Кадры решают все!

Алешина Светлана

Серия: Папарацци [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Кадры решают все! (Алешина Светлана)

Глава первая

— Ваш утренний звонок убедил меня, что вы нуждаетесь в нашей помощи. Я права? — обратилась я с вопросом к женщине, которая сидела сейчас в моем кабинете и нервно теребила край собственной, весьма изящной бархатной накидки.

Бабенкова Светлана Ивановна, как она мне сразу представилась, была женщиной красивой и богатой. Такой вывод напрашивался как-то сам собой, при одном только взгляде на ее идеально ухоженную, гладкую кожу и стройную фигуру. И это все в сорок с небольшим лет. Чтобы оставаться такой привлекательной, требовалось немало сил и, как я думаю, ничуть не меньше денег.

— Да, совершенно верно, — ответила женщина и легким жестом поправила выбившийся из высокой прически светлый локон. Даже в моменты отчаяния, а именно оно читалось в ее голубых глазах, она не забывала о собственной внешности. По-видимому, это уже вошло у нее в привычку.

— Вы расскажете? — вновь спросила я, рассматривая изящный браслет в виде пантеры на ее руке.

— Да, несомненно, ведь я же не просто так сюда пришла.

Смерив меня оценивающим взглядом, Бабенкова будто бы еще раз спросила себя, стоит ли делать то, что она собирается, а когда наконец решилась, продолжила: — Я слышала, что вы иногда занимаетесь детективными расследованиями, а затем печатаете о них в своей газете. Это правда?

— Да, так оно и есть, — кивнула я в ответ, интуитивно пытаясь угадать, что именно могло случиться у этой обеспеченной женщины. Кого-то убили? Ограбили? Или же похитили ради выкупа?

— Значит, я по адресу, — обрадовалась между тем гостья. — Помощь детектива мне как раз и нужна. Понимаю, что вас может удивить, что я пришла именно к вам, а не к настоящему профессионалу, — угадала она мой назревающий вопрос. — Но дело в том, что профессионалы-то как раз и не берутся за мое дело, мотивируя тем, что все и без того ясно, а у них и другой работы навалом. У меня даже возникает мысль, что их кто-то намеренно просит мне так отвечать. Я обращалась к нескольким, но потом поняла, что все бесполезно. Вы моя последняя надежда.

— То, что вы только что сказали, весьма странно, — будучи уже заинтригованной, ответила я. — Чтобы частные детективы, да за что-то не брались? Такого просто быть не может. У них не так много работы, чтобы ею разбрасываться.

— Но между тем мне с ними почему-то не повезло. Так вы выслушаете меня?

— Как раз этим и занимаюсь, — улыбнулась я.

Светлана Ивановна ответила мне тем же. Затем закусила нижнюю губку и только после паузы произнесла:

— Меня кто-то подставил под убийство, которого я не совершала.

— Как это? — невольно сорвался с моих губ вопрос.

— Какой-то доброжелатель прислал в милицию фотографии, на которых изображена я, стоящая над трупом своей соседки. Это дикость какая-то, такого не было и быть не могло, но меня почти сразу же забрали, толком ничего не объяснив, и поместили в камеру. — Бабенкова описала руками в воздухе неопределенную фигуру, означающую, что у нее просто нет слов, чтобы передать свое состояние в тот момент, а затем продолжила: — На допросах всю душу вытрясли, да еще и адвокат попался ни рыба ни мясо. Он даже проведения экспертизы этих снимков почему-то не потребовал. Сама удивляюсь, как это меня все-таки выпустили под подписку о невыезде. Да и то в скором времени наверняка вернут обратно, ведь доказательств собственной невиновности у меня нет.

— А как насчет алиби? — сразу полюбопытствовала я. — Если вы не убивали той женщины, то наверняка это кто-то может подтвердить. То есть…

— На мое алиби милиция не обращает никакого внимания, — перебила меня гостья. — Органы опираются только на неизвестно откуда взявшиеся фотографии и больше ни о чем слушать не желают. Но я заверяю вас, я не убивала Морозову и не обкрадывала ее квартиру… У меня своего добра девать некуда, зачем мне чьи-то серьги, кольца?!

— Так там еще и ограбление произошло? — переспросила я.

