Паутина Шарлотты

Уайт Элвин Брукс

Жанр: Сказки  Детские    1998 год   Автор: Уайт Элвин Брукс   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Паутина Шарлотты ( Уайт Элвин Брукс)

1. Перед завтраком

— Куда это папа пошел с топором? — спросила Ферн, когда они вместе с мамой накрывали на стол перед завтраком.

— Папа пошел в свинарник, — ответила миссис Эрабл, — вчера ночью родились маленькие поросята.

— Я все-таки не понимаю, зачем ему понадобился топор, — настаивала Ферн. Ей было только восемь лет.

— Видишь ли, в чем дело, — сказала мама, — там есть один поросенок-недомерок. Он совсем маленький и слабенький, из него все равно ничего путного не вырастет. В общем, папа решил от него избавиться.

— Избавиться? — Ферн даже вскрикнула. — Это, что ли, убить его? Просто оттого, что он меньше других?

Миссис Эрабл поставила на стол кувшинчик со сливками. — Перестань кричать, Ферн, — сказала она. — Папа прав. Поросенок все равно наверняка погибнет.

Ферн отпихнула попавшийся под руку стул и вылетела из кухни во двор. Трава была мокрая, а от земли шел весенний дух. Пока Ферн догнала отца, она совсем промочила ноги.

— Пожалуйста, не убивай его! — прокричала она сквозь слезы. — Это же несправедливо!

Мистер Эрабл остановился.

— Так нельзя, Ферн, — сказал он ласково. — Надо научиться держать себя в руках.

— Держать себя в руках! — Ферн вопила во весь голос. — Тут чья-то жизнь решается, а ты говоришь, чтобы я держала себя в руках! — По щекам у нее текли слезы. Она схватилась за топор и попыталась вырвать его у отца из рук.

— Послушай, Ферн, — сказал мистер Эрабл. — Я как-никак побольше твоего понимаю в поросятах. Когда рождается такой хилый, с ним хлопот не оберешься. Ладно, все, беги давай.

— Но это же несправедливо, — плакала Ферн, — норосенок ведь не виноват, что он родился маленький. А если бы я родилась слишком маленькая, что ли вы и меня бы убили?

Мистер Эрабл улыбнулся. — Ну, конечно, нет, — сказал он, глядя на дочку с нежностью. — Но это же совсем разные вещи. Одно дело девочка, а другое — свинка-недомерок.

— Не вижу никакой разницы, — заявила Ферн. Она вцепилась в топор и не отпускала. — Я просто не понимаю, как же можно, чтобы была такая ужасная несправедливость.

У Джона Эрабла сделалось странное выражение лица. Можно было подумать, что он и сам сейчас заплачет.

— Ладно, — сказал он, — беги домой. Когда пойду обратно, принесу твоего недомерка. Будешь кормить его из бутылки, как младенца. Тогда сама поймешь, сколько может быть хлопот с поросенком.

Через полчаса мистер Эрабл вошел в кухню, неся под мышкой картонную коробку. Ферн наверху переодела башмаки. Завтрак был на столе, пахло кофе, беконом, отсыревшей штукатуркой и дымом от дровяной плиты.

— Поставь на стул, — сказала миссис Эрабл. Мистер Эрабл поставил коробку на стул Ферн, пошел к раковине, вымыл руки и вытер их полотенцем, висевшим на стене.

Ферн медленно спускалась по ступенькам. Глаза ее покраснели от слез. Когда она подошла к стулу, коробка покачнулась, внутри что-то зашуршало. Ферн бросила взгляд на отца и приподняла крышку. В коробке лежал новорожденный поросенок и смотрел на нее. Поросенок был беленький. Утреннее солнце просвечивало сквозь его ушки, и они казались розоватыми.

— Теперь он твой, — произнес мистер Эрабл. — Избежал безвременной кончины, да простит мне господь эту глупость.

Ферн не могла отвести от поросенка глаз.

— Ой, — прошептала она, — посмотрите, какой он чудесный.

Ферн осторожно закрыла коробку. Она сначала поцеловала отца, потом мать. Потом снова открыла коробку, вынула поросенка и прижалась к нему щекой. В этот момент в комнате появился ее брат Эйвери. Эйвери было десять лет. Он вошел, вооруженный до зубов: в одной руке он держал духовое ружье, а в другой — деревянный кинжал.

— Что это? — спросил он. — Что это тут у Ферн?

— Она пригласила к нам на завтрак гостя, — ответила миссис Эрабл. — Вымой руки и лицо, Эйвери!

— Я хочу посмотреть, — заявил Эйвери, снимая с плеча ружье. — И эта жалкая кроха называется поросенком? Ничего себе поросенок, да он же не больше белой крысы.

— Умойся, Эйвери, и садись завтракать, — сказала мать. — До школьного автобуса осталось полчаса.

— Пап, а можно мне тоже свинку? — попросил Эйвери.

