Элли

Баррет Мария

Серия: New Hollywood [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Элли (Баррет Мария)

ПРОЛОГ

Лондон, январь 1965

Сознание ненадолго возвратилось к женщине. Сквозь занавески сочился свет, и она смогла различить темную фигурку в углу комнаты. Ее ребенок! Маленькое хрупкое тельце было неподвижно, но по тяжелому прерывистому дыханию она поняла, что дочь жива.

Из последних сил женщина потянулась к телефону, но лишь смахнула трубку. Резкая боль пронзила ей грудь. Она рухнула на постель — на простыни хлынула кровь.

И все же зов о помощи был услышан.

Закончивший ночное дежурство портье проходил мимо гостиничного коммутатора и увидел мигающую лампочку «вызова». Надев наушники, он подключился к линии в ожидании ответа. «Помогите» — услышал он откуда-то издалека. Не раздумывая, он набрал 999 — номер «скорой помощи».

Включилось табло: «Срочный вызов!»

Энтони Мур резко поставил чашку с кофе на стол и направился к выходу. Дежурная бригада устремилась за ним. Прибыла карета «скорой помощи».

— Поаккуратнее! — приказал доктор.

Носилки вытащили из машины и поставили на каталку.

Ежесекундные голубые блики озаряли все вокруг ярким мертвенным светом.

— Что там стряслось? — Наклонившись над носилками, доктор Энтони окинул взглядом маленькую девочку. Ее личико было в синяках и кровоподтеках.

— Мы нашли ее без сознания. Затрудненное дыхание, учащенный пульс, тахикардия. Тяжелые раны на теле и плечах.

— Ясно. Приподнимите ее.

Медсестра приподняла носилки. Энтони снова взглянул на девочку и быстро надел ей кислородную маску. Ребенок задыхался.

— Рентген! Немедленно!

Один из врачей «скорой помощи» взялся за каталку, другой подхватил кислородный баллон. Миновав входные двери, они побежали по коридору.

— Где вы нашли ее? — спросил Энтони.

— Найтсбридж, отель «Гайд-парк». Когда мы приехали, ее мать была уже мертва. Обе жестоко избиты.

— Господи помилуй! — Энтони повернулся и поспешно вышел.

В рентгеновском кабинете медсестра держала задыхающуюся девочку перед аппаратом.

— Хорошая девочка! Вдохни. А теперь задержи дыхание. Умница. — Ребенок то приходил в себя, то снова терял сознание.

Медсестра взглянула на вошедшего Энтони.

— Ей хуже. Пульс прерывистый.

Энтони склонился над ребенком.

— Приди в себя, малышка, хоть на несколько минут, — ласково шептал он. — Продержись еще немного, чтобы мы знали, как тебе помочь!

Доктор прикоснулся к волосам девочки с запекшейся кое-где кровью.

— Бедняжка!

Он заставил себя задуматься. Эмоции отступили.

— Что ж, — сухо проговорил он. — Теперь давайте разбираться.

— Пневмоторакс! Правое легкое не работает. — Энтони швырнул снимок на край стола и бросился к койке. — И цианоз. Когда же это случилось?

Он взял маленькие ручки девочки в свои, посмотрел на ногти. Они были синие.

— Скопление воздуха в плевре. Будем удалять. — Он приготовил все необходимое для местной анестезии и, закатав свитер ребенка, сделал инъекцию в грудь.

— Ну же, маленькая! — бормотал он. — Не подведи.

Энтони ввел иглу отсоса воздуха в грудную клетку.

— Откачиваю воздух!

Все были наготове. Энтони подсоединил к другому концу трубки, отходящей от отсоса, герметично закрытый сосуд с водой.

— Продержись, малышка, еще только несколько секунд…

Дыхание у ребенка не улучшалось, губы по-прежнему были ярко-синего цвета. Держа ее, Энтони чувствовал бешеный стук ее пульса.

— Держись, ну пожалуйста… Держись! — уговаривал он девочку.

— Воздух удален! — Сестра отсоединила пустой сосуд. Энтони прикоснулся к щечке ребенка.

— Молодец! Умница!

