Дети наводнений

Щеголев Александр Геннадьевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Даша и Сергей сидели возле фонтана в Александровском саду, перед Адмиралтейством. Был стылый ноябрь, объявили штормовое предупреждение. За границами сквера, у Гороховой, Сергей припарковал свой бумер.

Завидный жених Серёжа: при авто, при квартире. Студент выпускного курса истфака. Назначил ей сегодня свидание, причём, запиской, брошенной в почтовый ящик. Такая романтика для Даши, которой всего-то восемнадцать, по кайфу, но зачем теперь отнекиваться?

— Не писал я! — горячился он. — Это ты, наоборот, мне записку в деканате оставила!

Он яростно шарил по карманам. Рылась в сумочке и Даша. Никаких записок, ни у него, ни у неё. А до того — не могли друг с другом связаться, что-то случилось с мобилами. Наваждение.

Ветер мощными выдохами гнал по асфальту мусор и песок. Если б не дамба, быть сильному наводнению. Дамба отсекала нагонную волну не полностью: лёд в Неве поднялся, Мойка с каналами почти уже выплёскивались. Давно такого не было.

И фонтан в Александровском — странное дело — был полон, лёд покрывал бассейн по самые края. Вода в фонтане тоже заметно поднялась. Откуда вода, почему? Молодые люди об этом не задумывались, даром что гуманитарии.

— Кстати, вот, — протянул Сергей потрёпанную тетрадь. — Ты написала, что просишь вернуть.

— Ничего я не писала, — возмутилась она.

Это были научные записи Дашиного деда, оставшиеся после его смерти. Он был историком, изучал ленинградские фонтаны. Вероятно, на его пристрастия повлиял жуткий случай в детстве. Когда-то на месте гостиницы «Москва» возле моста Александра Невского стоял жилой дом. Внутри — дворик с фонтаном. Однажды в ноябре, вечером, маленький Самсон гулял без присмотра. Зачем-то полез в замёрзший фонтан, и ледок под ним проломился. Где-то что-то засорилось, а воду слить не озаботились. Малыш оказался в ледяной ванне. Звать на помощь со страху не сообразил, молча и страшно тонул, и так бы утонул, если б нечто непонятное ему не помогло. Рассказывал, как его буквально выбросило из фонтана, когда, казалось бы, всё, конец…

Мальчик Самсон — это и был Дашин дед. Такое мальчику дали имя.

Дед доказывал нелепую мысль, будто фонтаны вовсе не для красоты строились, а для защиты города от наводнений. Сергею всё это было интересно, вот она и отдала ему тетрадь, пусть развлекается, разбирает чудовищные каракули. Но просить вернуть… с какой стати?!

— Подожди-ка, — оторопело сказала она. — Что это?

Какой-то мальчик двигался на четвереньках по застывшему зеркалу бассейна — к центру фонтана. Лет пяти. Его привлек брошенный игрушечный катер, торчавший изо льда. И никого из взрослых вблизи! Бассейн — метров пятнадцать в диаметре; корка льда — как слюда. С воплем «Стой!» Даша сорвалась со скамейки, залезла на бортик бассейна, тут пацан и провалился…

Забыв себя, она легла на лёд и поползла. «Сдурела?» — кричал сзади Сергей. Бассейн был словно живой — внутри что-то происходило, что-то большое, пугающее, она ощущала это всем телом. Ребёнка отчётливо затягивало в глубину. Какая-такая «глубина» — в водоёме, где в лучшем случае по пояс?! «Всё будет хорошо, — сказала она, подползая. — Хватайся за меня». Он висел в тёмном разломе, уцепившись за выпирающую стальную насадку, и глядел безумными глазами. Отцепиться боялся. «Тебя как зовут?» «Сса… ссо» «Саша?» «Ссам-ссон», — выстучал он зубами.

Самсон?

На миг Даша впала в ступор. Как это возможно? Не бывает таких совпадений… Она выбросила руку, чтоб схватить мальчика за курточку, и хрупкая плёнка с треском разверзлась под ней.

Дыхание остановилось. Ледяная вода ожгла, как кипяток. Даша попыталась встать на ноги и почему-то не достала дна. Чертовщина! Её тащило вбок и вглубь: массив воды двигался по кругу, плотный, как стена. Откуда, блин, здесь течение? Она нащупала ногами напорную трубу, удержав себя на месте. Схватилась рукой за ту же насадку, что и мальчик Самсон. Его белое лицо плясало перед её лицом. «Сейчас, малыш…»

Сергей кинулся было к бассейну — и встал:

— Выгребай к камням, я сейчас! — Он рванул без лишних слов в сторону проспекта, к машине.

