Охотничья луна

Хэндленд Лори

Серия: Порождение ночи [3]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Охотничья луна (Хэндленд Лори)

Глава 1

Говорят, охотничья луна когда-то называлась кровавой, и я знаю, почему. Полная луна прохладной осенней ночью окрашивает алую кровь в черный цвет.

Я все же предпочитаю оттенок крови в лунном мерцании тому, который ей придает яркий свет электрических ламп. Но я отхожу от темы.

Я охотница. Для посвященных — лишь немногих избранных — ягер-зухер. Охочусь на монстров, и если вы думаете, что это эвфемизм для современных серийных убийц, то это не так. Говоря «монстр», я подразумеваю разверзнувшуюся преисподнюю, когти и клыки, вырвавшуюся на свободу сверхъестественную магию. Ту, что всю жизнь будет являться вам в кошмарах. Совсем как мне.

Я специализируюсь на оборотнях. Убила уже, наверное, тысячу, а мне всего двадцать четыре. Печально, но опасность лишиться работы мне никогда не угрожала. И я получила тому очередное подтверждение, когда ранним октябрьским утром мне позвонил Эдвард Манденауэр, мой босс.

— Ли, ты нужна мне здесь.

— Где — здесь? — пробормотала я. Я вовсе не жаворонок. Наверное, оттого, что в основном живу в темное время суток. Волки выходят по ночам, при свете луны. В этом их особенность.

— Я в Кроу-Вэлли, штат Висконсин.

— Название мне ни о чем не говорит.

— Тогда у тебя много общего с остальным населением планеты.

Я села: проснувшаяся, бдительная, насторожившаяся. Фраза Эдварда прозвучала подозрительно похожей на сарказм. А Эдвард никогда не шутит.

— Кто это? — потребовала ответа я.

— Ли. — Манера тягостно вздыхать была так же присуща боссу, как и сильный немецкий акцент. — Да что с тобой такое этим утром?

— Утро же. Разве этого мало?

Я не радовалась каждому новому дню. Моя жизнь была посвящена только одной цели — избавлению планеты от оборотней. Только истребив их всех я смогу забыть, что случилось, и, возможно, простить себя за то, что осталась в живых после смерти всех дорогих сердцу людей.

Liebchen, — прошептал Манденауэр. — Что мне с тобой делать?

Эдвард спас меня в тот далекий день, полный крови, смерти и отчаяния. Он взял меня к себе, научил охотиться и отпустил применять полученные навыки на практике. Я стала его самым преданным агентом, и только мы с Эдвардом знали, почему.

— Все в порядке, — заверила его я.

Неправда, и, скорее всего, правдой никогда не станет. Но я смирилась. Продолжила жить. Вроде как.

— Ну конечно, — ласково сказал он.

Никто из нас не принял за чистую монету ни мою ложь, ни его с ней согласие. Только так мы оба продолжали оставаться сосредоточенными на том, что важно. Убить их всех.

— Городок находится в северной части штата, — продолжил Эдвард. — Придется тебе долететь до Миннеаполиса, взять напрокат машину и поехать… думаю, на восток.

— Я не поеду в Дерьмовилль, штат Висконсин, Эдвард.

— Кроу-Вэлли.

— Да без разницы. Я еще здесь не закончила.

По просьбе Манденауэра я была на задании в Канаде. Несколько месяцев назад преисподняя разверзлась в захолустном городке под названием Минива. Что-то там с голубой луной и волчьим богом — в подробности я не вдавалась. Мне все равно. Достаточно было того, что оборотни бегут на север и их много.

Но как бы мне ни хотелось, я не могла просто стрелять в каждого встретившегося на пути волка серебром. Даже в Канаде существуют законы о защите природы.

Ягер-зухеры — это государственное секретное подразделение. Нам нравится думать, что наш отдел — что-то вроде спецслужбы по охоте на монстров. Представьте себе «Секретные материалы» против накачанных стероидами сказок братьев Гримм.

В любом случае нам полагалось работать втихую. А куча мертвых волков — животных охраняемых, а кое-где даже считающихся вымирающим видом — вызовет массу вопросов.

