Особое поручение

Луковкин Кир

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
(рассказ)

Они быстро шли по маршевому коридору корабля. Рифленые подошвы мерно отсчитывали переборки, и гулкое эхо шагов разносилось далеко впереди.

— Положение безнадежное, капитан!

Стоун кинул мимолетный взгляд на старшего помощника.

О ситуации доложили час назад, сразу же после обнаружения неполадок, но даже если бы люди узнали о проблеме за год до этого дня, их бы не спасло такое знание. Пассажирский лайнер «Ковальджи» с тремя тысячами гражданских лиц на борту безнадежно отклонился от курса и теперь дрейфовал в космосе, вдали от известных трасс. Точные координаты корабля пока никто не знал. Предстояло вручную сканировать звезду и сравнивать с каталогом: астронавигатор компьютера вышел из строя. Сам компьютер напоминал человека, потерявшего равновесие — его ориентация в пространстве полностью нарушилась. Остальные системы корабля работали исправно. Вскрытие системного блока автопилота показало, что астронавигатор выгорел, как пороховая шутиха.

Перелет был запланирован на двенадцать лет. Пассажиров перед стартом погрузили в анабиоз и разместили в саркофагах. Экипаж тоже. Программа полета рассчитывалась автоматически, поэтому экипаж начинал работать лишь в межпланетном пространстве. Когда пробужденный первым Климов понял, что лайнер прибыл совсем не в ту звездную систему, было уже слишком поздно. Обо всем этом помощник Мальдини докладывал ровным монотонным голосом. Его выдавали лишь глаза, в которых плескалась паника.

— Резервный навигатор также вышел из строя.

От спешки стало душно; коммандер Стоун расстегнул ворот малинового кителя.

— Какого черта? Эти штуки предназначены специально для таких случаев!

— Да, сэр. Но все астрогаторы сгорели и восстановлению не подлежат.

— Как такое могло произойти?

Старпом принялся терпеливо объяснять. Отклонение от курса произошло не по причине возгорания, а из-за чего-то другого. Выходило, что все случилось позже — в полете. Беда не приходит одна.

— Диверсия?

— Никак нет. Все пятьдесят человек экипажа проверены на нейронном детекторе. Угроз не обнаружено, — Мальдини протянул капитану конфиденциальную сводку. — Корабль также просканирован от носа до кормы. Все чисто.

— Ладно, допустим, произошла чудовищная ошибка, и никто даже не догадался о самой возможности ее возникновения. Но что же стало причиной аварии?

— Эксперты уже работают над этим, мастер Стоун, — пробормотал старпом. — Но и без того понятно — мы потеряли ориентацию. Без навигации — как без рук. Мы…

— Значит, нужно искать другой выход! — капитан и помощник оказались у дверей конференц-зала, куда торопливо заходил экипаж. Все выглядели встревоженными — людей подняли по тревоге.

Стоун и Мальдини вошли; команда уже расселась по местам.

— Я слушаю, — бросил на ходу коммандер и погрузился в кресло. Один из офицеров, переглянувшись со старпомом, встал:

— Капитан, у нас плохие новости.

— Куда уж хуже? Говорите как есть.

— Мы установили причину аварии. Но начнем по порядку. Во время перелета 'Ковальджи' попал в зону гравитационной турбулентности. Такие мощные волны могут исходить только от очень массивного объекта. Какой именно это был объект — не установлено. Возмущения пространства-времени повредили часть бортовых систем, среди которых оказались криогенные камеры, система жизнеобеспечения и навигационная система. У нас есть точные цифры. Полет продолжался не двенадцать, а сорок пять лет. Курс отклонился от первоначального на пятнадцать и девять градусов, квадрант 883 в созвездии Глизе 570. Пункт назначения — квазар X-20501. Сейчас расстояние до Зиона-17 составляет… — инженер сглотнул, — шестьдесят семь световых лет.

Над столом возникала голографическая карта с запланированным и фактическим маршрутом. Точка расхождения линий была помечена красным пульсирующим пятном.

— Ясно, — Стоуну вдруг стало на удивление спокойно. Он побарабанил морщинистыми пальцами по столу. За обзорным экраном вместо Беты Зиона-17 на него смотрела, яростно пылая, неизвестная голубая звезда-сверхгигант.