— Да, — обреченно вздохнула женщина. — Как мне сказали, из квартиры вынесли все самое ценное: какие-то украшения, деньги, которые убитая сняла со счета в банке, чтобы купить сыну квартиру, что-то еще. Но я… я не…

Светлана не знала, как еще убедить меня в собственной невиновности.

Пришлось сказать, что я ей верю, тем более что так было и на самом деле: я не видела причины, по которой бы эта воспитанная женщина могла убить свою же соседку да еще и нагло забрать у той деньги. Нет, такое в моей голове никак не укладывалось.

— Так, значит, вы займетесь моим делом? — с надеждой в голосе спросила у меня Бабенкова и, не дожидаясь ответа, сразу принялась уверять: — Я заплачу… Сколько будет нужно.

— Ну, об оплате мы поговорим потом, — приняв решение, произнесла я. — А пока просто попытаемся вам помочь и разобраться в том, что вокруг вашей персоны происходит.

— Слава тебе, господи, — в сердцах выдохнула Бабенкова, пряча нижнюю часть лица в сложенных ладонях. — Спасибо вам. Вы дарите мне надежду.

— Подождите благодарить, — остановила я ее. — Я ведь не могу обещать, что нам во всем удастся разобраться. Мы только попытаемся. А пока мне бы хотелось знать, где находятся сейчас те самые фотографии?

— В милиции, в том самом отделении, — не задумываясь, ответила Светлана Ивановна. — Я так думаю, в материалах моего уголовного дела.

— Номер отделения вы помните?

— Еще бы. Сорок второе, это на пересечении Первомайской и Лунина.

— Знаю-знаю, — закивала головой я, про себя уже прикидывая, каким образом можно будет эти фото оттуда забрать или же хотя бы на них взглянуть. — А кто ведет дело?

Бабенкова назвала мне фамилию и имя, но это мне ничего не дало: с данным субъектом я не была знакома. Пришлось попросить женщину оставить мне свои координаты и ждать от меня звонка.

Уже провожая гостью из редакции «Свидетеля», где я, Ольга Юрьевна Бойкова, вот уже несколько лет работаю главным редактором, я вспомнила об упомянутом самой клиенткой алиби и сразу спросила:

— Вы что-то говорили о том, что у вас было алиби. Можете сказать, какое именно?

— Я была дома со своим семнадцатилетним сыном Вадиком, — спокойно ответила женщина. — Муж был на работе. — Она повела плечами. — Смешно, но в нашей стране почему-то детям, даже имеющим паспорт, верить не хотят или просто почему-то не желают.

Бабенкова опустила взгляд в пол, сухо попрощалась и, пожелав мне удачи, стала спускаться по лестнице. Я несколько минут постояла на пороге, глядя ей вслед и пытаясь разобраться в собственных мыслях, которые были солидарны с теми, что вслух высказала недавняя гостья. А затем прошла назад в офис.

— Кто это был? — без особого интереса полюбопытствовала у меня Маринка, перемалывающая кофе в ручной кофемолке.

— Одна из нуждающихся в нашей помощи, — присаживаясь за ее рабочий стол, ответила я. — Просит, чтобы мы разобрались, кто и зачем подставил ее, обвинив в убийстве соседки.

— Ну и что ты ей сказала? — с той же интонацией задала вопрос Широкова.

— Согласилась попробовать, конечно.

— Ну и зачем? — переспросила Маринка со вздохом. — Можно подумать, у нас нехватка информации или бедственное финансовое положение. По-моему, как раз наоборот, еще в запасе кое-что остается. Может, лучше отказаться, пока не поздно?

— Хочешь сказать, я должна пойти на попятную? — вопросом на вопрос ответила ей я. — Ну уж нет. Я обещала помочь и постараюсь это сделать. Тем более что за ее дело не берутся профессиональные детективы, и мы — последняя надежда этой несчастной. И потом, это сейчас у нас все полосы полны, а завтра может оказаться, что половину занять нечем. А так будет о чем вспомнить в кризисный момент.

— Все-все, убедила, — замахала руками Маринка. — Согласилась так согласилась, что ж теперь. Все лучше, чем в редакции целыми сутками безвылазно сидеть. Кстати, а с чего ты планируешь это дело начать? Нам бы с Кряжимским, — она покосилась на Сергея Ивановича, внимательно слушающего нашу беседу: — Интересно было бы это узнать.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.