Охота на волка с помощью телевидения

Герасимов Сергей

Жанр: Социально-философская фантастика  Фантастика    Автор: Герасимов Сергей   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

К одиннадцати часам дня у Грея закончились сигареты. Если бы этого не произошло, события в течение ближайшего часа развивались бы иначе и кто знает, может, Грею удалось бы выпутаться. Но факт остается фактом — сигареты закончились. Грей здорово расстроился: работать предстояло до пяти часов, а без курева столько протянуть… Ну да кто курит, тот поймет, что это значит. У Баррента сигарет не было — не курит, бережет здоровье. Грей спросил у него на всякий случай, Баррент полез в ящик стола и вытащил оттуда свой восьмизарядный пистолет: «Вам прикурить, мистер? Пожалуйста.» И расхохотался. Шутник чертов! Вообще у них с Баррентом в последнее время отношения не ахти какие. Не любят они друг друга. Но комната в конторе одна на двоих — не разбежишься. Приходится терпеть.

Музыка по телевизору закончилась и Линда Карвер опять появилась на экране:

— Вы смотрите программу Единой Информационной Сети. Наш девиз: «Три минуты музыки — три минуты информации». Итак, важнейшая информация на этот час: министр финансов Кейбл объявил сегодня утром о повышении банковских учетных ставок. Как стало известно, вследствие засухи Бразилия на сорок процентов сокращает экспорт кофе — по мнению экспертов, в результате цена на него вырастет на шестьдесят процентов; на предстоящей неделе будут бастовать двенадцать тысяч служащих авиакомпании «Эйр Ам» — все рейсы отменяются; к концу этого дня ожидается повышение атмосферного давления — следите за своим самочувствием. Более подробно вы сможете узнать об этих событиях, переключившись на вспомогательный канал Единой Информационной Сети. А я пока прощаюсь с вами на три минуты, — Линда Карвер игриво подмигнула с экрана, и тут же начался очередной видеоклип.

«Что делает телевидение, — подумал Грей. — Неделю назад о Карвер никто не знал. Но вот начала свои передачи Единая Информационная Сеть, и двадцать четыре часа вещания в сутки сделали свое дело — Карвер популярна больше, чем президент. Телевидение создает кумиров и ниспровергает их. Оно казнит и милует». Если бы он только знал, насколько был близок к истине в этот момент.

Баррент копался в своих бумагах, изредка бросая взгляд на экран.

— Я отлучусь на пять минут, — сказал Грей. Здесь за углом торговали сигаретами.

На экране вновь появилась Линда Карвер.

— Три минуты назад, — сказала она, — мы сообщили о предстоящей забастовке служащих «Эйр Ам». Нам только что позвонил председатель совета директоров компании, чтобы прояснить ситуацию. Итак, мистер Гелсен отвечает на мои вопросы в прямом эфире.

Грей вышел в коридор. Телевизоры были установлены через каждые пятнадцать метров, так что он ни на секунду не оставался вне досягаемости Карвер.

— Итак, мистер Гелсен, что вы хотели сообщить нашим зрителям?

— Вам предоставили неверную информацию об отмене всех рейсов.

Грей толкнул дверь и очутился на улице. Телевизоры Единой ормационной Сети были установлены и здесь.

— Действительно, на следующей неделе назначена забастовка служащих компании, — говорил Гелсен с экранов десятков телевизоров, которые Грей видел повсюду: куда бы он ни повернулся, везде техническая служба Единой ормационной Сети установила телевизоры.

— Но, несмотря на забастовку, все рейсы будут выполнены.

— Слава богу, — услышал Грей. Он обернулся. Рядом с ним шагал сухонький старичок.

— Собираюсь лететь к детям на следующей неделе, — пояснил старичок. — Уже и билеты купил. А сдавать его, как видите, не придется. Удобную штуку придумали — эти телевизоры повсюду.

— Удобно, — согласился Грей.

— Итак, все не так страшно, как казалось поначалу, — улыбнулась с десятков экранов Линда Карвер. — Не спешите сдавать билеты авиакомпании «Эйр Ам». Желаю вам приятного полета! А пока — до встречи через три минуты!

Грей купил пачку сигарет.

— С ума можно сойти от этих телевизоров, — сказал продавец, отсчитывая сдачу. — Нигде нет от них спасения.