Дверь приоткрылась; внутрь протиснулся белобрысый паренек с подносом. Это был корабельный стюард Вуди.

— Капитан хотел кофе?

— Да, проходи.

— Вуди сделает кофе, — стюард ссутулился и засеменил к капитану. Его руки запорхали над столовыми приборами, и через несколько секунд по залу разнесся запах свежезаваренного капучино. Все это время Стоун мрачно разглядывал пейзаж за экраном.

— Наливать аккуратно, — сказал Вуди и отошел на шаг назад, ожидая новых указаний.

Стоун не сразу оторвался от холодного сияния россыпей звезд. Только в этот момент он понял, что присутствующие терпеливо ждут его распоряжений.

— Спасибо, дружок. Угости-ка ребят чаем.

— Будет сделано, — на широкоскулом лице стюарда появилась улыбка.

Стоун кивнул докладчику, чтобы тот продолжал.

— Итак, астрогатор уничтожен. Мы не можем рассчитать траекторию возвращения, — сказал офицер. — То есть мы, конечно, можем сделать это вручную, но на операцию уйдет очень много времени. Недели, возможно месяцы. У нас нет необходимых навыков. Нужно освоить теорию, основы картографии. Если учесть, что запасов пищи хватит на пару недель, а отопление и водоснабжение работают в полсилы…

— Кто отвечает за работу астронавигатора?

— Я, мастер Стоун, — сказал инженер.

— И вы заявляете, что восстановить прибор невозможно?

— Так точно.

— Какова причина аварии?

— Нестабильность вычислительного ядра.

— Почему прибор допустил ошибку?

— Видите ли, навигатор работает следующим образом: в него поступают данные от внешних приборов, одновременно оператор вводит информацию о точке отправления и точке назначения, после чего навигатор рассчитывает самую короткую и правильную траекторию, по которой следует лететь кораблю. Данные передаются в бортовой компьютер, который отдает команду автопилоту. Изначально траектория была задана верно. Но в искаженном пространстве направление траектории сместилось. Формально мы должны были попасть на Зион…

— А попали к бабуле на пироги!

По рядам прокатился сдержанный смешок.

— Программу навигатора в бортовой компьютер загрузить невозможно, — объяснял инженер. — Нам придется за короткое время стать навигаторами, вычислять путь самостоятельно, с логарифмической линейкой и справочниками. Благо, учебный материал есть. Но это слишком узкая и специфическая область, чтобы ее можно было освоить за пару дней. Мы наберем две группы, основную и резервную. Хотим поместить знания экспресс-потоком, записав их в подсознание.

— Можно ли как-то ускорить этот процесс?

— Информация из учебной программы загружается дозировано. Слишком большая порция может навредить мозгу. Мы итак рассчитываем освоить за неделю то, на что в Космической академии студентам отводится три года.

— У нас есть иные варианты? — Стоун обвел всех присутствующих глазами. Офицеры отрицательно покачали головами. — А вот это плохо. Думайте, господа. Ищите выход.

Наступила тишина.

— На самом деле ничего сложного в таком варианте нет, — инженер, казалось, успокаивал сам себя. — От нас потребуется выучить несколько формул и обработать числовой поток данных… но поток этот будет поистине громадным! Нам предстоит выдавать данные с точностью до четвертого знака после запятой, без перерывов и с постоянной скоростью — до тех пор, пока курс не будет проложен. Надо очень любить считать, чтобы…

— Вуди любит считать.

Все машинально обернулись на голос.

— Да-да. Вуди может помочь, — это был стюард; робко косясь поверх голов на капитана, он сжимал в пальцах пустой поднос: чай давно был разлит. — Можно?

Заминка — и собрание забурлило.

— Что еще за цирк?! Кто давал тебе право говорить? — Мальдини раздраженно поморщился. — Иди отсюда, не мешай.

— Подождите! — со своего места поднялась молодая женщина, медик Лаура Рихтер. — Мастер Стоун, коллеги! В словах Вуди действительно есть доля правды. Я подтверждаю это как дипломированный врач.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.