— Нет, свинки только для тех, кто рано встает, — ответил мистер Эрабл. — Ферн поднялась вместе с солнцем, чтобы спасти мир от несправедливости. За это она получила поросенка. Ростом он, может, и не вышел, но все-таки это настоящий поросенок. Вот, видишь, что достается тем, кто не валяется по утрам в постели. Ладно, давайте завтракать.

Ферн не стала есть, пока поросенок не выпьет свое молочко. Миссис Эрабл отыскала детскую бутылочку с соской. Она налила в нее теплого молока, надела соску и протянула Ферн.

— На, покормим его завтраком, — сказала она.

Ферн тут же уселась на пол в углу кухни и, держа своего младенца на коленях, принялась учить его сосать из соски. Поросенок приноровился быстро: даром что крошечный, а аппетит у него оказался превосходный.

Со стороны дороги раздался гудок школьного автобуса.

— Бегите, — скомандовала миссис Эрабл. Она забрала у Ферн поросенка и сунула ей в руку горячий пончик. У Эйвери в одной руке было ружье, в другой он тоже держал пончик. Дети выбежали на дорогу и влезли в автобус. Ферн даже не взглянула на других ребят. Она сидела, глядя в окно, и думала о том, как прекрасен мир и как это здорово, что у нее есть свой собственный поросенок и она сама о нем заботится. Когда автобус остановился у школы, Ферн уже выбрала для поросенка имя. Она дала ему самое красивое имя, которое только могла придумать.

— Его зовут Уилбер, — прошептала она про себя.

Ферн сидела и думала о своем поросенке, как вдруг раздался голос учителя:

— Ферн, как называется столица Пенсильвании?

— Уилбер, — ответила Ферн. Мысли ее были далеко.

Класс засмеялся. Ферн залилась краской.

2. Уилбер

Ферн полюбила Уилбера всем сердцем. Ей все было в радость: гладить его, кормить, укладывать спать. Утром, едва проснувшись, она сразу бросалась к Уилберу, грела ему молоко, привязывала нагрудник и кормила из бутылочки. Днем, когда школьный автобус привозил ее обратно домой, она выскакивала и тут же бежала на кухню приготовить Уилберу очередную порцию молока. Вечером, во время ужина, она кормила его еще раз, и наконец, последний раз — перед тем, как лечь спать. Около полудня, когда Ферн была в школе, его кормила миссис Эрабл. Уилберу нравилось молочко, и всякой раз, когда Ферн грела ему бутылочку, он приходил в прекрасное расположение духа. Уилбер стоял и взирал на Ферн глазами, полными любви.

Когда Уилберу было всего несколько дней от роду, ему разрешалось находиться только в коробке, которую поставили на пол у плиты. Потом миссис Эрабл стала жаловаться, что он ей мешает, и Уилберу поставили в сарае коробку побольше. Когда ему исполнилось две недели, его перевели во двор. Уже начинали цвести яблони, и дни постепенно становились теплее. Мистер Эрабл выгородил для Уилбера отдельный маленький загончик под яблоней и приспособил для него большой деревянный ящик. В ящике было много соломы и была сделана дверка, чтобы он мог входить и выходить, когда ему вздумается.

— А он не замерзнет ночью? — спросила Ферн.

— Нет, — ответил отец, — сиди и смотри, что он будет делать.

Ферн принесла бутылочку с молоком и уселась в загончике под яблоней. Уилбер подбежал к ней и принялся сосать молоко у нее из рук. Он вытянул все до последней капли, хрюкнул и с сонным видом забрался в свой ящик. Ферн заглянула в дверку. Уилбер ворошил рыльцем солому. Вскоре он вырыл себе что-то вроде норки и залез в нее. Он был укрыт соломой со всех сторон, его даже не было видно. Ферн осталась довольна. У нее отлегло от сердца, потому что она знала: ее малыш спит укрытым, и ему будет тепло.

Каждое утро после завтрака Уилбер выходил с Ферн на дорогу и вместе с ней ждал школьный автобус. Ферн махала ему рукой, а он стоял и смотрел ей вслед, пока автобус не исчезал за поворотом. Пока Ферн была в школе, Уилбер сидел в своем загончике взаперти. Но днем, как только она возвращалась домой, она выпускала Уилбера, и он ходил за ней по всей ферме. Бели Ферн шла в дом, поросенок следовал за ней. Если она поднималась на второй этаж, Уилбер стоял у нижней ступеньки и ждал, пока она не спустится. Если она везла куклу на прогулку в кукольной коляске, Уилбер шел рядом. Иногда во время таких прогулок Уилбер уставал, и тогда Ферн брала его на руки и укладывала в коляску рядом с куклой. Уилберу это очень нравилось. Если же ему случалось очень сильно устать, он закрывал глаза и засыпал под кукольным одеяльцем. У него были длинные ресницы, так что с закрытыми глазами он был просто очарователен. Кукла тоже закрывала глаза, и Ферн везла коляску очень медленно, стараясь ее не трясти, чтобы не разбудить своих малышей.

Алфавит

Интересное

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.