказала Ровена. — Ты прекрасная журналистка, и газете просто повезло, что ты будешь с ней сотрудничать.

— Но все же это ты, ты. Без тебя ничего такого не вышло бы.

— Чепуха. Мой отец всего-навсего проследил, чтобы твоя статья легла на стол нужному человеку. Стивенс никогда бы не принял ее, если бы она ему не понравилась, — твердо заявила Ровена.

Девушки с любовью смотрели друг на друга.

— Талант — единственное, что принимается в расчет, — добавила Ровена.

— В таком случае у тебя-то всегда все будет о'кей, — засмеялась Топаз.

Они являли собой поразительную парочку. Всем на удивление. Такие разные, что окружающие никак не могли взять в толк, с чего бы им дружить: Топаз Росси — воплощение жизненной энергии, дерзкая, громогласная и к тому же самая красивая американка в Оксфорде; Ровена Гордон — тонкая, гибкая блондинка, холодная, с твердым характером, до мозга костей дочь джентльмена.

А все началось с того, что Топаз брала интервью у Ровены для университетской газеты «Червелл». Было это на втором курсе колледжа, после того как Ровена с ее изысканными манерами победила с большим отрывом на выборах в студенческий комитет. Росси, готовясь к интервью, почти возненавидела свою героиню: Ровена Гордон — еще одна высокомерная британская аристократка, балующаяся студенческой политикой перед тем, как заключить выгодный брак и осесть в каком-нибудь замке. Топаз — истая американка — презирала таких девиц, ее идеалом была женщина, боровшаяся за право трудиться, зарабатывать на жизнь, чтобы быть независимой.

Первая встреча с Ровеной лишь укрепила Топаз в ее неприятии. Стоит посмотреть, как эта Гордон одета! Костюм от Армани стоил столько, сколько Топаз имела в год. Длинные, безупречно подстриженные волосы, изысканная косметика, дивный аромат духов, изящные золотые украшения…

— Как ты считаешь, почему ты выиграла? — равнодушно задала свой первый вопрос Топаз.

Ровена холодно посмотрела на нее. Проклятые американки!Посмотрите-ка на эту девицу! Из откровенного декольте нагло торчат груди, ноги длиной чуть ли не в милю, все на виду — замшевая мини-юбка дюйма три длиной. А волосы! Грива рыжих взлохмаченных кудрей закрывает полспины. Расхаживает здесь как хозяйка. Ясно, каким образом она стала штатным сотрудником студенческой газеты меньше чем за семестр.

— Потому что очень упорно работала весь семестр, часто выступала на собраниях, собрала больше всех денег от спонсоров, — коротко ответила Ровена. — Можно подумать, ты сама это не знаешь, иначе почему тебе поручили писать про меня статью?

— Потому что я лучшая журналистка в газете! — выпалила Топаз.

Секунду они не отрываясь смотрели друг на друга, а потом Топаз примирительно улыбнулась и протянула руку.

К концу дня они заключили союз.

В следующие две недели Ровена и Топаз стали близкими подругами, удивив всех знакомых. Но по своей природе они оказались похожими гораздо больше, чем могли заметить окружающие. Обе уже совершили свою самую большую ошибку в глазах родителей, явившись на свет девочками.

Эрширские Гордоны вели свою непрерывную линию от шотландских фермеров уже больше тысячи лег. Акры земли и герб спокойно передавались от отца к сыну в течение нескольких поколений. Потом произошел сбой. Чарльз Гордон, отец Ровены, никак не мог заполучить сына. У жены было три выкидыша, после которых, вопреки предсказаниям докторов, была зачата Ровена. Когда Мэри Гордон после стольких неудач наконец разрешалась от бремени в лондонской больнице, ее гордый муж в соседней комнате повторял имена — Ричард, Генри, Дуглас, Вильям, Якоб. В три ночи к нему вошла сияющая медсестра.