У ягер-зухеров и так хватает проблем с отчетами об исчезнувших людях, ранее бывших оборотнями. Грустно, но факт — объяснить пропажу людей легче, чем наличие мертвых животных, но так уж заведено в современном мире.

Моя работа — если бы мне пришлось ее выбирать, что я давно и сделала — заключалась в поимке оборотней в процессе. В процессе превращения. Тогда я была всецело вправе пускать им в головы серебряные пули.

Чертова бюрократия.

Ловить их не так сложно, как может показаться. В основном оборотни живут стаями, совсем как обычные волки. Уходя превращаться в лес, они идут к логову, где оставляют одежду, кошельки, ключи от машин. В обращении из двуногого существа в четвероногое имеются определенные недостатки, например, отсутствие карманов.

И когда я находила такое логово… Знаете поговорку: «перестрелять, как уток на пруду»? Одна из моих любимых.

— Ты там никогда не закончишь, — выдернул меня из размышлений голос Эдварда. — Прямо сейчас ты нужна здесь.

— Зачем?

— Как обычно.

— Там оборотни. Так перестреляй их сам.

— Мне нужно, чтобы ты обучила нового ягер-зухера.

С каких это пор? Обучение всегда проводил лично Эдвард, а я…

— Я работаю одна.

— Пришло время это изменить.

— Нет.

Я не очень-то общительна. И не хотела что-то менять. Мне нравилось проводить время в одиночестве. Так никто из моего окружения не будет убит — снова.

— Я тебя не спрашиваю, Ли, а отдаю приказ. Чтобы завтра была здесь, или ищи другую работу.

Он отсоединился.

Сидя на краешке кровати в одном белье, я прижимала телефон к уху, пока короткие гудки не слились в один, и только потом поставила трубку на базу и еще немного посидела, глядя в пространство.

Я не могла в это поверить. Я не учитель, а убийца. Какое Эдвард имеет право отдавать мне приказы?

Все права в мире. Он — мой начальник, мой наставник, единственный вроде как друг, которого я к себе подпустила. А это значит, ему стоило бы знать, что меня лучше не просить делать то, от чего я отказалась, как и от всей прошлой жизни.

Когда-то я была учительницей. Я вздрогнула, когда в голове пронеслись воспоминания о переливах детских голосов. Мисс Ли Тайлер, педагог дошкольного образования, была так же мертва, как и мужчина, за которого она тогда собиралась замуж. И если она иногда вторгалась в мои сны, что мне поделать — пристрелить её?

Хотя обычно я решала проблемы именно так, в случае с беспечной Ли из снов этот метод не срабатывал. Тем хуже.

Я нехотя встала с кровати и приняла душ. Собрала вещи и поехала в аэропорт.

Никто в Элк Сноут — или как там называлось место, где я охотилась — и не заметит моего отъезда. Как и везде, куда я приезжала, там я сняла уединенный домик и всем интересующимся — которых всегда было поразительно мало — сообщала, что я специалист Департамента природных ресурсов и приехала изучать новый вирус бешенства у волков.

Это оправдание удобно объясняло и мой странный график, и склонность расхаживать с пистолетом, а то и тремя, и нелюдимую натуру. Обычные люди не слишком жаловали рыболовно-охотничий надзор, и меня оставляли в покое — что мне и требовалось.

Приехав в аэропорт, я узнала, что в Миннеаполис летает один борт в день. К счастью, по расписанию рейс был назначен ближе к вечеру, и в самолете оставалась куча свободных мест.

По удостоверению, полученному от ягер-зухеров, я числилась инспектором, и поэтому мне разрешалось перевозить оружие — стандартный двенадцатизарядный охотничий «ремингтон», личное охотничье ружье и полуавтоматический «глок» сорокового калибра, еще один стандартный предмет вооружения ДПР. Спустя час после приземления я отправилась в путь до Кроу-Вэлли.

Я не стала звонить и сообщать о своем приезде. Манденауэр и так знал, что я прибуду. Неважно, о чем он меня попросит — я всегда соглашусь. Не из уважения — хотя я его уважала больше, чем кого-либо другого, — а потому, что он позволял мне заниматься тем, чем я должна: убийством животных, монстров, оборотней. Только ради этого мне и оставалось жить.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.