СОМАЛИ: бесконечность войны

Коновалов Иван Павлович

Жанр: Военная документалистика  Документальная литература  Политика  Научно-образовательная    2013 год   Автор: Коновалов Иван Павлович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
СОМАЛИ: бесконечность войны ( Коновалов Иван Павлович) Пушкино: Центр стратегической конъюнктуры, 2013 По всем вопросам обращайтесь к автору KonovalovIP@yandex.ru

Посвящается моей любимой Юлии

Вступление

Сомалийская Республика ныне не существует как единое государство. Страна распалась на множество самоуправляемых анклавов, среди которых выделяются два квази-государства Сомалиленд и Пунтленд. Заряд конфликтогенности сохраняется на очень высоком уровне, создавая постоянную угрозу всей системе безопасности региона Африканского Рога. Опасность состоит в том, что в условиях хаоса во всех сферах общественной жизни и отсутствия фундамента для восстановления системы государственного управления этот конфликт может тянуться бесконечно долго.

Причины этой войны, начавшейся в 1988 г. и приведшей к распаду государства, имеют ряд очень специфических особенностей. Сомали в отличие от большинства африканских стран — страна почти полностью моноэтническая и полностью моноконфессиональная. Клановая структура сомалийского общества оказала решающее влияние на формирование политического процесса еще до получения страной независимости 26 июня 1960 г. В Сомали противоречия между кланами настолько остры, что привели к ожесточенной гражданской войне, которая, то разгораясь, то затухая, продолжается уже более двадцати лет. Часть клановых группировок вела борьбу за доминирование во власти в стране, часть сосредоточилась на защите контролируемых ими анклавов. С середины 1990-х гг. в конфликт включилась «новая сила» — шариатские суды, а с середины 2000-х гг. — исламистские группировки. Сложилась другая, еще более жесткая линия противостояния — религиозно-политическая.

Сомалийский вопрос долгое время является одним из важнейших для ООН, по которому эта организация занимает однозначную позицию, заключающуюся в необходимости прекращения любых боевых действий, восстановлении государственных институтов и целостности страны. В 1992-1995 гг. ООН совместно с США провела две операции по оказанию гуманитарной помощи сомалийскому народу ЮНОСОМ-I и ЮНОСОМ-II. Тем не менее, ООН потерпела в решении сомалийской проблемы провал. Не менее активной, но в целом столь же неудачной была роль и других организаций, участвующих в урегулировании внутреннего сомалийского конфликта — Африканский союз (АС) (ранее Организация африканского единства), Лига арабских государств (ЛАГ), Межправительственная организация по развитию (ИГАД), объединяющая все страны Африканского Рога, Международная контактная группа по Сомали.

Переходное национальное правительство (ПНП), сформированное в 2000 г., и Переходное федеральное правительство (ПФП), созданное в 2004 г., не смогли преодолеть межклановые противоречия, раздирающие страну В 2006 г. Союз исламских судов (СИС) сумел на короткий срок взять под контроль большую часть страны, кроме Сомалиленда и Пунтленда. Интервенция Эфиопии, начавшаяся в декабре 2006 г. и приведшая к военному поражению СИС, не изменила ситуацию в стране. На смену СИС пришли другие исламистские группировки, среди которых ведущая роль принадлежит «Аль-Шабаб». Общесомалийского примирения не удалось достичь и после того, как в 2009 г. президентом страны стал умеренный исламист, бывший глава СИС, Шейх Шериф Шейх Ахмед. В 2012 г. его сменил прагматик и социальный активист Хасан Шейх Махмуд. Стартовые позиции его администрации оказались намного лучше после частичного разгрома исламистской группировки «Аль Шабаб», но пока перспективы восстановления единого сомалийского государства остаются столь же неясными, как и в 2000 г.