— Так уж и нигде, — усмехнулся Грей.

— Точно вам говорю! Я сегодня специально проследил — можно ли скрыться от Единой Информационной Сети.

— Ну и как?

— Не получилось! Утром только встал — сразу извольте получить сводку последних новостей. Завтракаю на кухне — и там у меня телевизор. Вышел из дома — прямо напротив двери на столбе повешен еще один. Сел в машину, повернул ключ зажигания — автоматически включился телевизор в салоне, на работу — вдоль дороги стоят большие экраны. Приехал сюда — опять окружении этих чертовых мониторов. Вот смотрите: в пределах прямой шости перед моей лавкой установлено одиннадцать телевизоров, повернете за угол и увидите еще столько же. От них не спрячешься.

— Но ведь удобно, — вставил Грей.

— Да кто же спорит? — махнул рукой продавец. — Постоянно в курсе всех событий — это здорово. Но иногда хочется отдохнуть.

Грей сгреб мелочь в карман и вышел на улицу.

— И еще одна новость, только что поступившая к нам, — сказала с ближайшего к Грею экрана Линда Карвер. — Как показал опрос общественного мнения, проведенный службой Моуза, популярность президента страны к одиннадцати часам сегодняшнего дня упала по сравнению со вчерашним на два процента и теперь составляет сорок четыре процента. Эксперты связывают этот факт с недостаточно уверенными ответами президента в его вчерашнем интервью Единой Информационной Службе.

«Кошмар, — подумал Грей. — Все-таки есть в этом что-то ужасное — президент теряет расположение из-за нескольких неудачных фраз, сказанных по телевизору».

Ему очень не хотелось идти в контору. Собственно, зачем торопиться? Можно посидеть в скверике, докурить сигарету. Баррент занят своими бумагами и не обратит внимания на его отсутствие.

Грей присел на скамейку. Телевизор был установлен прямо перед ним, шагах в десяти. Чуть правее, через дорогу, были видны двери их конторы, Грей с удовольствием затянулся сигаретой.

Две длинные черные машины притормозили у входа в контору.

Из них выскочили четыре или пять человек и вбежали в приоткрьпую дверь. «Как на пожар, — удивился Грей. — Что им надо у нас?» Придется идти — мало ли что.

Он поднялся со скамейки и вдруг остановился как вкопанный: люди, забежавшие минуту назад в контору, теперь высыпали на улицу. Они беспрерывно оглядывались по сторонам. С ними был Баррент. Он показал рукой по направлению вдоль улицы и люди, приехавшие на машинах, побежали по тротуару.

Что там у них происходит? Грей ничего не понимал, но что-то подсказало ему, что торопиться в контору не следует.

Люди из машин, как их для себя определил Грей, завернули за угол и вбежали в табачную лавку, откуда он вышел три минуты назад. Если бы они пробежали мимо, или хотя бы не торопились так, если бы им не указывал направление поисков Баррент — тогда бы не родилась в голове Грея эта страшная догадка. Люди, примчавшиеся на машинах, эти молодые здоровые парни — они искали его, Грея. Он даже не испугался в первый момент, когда понял это. Так пациент, пришедший к врачу с легким недомоганием и узнавший внезапно свой смертельный диагноз, в первое мгновение лишь широко раскрывает глаза, не веря услышанному.

Эти парни уже вышли из лавки. Продавец провожал их, разводя беспомощно руками. Они постояли мгновение, оглядываясь по сторонам, и туг один из них показал рукой в сторону сквера. Грею показалось, что все они одновременно посмотрели на него. Он оглянулся: нет, людей вокруг много. Если ищут его, вряд ли смогли разглядеть среди десятков ррогуливающихся. Надо возвращаться в контору. Едва у него родилась эта мысль, парни на той стороне улицы двинулись по направлению к скверу. Грей увидел, что они рассредоточились и пошли реденькой цепочкой, Охватывая сквер полукольцом. Но даже не этот маневр испугал Грея. Он видел опущенную вдоль туловища правую руку ближайшего к нему парня, царень шел к скверу, но рука не раскачивалась у него в такт ходьбе, потому что в этой руке он держал пистолет стволом вниз. Если при ходьбе не размахивать руками, эта штука совсем не бросается в глаза.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.