— Пульс улучшается, — сказала сестра, державшая ребенка за запястье. — Дыхание восстанавливается. — Посмотрев на прибор, она добавила: — Кровяное давление растет.

Энтони увидел, что веки девочки дрогнули.

— Порядок! Она приходит в себя.

— Все отлично, крошка! Тебе уже лучше? — Он вдруг заметил, что глаза у нее яркого фиалкового цвета.

— Ее состояние стабилизируется, доктор Мур.

Энтони бережно опустил ребенка на подушки:

— Подготовьте ее. Я хочу сейчас зашить эти раны.

Доктор задвинул занавески вокруг кровати и пошел к раковине. Подставляя руки под струю горячей воды, он вдруг впервые за много лет почувствовал, что его пробирает дрожь.

Спустя два дня Энтони снова оказался в больнице.

Время близилось к вечеру. Энтони не дежурил, но ему захотелось вдруг навестить свою маленькую пациентку. Пройдя в конец палаты, он присел на край кровати, улыбнулся и заговорил с ней спокойно и медленно. Лицо ее — бледное, в царапинах и еще не сошедших синяках — было совершенно отрешенным. Какие холодные и пустые глаза!

Оставаясь сидеть, Энтони замолчал. Ему не хотелось покидать ее. За прошедшие два дня половину своего дежурства он находился рядом с девочкой, разговаривал или читал, стараясь найти возможность общения с ней. Зачем он это делал, Энтони не знал. Что за сентиментальную струну она в нем заставила зазвучать? Ему хотелось заботиться о ней, защищать ее. Как-то даже неуместно для профессионала. Он с головой погружался в работу. Тщетно!

Взглянув на часы, он понял, что уже поздно, и встал.

— Я приду к тебе завтра. — Маленькая девочка никак не реагировала на его слова. — И мы закончим сказку, которую начали вчера. А ты знаешь, кто такой Кристофер Робин?

При этих словах девочка повернула личико.

— Молодец, помнишь! — радостно воскликнул он и тут же услышал кашель за спиной. Энтони оглянулся и встретился с враждебным взглядом мальчика лет семи.

— Ладно, сейчас я ухожу.

Некстати улыбнувшись мальчику, он молча пошел к выходу из палаты. Шум детских голосов остался за спиной.

На следующее утро, закончив дежурство, Энтони шел по коридору, когда услышал, что в больнице находятся полицейские, интересующиеся его маленькой подопечной. Несмотря на усталость, он захотел встретиться с ними.

Полицейские расположились в сестринской, куда он и направился.

— Доктор Мур! — представился он, войдя в маленькую комнатку.

— Доктор, — заговорила старшая сестра. — Это сержант Брайндли, представитель криминального отдела лондонской полиции, и мисс Меррон из Всемирного совета мира. Они интересуются девчушкой с девятой койки. Доктор Мур как раз дежурил в ту ночь, когда ее привезли, — пояснила старшая сестра.

Сержант Брайндли взглянул на Энтони.

— Хотелось бы услышать ваш рассказ, доктор Мур.

Энтони кивнул головой. Но вместо того чтобы начать рассказывать, ринулся в бой сам.

— А вам что-нибудь удалось выведать у девочки?

— Нет. Она очень замкнулась, не так ли?

— Да. — У Энтони возникло желание защитить девочку. — Но это вполне объяснимо. Малышка поступила в ужасном состоянии.

— Представляю себе, — коротко бросил сержант; у него не было времени на сантименты.

— Ведь мать девочки мертва? Узнали что-либо о ней?

— Нет, — полицейский помрачнел. — Мы сделали сообщение об убийстве, но безрезультатно. Никаких сведений. Даже имена, зарегистрированные в отеле, оказались вымышленными. Никто ничего не видел. — Он покачал головой. — Совершенно не за что уцепиться. В подобной ситуации чувствуешь себя ужасно.

— Что же будет с малышкой?

— Что? — Брайндли пожал плечами. — Дайте мне фунт стерлингов за каждый подобный случай, происшедший за последние десять лет, и я стану богачом. Сироты — обычное дело.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.