Голос лебедя-трубача

Уайт Элвин Брукс

Жанр: Сказки  Детские    1998 год   Автор: Уайт Элвин Брукс   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Голос лебедя-трубача (Уайт Элвин)

Элвин Брукс Уайт

Голос лебедя-трубача

1. Сэм

Пробираясь по болоту к охотничьему домику, Сэм никак не мог решить, рассказывать или нет папе о том, что он сегодня увидел в лесу.

«Завтра, — думал он, — я снова пойду к лесному озеру, это уж точно. Но только один. А если я все расскажу папе, он обязательно за мной увяжется. Нет, это вовсе ни к чему».

Сэму Биверу было одиннадцать лет; не всякий мальчишка в его возрасте так силен и вынослив. Черные волосы, темные глаза — совсем индеец, он и ступал, как индеец: бесшумно и словно по ниточке. Со всех сторон густой лес — дикий, нехоженый, — а под ногами вода: идти нелегко. Сэм то и дело доставал из кармана компас и проверял, не сбился ли он с западного направления. Ведь Канада большая страна. Ее леса дремучи и девственны. Заблудишься в сырых чащобах западной Канады — беды не миновать.

Мальчик устало брел по лесу, но ему было радостно: ведь он видел такое чудо. Немногим выпадает удача посмотреть на гнездо лебедя-трубача. А этим весенним днем Сэм нашел такое на затерянном лесном озере. А еще он видел двух великолепных белых птиц с длинными шеями и черными клювами. Они были так царственно-прекрасны, что Сэма охватило неведомое ранее волнение. Птицы, виденные им до сих пор, были куда проще. И гнездо было необыкновенное — большое, целая гора травы и веток. Самка сидела на яйцах; самец неторопливо скользил рядом, охраняя ее.

Когда Сэм, усталый и голодный, добрался до домика, он застал отца за приготовлением обеда: на сковороде жарились две рыбины.

— Куда ты ходил? — спросил мистер Бивер.

— Гулять, — отозвался Сэм. — Милях в полуторастах отсюда я нашел озеро. Мы еще видели его, когда летели сюда, помнишь? Оно совсем маленькое, не то что наше.

— И что ты там видел?

— Ничего особенного. Камыши да осока — почти болото. Вряд ли там водится рыба. Да и дойдешь туда: вокруг сплошная топь.

— Так что же ты там все-таки видел? — не отставал отец.

— Мускусную крысу, — помявшись, ответил Сэм, — и стайку краснокрылых дроздов.

Мистер Бивер поднял взгляд от шипящей на сковороде рыбы.

— Сэм, — сказал он, — я знаю, как ты любишь везде ходить и все смотреть. Но не забывай: здешние леса и чащобы — совсем не то, что у нас дома, в Монтане. Если надумаешь снова отправиться к своему озеру, будь осторожен и смотри не заблудись. Не нравится мне твои прогулки по болоту. Всякое может случиться. Ступишь в трясину — и тебя засосет; кто тебя станет вытаскивать?

— Я буду осторожен, — пообещал Сэм.

Как же он не пойдет к озеру — там же лебеди! И он не из тех, кто может заблудиться в лесу. Умолчав о находке, он почувствовал облегчение, хотя и не был уверен; что поступил правильно. Родителей он никогда не обманывал, но имел одну особенность: кое-что предпочитал скрывать. И еще он любил быть один, особенно в лесу. На папином ранчо в Монтане было здорово. Там была мама — Сэм очень любил ее. Там был замечательный пони Герцог: на нем Сэм объезжал ранчо. А летом собирались отдыхающие, за которыми всегда любопытно наблюдать.

Но больше всего на свете Сэм любил вот такие вылазки с отцом в леса Канады. Миссис Бивер не понимала, как можно жить одним в лесу, и чаще всего оставалась дома. Сэм с отцом садились в машину и ехали в Канаду. В ближайшем после границы городке они нанимали пилота, который доставлял их к привычному месту стоянки на озере. Там они проводили несколько дней — ловили рыбу, бездельничали, бродили по лесу. То есть бездельничал и ловил рыбу мистер Бивер, а по лесу бродил Сэм. Потом Шорти — так звали пилота — возвращался и забирал их назад. Заслышав шум двигателя, Сэм и мистер Бивер выбегали из их дома и махали руками. Шорти мягко сажал самолет на воду и подруливал к пристани.