В центре бассейна был островок; про него и говорил Сергей. Но как туда добраться?

Пара зевак явилась на крики — стояли вокруг фонтана, не пытаясь помочь. Азартно снимали на мобильники. А со стороны Адмиралтейства прибежал какой-то морячок, глянул с презрением вслед Сергею и браво отдал Даше честь:

— Старший мичман Подкидной! Выйдешь за меня?

Похоже, пьяненький. Стащил ботинки и брючки, снял китель, положил на них фуражку и шагнул через каменный борт. Намеревался идти, как ледокол. Думал, здесь мелко, простая душа… Дед рассказывал, как много пьяных гибнет в декоративных водоёмах, с виду таких безопасных. В фонтанах вообще постоянно гибнут люди, но подвыпившие — особенно часто. А в Питере почему-то гораздо чаще, чем в других городах… Морячок шагнул — и ухнул с головой. Тут же вынырнул, абсолютно растерянный. Попытался схватиться хоть за что-нибудь и не смог. Предательский водоворот уволок его с поверхности; пару раз мелькнули кулаки, взламывающие снизу лёд, и всё успокоилось.

Даша взвыла. Ребёнок рядом с ней терял силы и волю, вот-вот отцепится. Безумие рулило. Счёт шёл на минуты… а может, на секунды… это и её касалось, её лично… только без паники… ага, Сергей подъехал на машине — прямо к фонтану; выскочил с верёвкой в руках… она покрепче уперлась ногой в трубу, взяла мальчика под мышки — и…

И-И!

Вытолкнула его на лёд: «Ползи!» И ушла под воду…

Когда выплыла, никого на льду не было. Пусто, темно, тихо.

— Где малыш? — закричала она.

Сергей суетился на берегу: один конец верёвки уже привязал к бамперу, второй растягивал, занося над бассейном.

— Какой, на хрен, малыш? — рявкнул он. — Ты зачем в фонтан попёрлась, дура?

Вода была солоноватой. Из залива попала, что ли? Каким образом?

План Сергея был прост: кинуть верёвку и подтащить тонущую к краю бассейна. В крайнем случае выволочь её машиной. Он бросил конец Даше. Не добросил, конечно. Тогда собрал верёвку в ком и — вторая попытка. Опять не добросил. Без шансов.

— Ну что за дура! — простонал он в отчаянии.

А сам-то, сам? Нет, чтобы бросать ещё и ещё раз… Взял буксир в зубы, перебрался через борт, лёг на расстеленную куртку и пополз. Герой.

Провалился он, хорошо глотнув воды, и верёвку изо рта, конечно, упустил. Накинув куртку на края разлома, он удержал себя на поверхности, но это было шаткое равновесие. Края скалывались. От Даши его отделяло метра два.

— Ты зачем… сюда полезла…

— Это был дед, — сказала она. — Я деда спасла.

— Всё из-за наводнения, — Сергей не услышал. — Ты точно девственница? Не врала?

— Чего?

Подходящий момент для интимных бесед. Хотя, скрывать нечего: она и правда не знала мужчин в свои восемнадцать. Такое случается — даже в наши времена.

— Раздевайся, чего! Всё снимай.

Минуты утекали. Сколько времени человек может пробыть в ледяной воде? Ясно, что недолго. Даша заплакала:

— Что за приколы? Говорю тебе, это я деда выбросила тогда из фонтана! А мы сейчас утонем!

— Ты не понимаешь. Это он. — Сергей кивнул на островок из камней. — Это всё он… Морок на тебя навёл. Вызвал нас сюда. Тетрадь ему, видите ли, вернуть…

— Кто?

— Да фонтан же!.. Кто…

Отпустив на миг руку, студент шваркнул тетрадь об воду:

— Подавись! (Страницы раскрылись, чернила быстро растворялись.) Прав был покойник…

Это Сергей заветные записи деда вспомнил, идею, будто фонтаны — давний комплекс защитных сооружений. Рабочая их часть в Петергофе, а Даша с Сергеем, получается, попали на зуб штабному. С открытием дамбы фонтаны постепенно заснули. Все, кроме этого, в Александровском саду, он единственный остался в строю из-за того, что Главный штаб ВМФ вернулся в историческое здание Адмиралтейства. Спрашивается, почему с окончанием строительства защитно-фонтанной системы продолжали случаться страшные наводнения, пусть и реже, чем раньше? Потому что как это дело ни называй, по сути — магия. Механизм неясен, пружины скрыты во тьме. Нагонная волна — конечно, сила, но ведь главное, что прёт на город — это ненависть. Наводнение — стихия ненависти. Что спасает? Только любовь…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.