— С ним все в порядке? — взволнованно спросил Чарльз.

— Она в порядке, сэр, — улыбнулась девушка. — У вас прелестная дочь.

Джино Росси мог бы посочувствовать Чарльзу Гордону, хотя у него-то было три отличных сына. Все соседи завидовали, но он хотел еще одного. Жена устала от бесконечных родов, и Джино решил: на этот раз — последний ребенок. Когда же родилась девочка, он почувствовал себя страшно обманутым. Что делать Джино Росси с дочерью? У него никогда не было сестер. Он даже не знал, как к ним подступиться. И, потрепав малышку по головке, предоставил ее целиком заботам матери. Анна Росси назвала дочь Топаз. В честь любимого камня и потому, что у новорожденной на голове торчал хохолок золотых волос.

Ровена Гордон не нуждалась ни в чем. С того момента, как на крестины ее завернули в фамильные старинные кружева, она была обеспечена всем. Абсолютно. В шесть лет ей купили пони. В семнадцать — машину. А между этими датами — отменные туалеты, незабываемые каникулы в горах, уроки танца, врач на Харли-стрит, исправляющий прикус — словом, все, что только мог придумать отец. И что помогло бы ему заглушить истинные чувства — острое разочарование, ощущение предательства. До шести лет он просто избегал Ровену, позже или выходил из себя из-за ее детских шалостей, или относился к ней с холодной вежливостью. Мэри Гордон вела себя не лучше. Она словно обижалась на дочь из-за того, что отец ее не любит. В семь лет девочку отправили в закрытую школу, и там она почувствовала себя более уютно, чем дома.

Когда Ровене исполнилось десять, случилось чудо: Мэри Гордон в сорок один год снова забеременела и точно в срок родила ребенка. На этот раз мольбы Чарльза были услышаны, в сорок семь лет он стал отцом долгожданного, вымоленного сына — Джеймса Гордона, единственного наследника имения и фамилии. Родители были вне себя от радости, все их внимание сосредоточилось на малыше. Чарльз Гордон больше никогда не был резок с дочерью — он ее просто не замечал.

Ровена, которая поначалу страдала от холодности родителей и изо всех сил старалась, чтобы ее полюбили, теперь замкнулась в себе и по мере взросления решила строить свой собственный мир, полагаясь только на свои силы.

Раньше она хотела отличными оценками завоевать любовь отца и матери, теперь у нее появилась другая цель — хорошая учеба должна служить пропуском в колледж.

Университет означал независимость, а независимость — свободу. Ровена открыла для себя, что умеет трудиться. Работая хладнокровно, полностью отдаваясь делу, за которое взялась, она стала лучшей в классе по всем дисциплинам, кроме искусства. Здесь были соперницы — Мэри-Джейн и Ребекка, веселые хорошенькие девочки, их чаще всех приглашали на свидание, они пользовались большей популярностью среди мальчиков. Ровена поставила себе цель — обойти их хоть на дюйм. Главное — обогнать, а не добиться самого высшего балла. Хотя чаще всего Ровене удавалось и то, и другое.

По другую сторону Атлантики маленькая Топаз Росси тоже портила кровь семье. Не в пример Ровене — холодной, надменной и замкнутой — Топаз росла вспыльчивой, устраивала сцены с рыданиями, требуя внимания к себе. Глядя на дочь, столь же непокорную, как и грива ее пламенеющих волос, Джино чертыхался: не девчонка — бес! Она флиртовала со всеми мальчишками подряд (и отец поколачивал ее за это), стала краситься — мать велела ей в наказание целый месяц ходить на церковную службу. Она пыталась любить девочку, но у нее уже не хватало ни на что сил, а Топаз не укладывалась ни в какие рамки. Дочь не хочет учиться готовить! Собирается делать карьеру! Будто не нашла бы хорошего парня — с такой-то внешностью! Что за ребенок? Неужели не понимает: она — девочка?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.