Здесь, в лесу, для Сэма наставали самые замечательные дни: кругом на много-много миль никаких автомобилей, никаких дорог, ни людей, ни шума, ни тебе школы, ни домашних заданий и никаких проблем, кроме одной: как бы не заблудиться. И, конечно, проблема: кем быть, когда вырастешь. Это проблема всех мальчишек.

В тот вечер, после ужина, Сэм и мистер Бивер сидели на крыльце. Сэм читал книгу про птиц.

— Па, как ты думаешь, мы приедем сюда через месяц? Дней через тридцать пять?

— Пожалуй, — ответил мистер Бивер. — Даже наверняка. А почему именно через тридцать пять дней? Что особенного произойдет через тридцать пять дней?

— Ничего, — спохватился Сэм, — ничего особенного. Я только подумал, как хорошо здесь будет через тридцать пять дней.

— В жизни не слыхал ничего глупее, — удивился мистер Бивер. — Здесь всегда хорошо.

Сэм вошел в дом. Он много читал о птицах и знал, что лебедь высиживает птенцов тридцать пять дней. Он надеялся вернуться на лесное озеро и посмотреть на малышей, когда они вылупятся.

Сэм вел дневник — туда он записывал все, что с ним происходило. Это была простая тетрадка, она всегда лежала рядом с его кроватью. Каждый вечер, ложась спать, Сэм записывал все, что видел, о чем думал. Иногда и картинку рисовал. А заканчивал всегда вопросом, чтобы, засыпая, было о чем размышлять.

Вот, что он записал в тот день:

Сегодня я видел пару лебедей-трубачей на маленьком озере к востоку от нашей стоянки. Самка сидела в гнезде. Там уже было три яйца, но, кажется, она откладывала четвертое. Это самая потрясающая находка в моей жизни. Папе я ничего не сказал. Завтра опять пойду к ним, они такие чудесные! Сегодня я слышал, как лает лиса. Почему, интересно, лиса лает? Потому что она сошла с ума? Или, может быть, она чего-то испугалась? Или проголодалась? А может, она передает сигнал другой лисе? Почему же лиса лает?

Сэм убрал тетрадь и, не раздеваясь, залез в постель. Закрыв глаза, он размышлял, почему же все-таки лиса лает. Скоро он уснул.

2. Озеро

Озеро, на которое Сэм набрел тем весенним утром, не знало людей. Всю зиму его заледеневшую гладь покрывал снег, и оно спокойно и безмолвно почивало под белым одеялом. Редкий звук нарушал тишину. Лягушка спала. Спал и бурундук. Лишь иногда прокричит где-нибудь сойка. А то тявкнет среди ночи лиса — резко, визгливо. Казалось, зима никогда не кончится.

Но в один прекрасный день и лес, и озеро преображались. По кронам деревьев пробегал теплый, ласковый ветер. На ослабевшем за ночь льду появлялись лужицы. Озеро вскрывалось. Все лесные и водные твари радостно встречали тепло. Дыхание весны достигало их носов и ушей и пробуждало к новой жизни, новым надеждам. Воздух наполнялся свежим добрым запахом — то земля возрождалась после долгого сна. Лягушка, хоронившаяся в глубоком озерном иле, чуяла: пришла весна. Чуял и бурундук и бурно радовался (чему только не обрадуется бурундук!). Посапывая в норе, лисица чуяла, что скоро наступит пора заводить семью. Всякая тварь угадывала близость лучшей поры — когда и жизнь спокойней, и дни теплей, и ночи милее. Деревья одевались почками; почки день ото дня набухали. С юга слетались птицы. Вот прибыла утиная чета. А вот прилетел краснокрылый дрозд и засуетился над озером в поисках удобного места для гнезда. Появился и воробышек с белой грудкой и зачирикал: «Как чудесна Канада, Канада, Канада!»

И если бы в этот теплый день, в первый день весны, вы сидели у озера, то наверняка услыхали бы под вечер высоко над головой волнующий звук, подобный голосам труб: «Ко-хо! Ко-хо!» И, взглянув вверх, вы бы увидали в небе двух величественных белых птиц.

Они летели стремительно, вытянув вперед длинные белые шеи, мерно вздымая и опуская мощные крылья. «Ко-хо! Ко-хо! Ко-хо!» — раздавались в вышине трепетные голоса — трубный лебединый крик.

Птицы заметили лесное озеро и принялись кружить над ним. Озеро им приглянулось, и, скользнув вниз, они плавно опустились на воду. Это были лебеди-трубачи, белоснежные, с черными клювами. Бережно сложив крылья, они осматривались на новом месте: здесь они проживут всю весну и все лето и выведут птенцов.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.