История незатухающей сомалийской междоусобицы чрезвычайно своеобразна. События в Сомали оказывают дестабилизирующее влияние на обстановку в стратегическом регионе Африканского Рога и Восточной Африки в целом. Данное исследование является анализом внутренних и внешних механизмов и движущих сил сомалийского конфликта.

Клановая структура сомалийского общества и традиционные способы разрешения конфликтов

Сомалийское общество имеет чрезвычайно сложную социальную структуру, основанную на системе кровнородственных отношений, где определяющим является происхождение от одного предка. Своим единым прародителем сомалийцы считают одного из членов древнего арабского племени кураш. Разветвления этого генеалогического древа сформировали шесть племенных групп (клановых союзов) или, согласно терминологии британского антрополога A.M. Льюиса, семей кланов (clan family) [1] . По классификации Льюиса, традиционное сомалийское общество состоит из следующих социальных единиц: семья кланов или племя, клан, первичный линидж (род) и большая семья.

Согласно основной классификации, сомалийцы объединяются в пять семей кланов или племен — дарод, дир, исаак, хавийя и раханвейн. Их основные кланы:

• дарод — марехан, огаден, долбаханте, ма-джертин,

• дир — исса, гадабурси, биймал,

• исаак — хабр-авал, хабр-джало, гахар-джис,

• хавийя — хабр-гедир, абгал, муросад, ха-вадле,

• раханвейн — дигил, мирифле.

Согласно другой, также достаточно распространенной классификации, дигил выделяется в отдельную семью кланов (смотри приложение 2, 3 и 4).

Для более точного обозначения клановой принадлежности сомалийца автору представляется необходимым указание всей цепочки его клановых связей, от подклана к семье кланов. Например, генерал Мохаммед Фарах Айдид — айр/хабр-гедир/хавийя.

Семьи кланов дир, исаак и хавийя ведут свой род от патриарха Самале, дарод связан с ними по материнской линии. Эти четыре клановых семьи имеют общее название самале. Семьи кланов раханвейн и дигил считаются потомками мифического патриарха Саб и, соответственно, называют себя саб. Самале исторически — кочевники-скотоводы (ачи) и потому имеют высокий «аристократический» статус «всадников». Саб — земледельцы и фермеры, населяющие междуречье рек Шабелле и Джуба в провинциях Бай и Бакол. Их статус считается более низким в сравнении с кочевниками. В Сомали считается, что раханвейн — это клановые конгломераты самых разных групп и ли-ниджей северных кланов, перемешавшихся с народностями банту. 75% сомалийцев относятся к самале, 20% — саб. Остальные 5% — народности банту, иайли, бони, этнические группы баджуни и амарани.

Семьи кланов делятся на кланы (по-сомалийски тол). Клан — высший традиционный институт, функционально объединяющий его членов по генеалогическому признаку, но, прежде всего, для самозащиты. Родство признается по отцовской линии от общего предка и сотрудничество между линиджами клана происходит по мужской линии. Однако существуют формы, когда линиджи взаимодействуют по материнской линии. Если мать кланового лидера из другого клана, то сотрудничество идет между дядей по матери и племянником.

Принадлежность к первичному линиджу определяется самопротивопоставлением членов этого линиджа другим линиджам. Их слабость или мощь определяются численностью. Необходимо отметить, что сила — наиболее почитаемое сомалийцами качество как в моральном, так и в социальном и политическом аспектах. Богатство и военная мощь всегда определяли в Сомали общественный статус, поэтому стычки и войны традиционно были одним из основных инструментов регулирования межклановых взаимоотношений.

Большая семья (чифо) — низовая социальная единица. Несколько семей объединяются в линиджную группу родового кровомщения (pep) [2] . В этих группах обычно от 300 до 3000 мужчин. Каждый член группы родового кровомщения связан с ее остальными членами родственно-патриархальными связями. Существует также такая социальная единица, как pep, так сказать, по обстоятельствам. Это группа людей, обычно не родственников, объединенная какой-то территорией или совместной деятельностью.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.